Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Карась в сметане

Знакомый рассказывал:
Воспоминание у меня такое. Глубокоподводное. Из детства, когда только-только начинал понимать, что существую, то бишь мыслю. Мне лет пять. И отец взял меня на рыбалку. На Урале и лето-то с гулькин нос, а тут и лето, и озеро, и караси. Сковородка карасей. В сметане. И вот с тех пор было у меня убеждение, что ничего вкуснее в жизни я не едывал, чем тот карась в сметане, которого отец мне сам расчистил, и который сам растаял во рту, оставив чувство блаженства и благости на всю оставшуюся.
Ну, имею право. Поэтому летом беру я своих погодков, Пашу шести лет и Сашу пяти лет, и едем мы осуществлять связь поколений и прочую мистику посредством карася на третье озеро из Пяти Пальцев- озер, в котором, как уверяли источники, караси в секретной заводи как раз и.
Collapse )

Индейские принцессы

На обзорно-круговой экскурсии по Филадельфии наш двухэтажный автобус попал в пробку.
- Мы – вторые в стране по дорожным задержкам, сразу после Майями! – радостно доложил бойкий экскурсоводяшка. – Что ж, делать нечего, давайте поиграем! Рассказывайте по очереди, кто откуда, и что там у вас есть интересного!
Помимо американской исторической колыбельщины, город-ленинград Филадельфия перебивается на жизнь конвенциями. В те дни Филадельфия играла в девчачий волейбол. Город был заполнен нимфетками в командных униформах. Экскурсионные галеоны тоже.
- Мы из Ронконкомы! - доложили игрицы в сиреневой униформе. – У нас... это... ну...
- Принцесса утопилась, - кивнул всезнающий экскурсоводяшка. – Индейская. И чего она так? Рассказывайте!
Collapse )

Рядом с радугой



Перед канадской половиной Ниагарского водопада, Подковой, дрожала прочная радуга. Один конец ее упирался в деревянную лестницу на американской стороне, тянувшуюся вдоль водообвала и прочно закрытую тучей водобрызг. Второй – в столб водяной пыли, поднимавшийся от Подковы и орошавший канадский берег.

Мы сели перекусить среди неутомимой мороси, под полотняным навесом.

Неподалеку трапезничала, видимо, семья, состоящая из мужичка в мятых штанах, мальчика и шести женщин в платьях до пят и тщательных платочках.

- Вот троглодит, - возмутилась Метида. – Сколько он себе жен накупил или обменял на баранов? Все шесть? Или несколько – это дочки? Самому прохладно, а дамочек держит практически в мини-палатках. И вообще – как стадо...

Мы поглазели на радугу. Я сбегал-заказал такси, которое должно было отвезти нас обратно к отелю.

- С другой стороны, - заметила Метида, покончив с мороженным, – троглодит этот все же привез всех своих женщин в отпуск, в страну одноженцев-гяуров  Америку-Канаду. Ну, или не всех, а многих. И это несмотря на экономический кризис и цены на отели-авиабилеты. Мол, глядите дорогие бабоньки Гюльчихры и Зюлейки на чудо природы Ниагарский водопад, закусывайте мороженным персиковым йогуртом и шоколадками Херши.

 

Метида еще раз пристально покосилась на мужичка, обстоятельно обгладывавшего куриный огузок.

И с благоговейным вздохом прошептала:

- Святой человек...