Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Пятнадцать отзывантов

Знакомый рассказывал:
В любой самой надежной системе самый ненадежный элемент – люди. Потому что уж очень они пропитаны психологией, с густой приправой психиатрии. И как систему ни напичкивай защитой от дураков, они свою дорогу найдут и проторят. Чистая эволюция наоборот.
Рисковики вам могут понаразвтыкивать про научные факторы, но все они, если только не связаны с космической безнадегой, расчехоливаются до одной и той же кочерыжки – человеческой непредсказуемости.
После присказки - о сказке. Устроился я на карьерном пути в самый крутой банк на свете, кто в нем работал, узнают сразу. Бесплатный детский сад и медицинские офис в том же офисном небоскребе, драмовые фрукты в кухоньках, ужины для заработавшихся бесплатные, народу в три раза меньше, чем у ближайшего конкурента, а прибыля – в два раза больше. А все потому, что отдел кадров нашпигован не опухшими от скуки полюбляшками начальства, как повсюду в мире, а борзыми и гончими, выискивающими самые острые умы. Ну, и языки соответственно.
Вследствие чего система поощрения в банке быстро проросла в нечто для меня новенькое.
Collapse )

Хакеры и чиновники

Знакомый рассказывал:
Можно вытащить чиновника из хакера, но невозможно вытащить хакера из чиновника.
Вот я вам, напрмер, расскажу как я возродился директором из просто менеджера. В американской корпорации директор часто – это всего-навсего что-то вроде завсектором. Начальник группы. Даже не завотделом, потому что завотделом – это уже целый вице-президент. Со слов бы не поверил, что корпоративная табель о рангах в Америке полна надувных пузырей по части должностей, ну да на практике быстро свыкся. Настоящие волки-акулы обычно начинаются с вроде бы лакейской приставки «исполнительный». Вот если ты исполнительный директр – то да, уже настоящий начальник. А простой директор – та же грязь, вид сбоку. Теоретически – менеджер менеджеров. В реальности – если в менеджерах у тебя простой планктон, то и ты недалеко от него выпрыгнул, им управляя.
Collapse )

Полный шиллинг

Знакомый рассказывал:
У ирландцев есть такое выражение – «полный шиллинг». Точнее, неполный. Скажем, если у человека в башке давно не стирано, о нем так и говорят – он не полный шиллинг.
И вот сидим мы в пепельную среду с моим начем в ирландском баре возле Уолл-стрита под названием «Полный шиллинг». То есть, у них в заведении якобы полным-полна коробушка, есть и ситец, и парча, словом, полный шиллинг. И, не подумайте дурного, в разгар рабочего дня за терапевтическими бокалами пива работаем. Точнее, трудится нач. У него в айподе такой эпп, что можно аутлучить, как будто ты строчишь из кабинета. Даже пидиэфы открываются. Хотя и не всегда.
На лбу у нача размазан пепел от церковного креста, чай пепельная среда.Collapse )

Как я был начальником

В результате вялотекущих корпоративных перестановок мне на голову вдруг свалился консультант. Рухнул он, разумеется, не физически, а корпоративно. Мне вменили еженедельно подписывать его отработанные часы. То есть, на языке корпоративной культуры, произвели, как ни крути, в консультантовы надзиралищи.
Я давно готовился к взлету карьеры и к менеджерской работе был готов. Секрет ее был разгадан мною давно. Он заключался в умении со скороварочным трагизмом произнести две фразы: «Это должно быть сделано» - и «Почему это не сделано?».
В первый же день моего менеджерства мой консультант опоздал на час. К концу этого часа мои начальницы ярились и требовали от меня ответа, где же мой консультант.
Он явился, как ни в чем ни бывало, и объяснил задержку переездом и нуждой ожидания электрика.
Полдня мои начальницы отпесочивали до блека мои извилины, попутно вдалбливая в них, что консультанты не вправе решать, когда им приходить и уходить, и я должен обеспечить трудовую дисциплину своего персонала.
В конце рабочего дня, полный скороварочного трагизма, я позвал моего консультанта в комнату совещаний. У меня было заготовлено две сокрушительные менеджерские фразы – «Этого не должно повториться» и «Почему это повторилось?»
Консультант, надо признаться, все время опаздывал. Возможно, его связывали с электриком какие-то особенные отношения.
Но мне вовсе не хотелось узнавать подробностей о консультанте и электрике.
- Что, твои начальницы ... кипятком? – скис мой консультант, услышав мои важные менеджерские фразы. – Сорри.
Я поглядел в его печальные глаза, и мне стало не по-менеджерски неловко.
- Да мне-то что, мне вся эта бодяга самому по хрену и костью в горле, дюд, - вдруг прорвало меня вопреки всяческим менджерским правилам. - Я лично ненавижу все это дерьмо с приходи-раньше уходи-позже еще больше. Но ведь сам понимаешь, что куда деваться. Так что ты уж, дюд, присматривай за своим дерьмои и прикрывай свою задницу.
Дюд кивнул.
Мы сокрушенно покачали башками, пожали друг другу руки и разошлись.
Так закончилсось мое недолгое менеджерское счастье. Больше я консультанта не тревожил, а спустя неделю его отработанные часы стал подписывать человек из соседнего кьюбикла.

