Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Профессура из гарвардатуры

Знакомый рассказывал:
Послали меня как-то на курсы, учиться научной тактике и стратегии переговора. Чтобы с подрядчиками вести дело согласно последнему вскрику науки. Куррикулyм вел профессор-курилка из Гарварда, автор книг и методик.
Я хоть и тертый калач, но святого и благоговейного в закоулках личности застряло немало. В том числе и почтение к гарвардским профессорам.
Класс оказался набит адвокатами, акулами склок, гиенами переговоров. Поначалу и впрямь профессор был веселенький, рассказывал анекдоты из жизни. Одни фармацевты, например, никак не могли получить эксклюзив на экстракт Х. Производитель экстракта стоял насмерть. Сделка на полтинник милов распадалась. И тогда фармацевты посадили на самолет своего супер-переговорщика. Тот прилетел и сронил только одно слово – Почему? И оказалось, что у владельца фирмы экстрактников был племянник в итальянской деревне, с мыловаренным бизнесом на троих рабочих. И этому племяннику было никак без экстакта Х на местном сельском рынке. Был он знаменит своим мылом с экстактом Х. Вот и вся недолга. Фармацевты тут же заменили требование эксклюзива на оговорку, что экстракт Х могут использовать только они и племянник из итальянской тьмутаракани, и сделка состоялась.
Collapse )

Запах Луны

IMAG3952

- Вы не поверите, но весь высший свет России эпохи Пушкина – это отсилы двести человек, которых легко пересчитать, - застенчиво улыбался профессор Саша. – Это была словно бы одна большая семья. Все знали всех. И все, что греха таить, спали со всеми...
Collapse )

Байрон на обочине

IMAG1289

Искусство редко строить и жить помогает милиционером дядей Степой, но иногда все же и даже вроде бы в лоб.

То и дело, то тут, то там, в дожидании светофора я таращусь на столбы, пока все вокруг проверяют имейлы на айподах.

И натыкаюсь на дорожнополезные обочинные хайку товарища Джона Морзе, которые мэрия Нью-Йорка развесила по загадочному образцу в самых нежданных точках города.

Collapse )

Наследяж ящеров


IMAG1359

В массачусеттской тьмутаракании, в окрестностях деревни Холиоки, есть странная точка вселенной под названием Динозавровы Следы.

Там, на склонном камнеполе у дороги, отчетливо видны и правда они – следы динозавров. Сто тридцать отпечатков около двадцати особей. Пре-Т-Рексов длиной до шести метров. Как будто вчера протопали, а не 200 миллионов лет назад.

Площадку, промятую динозавриковой семейкой, обнаружили при строительстве дороги – и оставили для всеобщего удивления.

Зрелище бесплатное, предваряемое съездом с дороги на полдюжины машин и разъяснительной табличкой, с учетом окресного населения, на двух языках – английском и испанском.

Collapse )

Привидение в белом

IMAG1432

Позапрошловечные дети  отличались от нынешних тем, что  знакомились с миром посредством не спайдременов на жидких кристаллах, а игр на свежем воздухе.

Вот и в массачусеттском полугородке Эмхерст дети любили играть в пиратов. Особый ужас игре придавало следующее упражнение – дети приближались к соседнему с игровым лужком дому и вопили под уголовым окном – Бути! Бути! – то бишь требовали пиратской добычи. И угловое окно на втором этаже неизменно отворялось.

 По слухам, там, в угловой комнате, проживало привидение, дама в белом.

Никто живьем привидение не видел.

В оконном проеме после криков детей всегда появлялась корзинка с угощением – имбирным печеньем. Бледная рука спускала ее детям на веревочке.

Однажды, увидев приоткрытую дверь на кухню, капитан пиратов отважился на немыслимое. Вместо того, чтобы клянчить лакомство под окном, он направился прямиком в дом. В дверном проеме и правда мелькнул силуэт в белом.

Капитан задохнулся от ужаса, но позора не допустил, продолжил следование.

Дверь перед его носом с грохотом захлопнулась.

Потом чуть приокткрылась - и после невнятного бормотания захлопнулась вновь.

На порожке стояла корзинка с имбирным печеньем.



Collapse )

Мудрость, валяющаяся под ногами


Миллионы, да даже и отдельные доллары, в Нью-Йорке под ногами не валяются. А вот мудрые мысли – пожалуйста, они бесплатные.

Надо только знать место. Находится оно на 41-й улице между Мэдисон и Пяткой, напротив Нью-Йоркской Публичной Библиотки.

Называется – Бибиотечная Дорожка.

Однажды библиотекари задумались о том, как напомнить горожанам о вечном.

И вот, придумали.

Собрали денег вмест с фондом возрождения неподалешного вокзала Гранд Централ.

И на двух параллельных тротуарах одного городского квартала разместили плиты с изречениями известных и не очень людей, выбранные комиссией из сотен предложенных.

Горожане, впрочем, бегут по свои делам. Мыслей не прочитывают.

Я смотрел-проверял.

Нет, не читают.


