Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Любовь и двести миллиардов долларов


Это была любовь с первого взгляда.

Будучи мужчиной средних лет (которому только в песне не скажешь «нет», ведь у него богатый опыт за плечами), к тому же с неукротимым брюшком, я прекрасно сознавал, что времена, когда дамы поглядывали на меня с интересом, а не брезгливоватым скукоужасом, давно миновали.

Однако иж ты поди ж ты, и нате вам c приплясом. Я стоял посреди Нью-Йоркской Фондовой Биржи, той самой, что на Уолл-стрите, и изумляся тому очевидно-невероятному факту, что на меня откровенно и в упор пялилась приятная молодая леди леденцовой наружности.

Даже и куда еще страннее и более того.

Collapse )

От номера два до номера одиннадцать


Суть в том, что я даже и не заметил, как ему это удосподобилось.


Каждое утро, заугляясь с Бродвея на Уолл-стрит по пути на работу, я неизбежно застреваю в узком горлышке между антитеррористическим заборчиком вдоль стены Нью-Йоркской фондовой биржи - и домостеной на противоположной стороне улицы, оставляющем лишь треть исторической уличной ширины пешеходам.

Однажды я, как обычно, замер возле трех металлических булдо-колдыбин, защищающих Уолл стрит от возможного автотарана. Бесконечно-неторопливая толпа китайских туристов запрудила пешеходное горлышко передо мной, и смысла проталкиваться уже не было.

Вскоре я заметил на противоположной стороне проходного перешейка, у подъезда дома номер два, смутнознакомого гоподина, тоже терпеливо пережидающего туропоток.
Ему нужно было пересечь улицу и зайти в подъезд биржи по адресу Уолл стрит одиннадцать.

Да не тут-то было.


Collapse )

Халява по-американски

Знакомый рассказывал:
Если ты не олигарх или нобелевский лауреат, то для того, чтобы доказать, что жизнь удалась, любая зряшность сгодится. Хоть бы даже и корпоративная кредитная карточка.
- Ой, подумаешь, возвысился, - фыркнула жена. Ну, да у нее работа такая – любую чистую радость жизни выпотрашивать наизнанку.
А мне все равно приятно. Доставили атрибут корпоративной важности с курьером, под роспись. Инструкция о том, как не увлечься халявой, на восьмидесяти страницах. Лимит – двадцать тыщ в год, для начала. Персональный вебэксовский урок, как заказывать авиабилеты и отели, пользуясь ею.
Collapse )

На подписушке

Сакральный обряд передачи недвижимости от старого владельца к новому в известных местностях называется «клоузинг», или подписушка. На нем встречаются в произвольном месте все стороны, в первый и последний раз. Обряд заключается в подписывании и копировании дюжин бессмысленных, но очень важных бумаг. До боли в кистях и иссякания чернил в стержнях. Потом ключи от передвинутой недвижимости передаются и рук в руки – и дело в шляпе.
Бывают подписушки быстрые, получасовые. А бывают, как у Колотозовых. Подготовка заняла три месяца, за которые все намучились и успели по три раза возненавидеть всех. Вот и процесс, на которые стороны из-за мучительных пробок крупно опоздали, враз потерял цивилизованные формы.

Collapse )

Чудики Уолл-Стрита

IMAG4292Это Роберт. Каждый день он стоит перед уолл-стритовской Биржей с плакатом следующего текста: “Привет, друзья! Я ищу богатую леди, которая бы стала моей женой. Меня зовут Роберт. Я холост, никогда не был женат, детей нет. Леди не очень богатые, но зажиточные тоже рассматриваюся. Звоните по телефону...”Collapse )

Кадровая политика большого бизнеса

Знакомый рассказывал:
Когда-то еще до Кризиса наш банк штабквартирился в небоскребе, который ему достался почти задарма, за долги. Банк ссудил деньги на возведение, банк же и прибрал к рукам, едва строитель-владелец не осилил проценты по займу.
Виды из небоскреба расстилались вдохопрерывающие, что на юг, на статую Свободы, что на север – мидтаунский улей, что на запад с даунтауном как на ладони, что даже и на восток с его Бруклинским мостом и восточной сточной речкой.
Но особо почему-то ценился угол, на скажу какой.
Collapse )

В тылу врага, или Счастливый день китайской швеи-мотористки

Знакомый рассказывал:
Нынче дети помешаны на видеоиграх, которые реальность отвергают как скучнятину. А я, не знаю, как вы, в детстве был разведчиком. Именно был, а не играл в, потому что днем и ночью. Да, рос штирлицем в тылу врага, и родители мои тоже, по моей догадке и к моей гордости, жили разведчиками в тылу врага. Что, как я теперь понимаю, было вполне касательно к истине. Только врага этого до сих пор определить трудно, хотя все – разведчики в его тылу, и вся страна мается у него в плену, а увидеть не может. Только каких-то бабабошек подставлет вместо, свергает-побеждает, и вскоре разочарованно выясняет, что опять промахнулась в прицеле.
Ну, да речь вовсе не о многострадальной, а об Уолл-стрите.
Collapse )

Ограбление по-американски

Оказалось, что я уже опоздал. У кассы только что открывшегося поутру магазина компьютерных игр кренделила упругим джинсозадом ядреная афрокрасотка. Она пыталась купить игровую систему за триста баксов.

Зачем в воскресенье в десять утра красотке понадобилось игрочудо, предположить было затруднительно. Возможно, ей как и мне, нужен был деньрожденческий подарок для подростка.

Collapse )

Бродвейские погулянки



Хоть я родом из России, но индейцев, которые никогда не жили на острове Манхэттен и приплывали туда только для охоты, понимаю: не для жизни остров. А для прогулок и развлечений. И гулять по Манхэттену я люблю по старой индейской охотничьей тропе, которая вопреки явной узости называется «широкий путь», или Бродвей.

Где-то на этой тропе состоялась самая выгодная сделка недвижимости в истории. Нет, хоть я и понимаю индейцев, но их системы ценностей не разделяю. И на месте вождей племени линапи никогда бы не продал нежилой остров Манхэттен белым пришельцам за яркие бусы и красивые ружья на общую сумму в двадцать четыре доллара...

Моя прогулка начинается обычно с потирания рогов трехтонного Быка в самом истоке Бродвея.

Collapse )

Луч удачи

Как-то во время обеденной прогулки я от нечего делать зашел в душное нью-джерсийское сельпо, торговавшее хламом – журналами с выпукло-стероидными тетко-дядьками на обложках, выцветшими консервами, открытками-шариками.

Торговая точка находилась на съезде с местной магистрали к заправке, так что главными клиентами ее были однозаезжие водители.

Пока я толокся в рядах и ума ни прилагал, с каких продаж такие точки выживают, к юному заприлавочному индусу, похожему на Рабиндраната Тагора, только наголо бритому, в джинсах и прыщах, приблизился наш русскоязычный человек. Какового даже и не в Нью-Джерси заметно издалека и сразу. То ли по картошечной европеидности черт, то ли по суетливости ока, то ли по кожаной, заелозженной на локтях, куртке.

- Ой, извините! – вдруг спал с ехидной внешности Рабиндранат. – Пробил вам на пять долларов вместо трех! Моя вина! Перебить?

На лице соотечественника вместо темного капризу утвердилось глубокомыслие и просветление.

- Оставь, как есть, так даже лучше! – почему-то обрадовался он.

 

Collapse )