Голоса совсем рядом

Тут-то больничная охрана и сцапала мою машину за трансмиссию, полуарестовала.

Есть такие правильные мужики, которые свои авто холют, нежат и лелеют словно есенинскую березку.

Увы, я автохозяин непутевый.  Если бы моя машина была лошадью, то она давно бы сдохла от неухода и являлась бы мне в укоризненных кошмарах. Вмятину на дверце, воспоминание от лобзанья со столбом на курортной парковке, я так и не заделал. Новое зеркальце бокового вида взамен снесенного так и оставил черным, так что моя серебристая Тойота Гну похожа на пирата с повязкой на месте выбитого глаза.

Зимой я партизанно держу машину в гараже нашей больницы. Потому что вовремя откопать ее от снега, которым заваливают припаркованные авто снегоуборочные грузовики в Нью-Йорке, никогда не успеваю. Да и лопаты в моих руках все время ломаются.

 

Collapse )

Второе поколение

Судовод бродил тенью, переживал. Дочка Ляся, уже поступив в колледж медсестер, решила устроиться в нашу больницу на летнюю работу. Регистрировать пациентов за компьютером или помогать медсестрам, словом, поизучать изнутри больничную «кухню».

- Правильная идея, а почему раздрай на зеркале души? - удивился я. 

Collapse )

 

Сине-зеленая водоросль

 - Мы, конечно, не офисный планктон. Нет! Но что-то мы с тобой в последнее время смотримся, словно офисная сине-зеленая водоросль, - заметил я Судоводу в пятницу, оценив повторяющуюся цветовую гамму наших офисных прикидов.

- Так ведь мне все время покупают синее! – Судовод с отвращением рванул ворот голубой рубахи.

- Ха! А мне – зеленое! – оживился я, оттянув полу изумрудной кофты.

- Особенно рубашками меня осиняют! Как будто в одном и том же каждый день хожу!

- А мне штаны, свитерки, куртки – все зеленых оттенков рекомендуют покупать. Якобы, идет. Куда идет, за чем? Словно ящерица бегаю! Ты как-то борешься?

 

Collapse )

Американская зарплата

Вякну-брякну о самом сокровенном. Нет, не о сексе. Эту тему еще можно затронуть-приоткрыть в общении с дружественным американцем. А может, и с американкой.
Но вот чего никогда и ни с кем в Америке не обсудить-затронуть, что святее эректально-оргастических таинств, так это зарплата.
Заглянуть американцу в трусы посильно, в чек – невозможно.
Но мы – эмигрантские панки, богема-халява, нам на миру и зарплатный стриптиз красен.
Вот реальный пример американского зарплатного чека - и как он вгрубую расчехвощен.
Collapse )

Приведи дитя на работу

 

В конце апреля – неделя весенних школьных каникул. Детей девать некуда. Облегчая родительскую участь, каникульный четверг объявлен днем «приведи-на-работу-ребенка».

- Притащить, что ли, своего старшего?  - поделился я сомнением с томящимся в соседнем кьюбикле Судоводом. – А то Маг уверен, что я работаю на курорте. Для него любое место, где есть сувенирный магазин, гифтшоп, это курорт. Даже если это больница....

Судовод лишь скептически хмыкнул.

            В итоге ребенка я не привел. Вовремя сообразил, что если Маг проведет в больничном гифтшопе достаточно времени, все товары рано или поздно выклянчатся в нашу квартиру.

            С детьми отнянчились на славу. Их водили по больничным этажам и стройке нового корпуса неотложной помощи. В столовой устроили рисовальные игры и детское меню с мороженым и брауниз. Даже на совещание нашего IT отдела их пригласили - и разрешили, пока суд да дело, играть на компьютерах.

            - Эх, надо было все-таки взять Мага! – пожалел я.

            Судовод вдруг поманил меня в наш подвальный коридор.

            Там одиночничал чистенький, словно в церковь наряженный, мальчиш лет пяти.

            - Вот, - я расстроился еще больше. – У человечка праздник получился... Но почему он один?

            Откуда-то раздался грохот и стон. В коридор по направлению к больничной прачечной выбегемотила огромная тележка, заваленная доверху тюками с грязными пациентскими халато-накидками.

            Одетый в скраб скрюченный папаша-тягун утер пот со лба, издал новый стон  - и, стронув тележку, побурлачил ее в стирку.

            Один из тюков свалился. Ребенок, метнув на нас полный муки взгляд, зацепил его и поволок следом.           
            Судовод многозначительно поглядел на меня и снова скептически хмыкнул.