Collapse )

Блог безумного китобоя



Графство Беркшир вообще (не первичное, британское, а вторичное, сша-ашное) и городок Питтcфилд в частности  известны мирозданью обычной провинциальной мелочовкой, впрочем, вполне завидной для какого-нибудь вторичного же Эссекса.

Тут зачиналась компания «Дженерал Электрик»; процветала секта трясунов, изготовлявших знаменитые прочностью и неудобством стулья; тут придумали вплетать в ценную бумагу шелковую нить – и до сих пор производят листы, идущие на доллары; здесь, наконец, умудрились устроить трамваекатастрофу, изрядно поранившую и без того изрядно прораненного  президента Теодора Рузвельта.

 Да, и еще тут есть ВолМарт.

- Я хочу в ВолМарт! – безутешно ныл Маг, тыча в карту кулаком.  – Я ни разу в жизни не был в Волмарте,  а так много ридал про него в компьюнике! Там сейлают скайлендеров!

- У тебя уже есть тридцать шесть скайлендеров, куда еще? – бурчал я.

Наша тойота гну неумолимо юлила по проселку, уходящему прочь от полной праздника жизни  волмартовской полутрассы.

Страсть Мага к битвам компочудищ могла пересостязнуться только с моей страстью к вторжениям в дома и творческие ужасы именитых писателей.

Мы приближались к дому, в котором был написал великий американский роман «Моби Дик».


Collapse )

О пользе научных изысканий

Получив грант от одного из частных российских банков, Ольга поехала учиться в Лондонскую Школу Экономики. Тема диссертации ей досталась серьезная, пришлось записаться в Британскую Национальную Библиотеку.

А там оказалась – чистое кино «Москва слезам не верит» в той части, где героиня Ирины Муравьевой искала женихов в Ленинской библиотеке.

Дело было в том, что еще в 2006 году в национальную исследовательскую библиотеку Великобритании, оплот незыблемых традиций и источник глубоких научных познаний, начали пускать студентов обычных четырехгодичных колледжей.

И библиотека превратилась в главный лондонский клуб молодежных знакомств. Во время сессий толпы детей младшего институтского возраста толпились в кафетериях и холлах книгосвятилища, галдели-флиртовали, а в тишайших читальных залах строчили друг другу записочки, точно Ленин соратникам в Смольном.

В британской прессе даже развернулась кампания жалобщиков – исследователи в один голос ворчали на шумную молодежь и требовали не пускать ее в храм высокой науки.

И правда, исследовать, как закон 1809 года британского короля Джорджа Третьего о снижении акцизов на кофе в Африке повлиял на развитие мировой экономики, Ольге было порой сложновато.

Работать Ольга записывалась в один и тот же, тишайших, зал, в один и тот же, тишайший, угол. Но и там панковидный вьюноша изо дня в день вздыхал по блондинке, читавшей первоиздания Шарлотты Бронте рядом с Ольгой. Когда юноше становилось особенно тоскливо, он томно кашлял.

Однажды Ольга не выдержала, и, едва вьюноша отлучился, положила на его книгу об истории рок-н-ролла возмущенную записку с просьбой хотя бы прикрывать раскатанный губищи при кашле не по-старому и негигиенично, ладошкой, а по-новому, в сгиб локтя.

Увидев записку, юноша просиял. Счастливо заулыбался ничего не понимавшей блондинке. Кажется, даже тихо запел. Потом, подержав у сердца, прочитал послание. И – в ужасе уставился на предмет своей страсти.

Пожалев юношу, Ольга уточнила авторство записки красноречивым покашляливанием в локоть.

Вот так и получилось, что никакой диссертации она так и не написала, звания доктора философии не получила, и грант российского банка пропал понапрасну. Потому что вьюноша подошел к Ольге, стоявшей в очереди за чашкой джамайского кофе «Голубые горы» в  Эспресоо-баре библиотеки, извинился, и они разговорились.

А вскоре Ольга вопреки плану жизни вышла замуж.

Так что в целом от работы в Национальной Британской Библиотеке у Ольги осталось очень хорошее впечатление. И у нее к библиотеке лишь одно пожелание.  Ольге и ее мужу очень хочется показать их сынишке Джонатану стол, за которым они познакомились - да только дошкольных малышей в читальные залы Британской Национальной Библиотеки пока все еще не пускают...


Библиотека в большом городе (3)

Серьезный ответ на курьезный вопрос

 

Трудятся в библиотеке около 3500 человек. Зарплата у них хоть и не нищенская — от 35 000 до 60 000 долларов в год, но семью на нее в Манхэттене тянуть сложно.  А ведь еще и долг за образование в колледже надо выплачивать, что составляет не один десяток тысяч долларов. Так что нередко за библиотечной стойкой остаются работать истинные подвижники.

 

 

Collapse )

Библиотека в большом городе (2)

Благодаря благотворителям

 

Секрет мобильности и чуткости NYPL к веяниям времени — в ее истории. В отличие от большинства крупных библиотек мира ее создало и содержит не государство, а жители Города (именно так и с большой буквы — The City — называют американцы Манхэттен).

 

С середины XIX века в Нью-Йорке уже работали две библиотеки.

Collapse )