Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Воспитательный момент


И тут-то я было жутко обрадовался.
Вот, думаю, какой чудный воспитательный момент навылабручивается. Спасибо пытлявому дитяте за шмякобрячный вопрос. Щас я ему, то бишь ей, в ответ покажу, как правильно подкрякивать к решению жизненных трудностей. Заодно и докажу на примере-пионере, что математика – не мука инквизицонного гомункулогенезиса, а веселенькая, на каждый день, подружка.
А Принцесса Обезъянок требовательно мармезонничает ножкой и повторяет исходно-вводное недоумение:
- Папик, мне вот-вот исполняется десять лет. А сколько мне вот-вот исполняется, например, секундов?

Collapse )

Взлет и падение клуба женщин-президентов Америки

Я приколдобился забирать Принцессу Обезъянок с продленки, но ей было не до сборов домой – она читала подружкам письмо от бывшей одноклассницы Миранды, семья которой переехала летом во Флориду.
«С одной стороны, это ужасно, что стеклянный потолок так и не был пробит и отразрушен, - печально бубнила Принцесса, бросая на подружек Шандру, Ким и Анупарму лукавые взгляды. - Но с другой стороны, все по-прежнему прекрасночательно, потому что теперь я могу стать первой женщиной-президентом Соединенных Штатов Америки!»
Принцесса хитро улыбнулась:
«Вы догоняете зигзаг мирандиной сумасшедшей мысли? Ведь мы все можем стать ей!»
«Кем?» не поняла Ким.
«Президентшей Соединенных Штатов Америки, дуродубовина!»
Девчонки озадаченно вытаращились друг на дрyжку.

Collapse )

Седьмая по важности бомбоцель в Америке


Я нацепил на нос очки и убедился в том, что две девушки на мосту, пегенькая и черносливная, были и правда увлечены игрой в «кто кого переплюнет».
Откинув власастые главы, они вцеплялись в перила и бросались вперед, создавая секундный испуг-иллюзию того, что собираются распрощаться со сложностями мира и броситься в угрюмый полуисторический водопад. Взамен, девки наваливались красотой на перила и производили стайерский жирный плевок в мироздание. Отследив траекторию плевка с пристальностью олимпийский судей, они восторженно визжали и жарко спорили, кто кого на этот раз переусилил.
«А как ты думаешь, старику было приятно падать в холодную воду?»
Я замер на углу улицы, ведущей к водопаду, загораживая от Принцессы Обезъянок вид на плевиц-кудесниц.
«Это ваще-то его проблема», пожала плечами Принцесса.

Collapse )

Русские люди на отдыхе



Какой еще кризис, какой еще рубль-упадашка. Мексиканские резорты запружены русскими людьми.
Отличаются они от остального отдыхаяжа тем, что разговаривают. Свободно. Как свободные люди. Даже несколько от этой свободы опотевшие, если не одичавшие.
Collapse )

Следственный эксперимент

Знакомый рассказывал:
Когда мой дедушка, выживший в не самые комфортные времена второй мировой и построения в отдельно взятой путем истребления и усадки населения, спросил меня однажды в Кишиневе, оторвавшись от монотонья закруток – а каких людей, ты думаешь, больше, плохих или хороших? – я в свои четырнадцать долго не ломал башку и прямо сообщил – плохих. А я думаю, что все-таки хороших, вздохнул дед.
Суть его стоицизма была, конечно, в этом «все-таки». Collapse )

Пятнадцать отзывантов

Знакомый рассказывал:
В любой самой надежной системе самый ненадежный элемент – люди. Потому что уж очень они пропитаны психологией, с густой приправой психиатрии. И как систему ни напичкивай защитой от дураков, они свою дорогу найдут и проторят. Чистая эволюция наоборот.
Рисковики вам могут понаразвтыкивать про научные факторы, но все они, если только не связаны с космической безнадегой, расчехоливаются до одной и той же кочерыжки – человеческой непредсказуемости.
После присказки - о сказке. Устроился я на карьерном пути в самый крутой банк на свете, кто в нем работал, узнают сразу. Бесплатный детский сад и медицинские офис в том же офисном небоскребе, драмовые фрукты в кухоньках, ужины для заработавшихся бесплатные, народу в три раза меньше, чем у ближайшего конкурента, а прибыля – в два раза больше. А все потому, что отдел кадров нашпигован не опухшими от скуки полюбляшками начальства, как повсюду в мире, а борзыми и гончими, выискивающими самые острые умы. Ну, и языки соответственно.
Вследствие чего система поощрения в банке быстро проросла в нечто для меня новенькое.
Collapse )

Правдивый увиляж

Знакомый рассказывал:
Наш человек думает, что он всегда и да. И очень удивляется, когда вовсе и нет. Часто винит мировую тупость, то есть закулису. А на самом деле, в силу своей провинциальной шири, он просто играет вне игрового поля, за рамками. Вместо того, чтобы мыслить со снисходяшкой, внутригранично. Тогда поймут и пропустят, куда нельзя, но надо.
Взять, например, ее. Что у нас в России – военкомат, то в Америке – суд. Единственная повинность, ради которой американской государство душит свободу времени и пространства граждан, это осуждяж. От остального всегда можно отбрехаться с помощью налогов и адвокатов.
Конечно, если меняешь адреса и явки, хрен тебя отловят для кандидатства в присяжные. Но оседлость чреватит ответственностью. Несколько лет можно выбрасывать повестки, дважды официально отсрочивать срок явки в суд для отбора в присяжные. Но рано или поздно являться скорее всего придется, примерно раз в четыре года.
Что чревато многодневным сидением в суде в качестве присяжного. К неудовольствию, например, супруги или работодателя. Да и вообще, если у тебя другая жизнь, то с какой стати?
Для вольнолюбивого русского человека с его сложным опытом призывника-уклониста - отсобачиться от американского судейства, казалось бы, детская забава.
Да с годами суды накопили антирусскую мудрость.
Collapse )

Индусская свадьба

Знакомый рассказывал:
Февраль в Индии – сезон свадеб. Мой друганок Шириш и говорит – а полетели со мной на свадьбу кузена Шайлеша в град Хайдерабад. Я там Шайлеша должен зацепить мизинцем за мизинец и ввести в храм бракосочетания как ближайший кузен, таков обычай.
Христом-богом, то бишь Кришной-Брахмапутрой молю, иначе вернусь в Америку с родины уже так же, как и Шайлеш, погробно женатым человеком. Бабушка Шрилафа пригрозила. А с бабушкой Шрилафой шутки плохи, она Махатму Ганди видела. В гробу. К тому же половое воздержание мутит мне подчерепняшку, и порой уже готов на всякое ради не пойми чего, только помани. А ты будешь рядом и воздержишь от умственных перекосов. Только на тебя, можно сказать, и надежда уцелеть холостяком для большой и чистой любви, которая, уверен, уже не за горами.
Я ему говорю – нету их, больших и чистых любовей, закажи у бабушки девушку попригляднее из приличной гарантированной семьи, и живи счастливо.
Нет, бубнит Шириш, мировая литература утверждает обратное, я подожду большой и чистой хотя бы до тридцатника, а там уж сам к бабушке обращусь, она у меня из долгожительниц.
Collapse )

Вечера на хуторе в штате Северная Кэролайна

Знакомый рассказывал:
Забавно, что после первой поправки к американской конституции, о свободе слова, сразу спешит вторая, о праве граждан оттягивать гардероб оружием.
Мол, болтать – шмаролясничай, но помни, что аудитория может и навести ствол в ответ.
Баланс этот явно нарушен в штате Северная Кэролайна, в сторону оружейной поправки.
О свободе слова тут пекутся вяло, ввиду исторической скудости выразительных традиций. Но о своем праве на ношение ствола волнуются с особенным трепетом, словно младенец о материнской груди. То есть, для выстрела справедливости - рта предварительно раскрывать не обязательно.
Отдыхал я как-то на Рождество в тех заповедных краях у баламутного кузена моей супруги, Стива, с дополнительной целью подготовить его бракосочетание до нахлыва основного гостепотока.
И вот поехал Стив, вместе с невестой Бенведитой и ее двумя детьми и братом Факундо, ну и мной впридачу, покупать свадебный самоподарок и символ удавшейся жизни по северно-кэролайнским стандартам, то есть мини-грузовик, или трак.
Collapse )

Нищий миллионер

Знакомый рассказывал:
Помините, у Пушкина – все мое, сказало злато, все мое, сказал булат?
Трудился я после юридической школы в лавчонке по обслуживанию сиюминутных и вечных нужд бруклинского населения.
И вот приходит дед. Оформить завещание. Даво пора, судя по его внешнему и внутреннему виду. И особенно, как тотчас выясняется, внутреннему. Потому что адрес деда – квартирка-конурка в субсидированном доме, то бишь здании для бедных и древних, где проживанием на три четверти оплачивается городом. А завещание – интереснее некуда. Я глазам свои не поверил. Одному племяннику дед зваещает двести миллионов. Другому – триста. Ну, и на благотворительность - миллионов пятьдесят.
Collapse )