Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Кино как искусство древности


Когда в финальной галлюцинации «Черного лебедя» героине-балерине Натали Портман вроде как выламывают шею, она в ходе ужаса заметно удлинняется. Для этого кадра была сооружена вышепоказанная машина-кукла, которой и портили шею, оставив хрупкую петит-актрису в покое.


Collapse )

Нитки на каблучках

Отдыхая летом на исторической отчизне, в Одессе, американец Сема долго терпел – и наконец взмолился о заветном:
- А сведите-ка меня, предателя родины, на лучший теперь пляж с лучшими теперь девушками, чтобы было что вспоминать в далекой, половоравной ньюйоркщине!Collapse )

В логове глухого кудесника - 1


Сто лет назад Силиконовая долина эпохи умещалась вот в этом трехэтажном уродище и трех поперечных бараках нью-джерсийской деревни Вест Оранж, или Западная Апельсиновка. Да, и первая звукозаписывающая студия в мире ютилась тут же, в зальчике на третьем этаже. Да, первое кино американского разлива сняли-опробовали тут. А в одном из бараков скручивали первый в мире аккумулятор, надеясь гонять на спрессованном электричестве автомобили товарища Форда, начавшего свою карьеру в той же команде, рулившей апельсиной сказкой.

Здесь вообще было много того, чего мир еще не видывал. Редко место, из которого решительно изменялся мир, можно оциркулить во времени и простанстве так точно.

Collapse )


Рукопожатие классиков

Коридоры на «Мосфильме», как известно, километровые. Первым издалека завидел коллегу-киноклассика Никита Сергеевич. Он как раз случился один и потому шел странно и вразнобой, потеряв видную походку.

 

Надо сказать, что папа Никиты Сергеевича, Сергей Владимирович, умел видно стоять. Как-то в старом здании МХАТа, там, где из фойе в разные стороны поднимаются лестницы, я наблюдал: избрал для стояния Сергей Владимирович вдобавок к своему саженному росту место самое высокое - и неподвижничал так величаво, что взоры толпы невольно сходились на нем и его молодой спутнице, тоже казавшейся рядом с ним великаншей.

 

А Никита Сергеевич в соответствии с новыми быстрыми временами видно ходил.

 

Обнаружив идущего навстречу киноклассика Владимира Валентиновича, он одновременно погрустнел и обрадовался.
 

Collapse )

Костюм из крокодиловой кожи

- Ладно расскажу еще и об Евтушенко, - смилостивилась тетя Лара. – Мне шестьдесят семь, я не скрываю. В нашей молодости было два поэтических кумира – Роберт Рождественский - и он, Евгений Евтушенко.

- А Вознесенский? – удивился я.

- Ну, и этот... только поменьше... – замялась тетя Лара. – Так вот, я, когда эмигрировала в Америку, то в личном багаже, то есть который в руках, чтобы, не дай Бог, не пропал-не украли, везла двухтомник Евтушенко... А потом часто видела его в гостях... Однажды он объявил, что будет читать стихи, посвященные женщинам в его жизни... Это был о-очень длинный поэтический вечер! Не знаю, как он устроился в Квинс колледж преподавать историю кино. Мы его спрашивали – что ты, Женя, вообще знаешь об истории кино? А он в ответ – кто меня сегодня отвезет домой, на чьей машине я еду? Но это я забежала вперед, я не об этом...

Тетя Лара тревожно вздохнула.

- У меня чуткий, почти американский по чувствительности нос. Некоторые запахи я просто не переношу. И вот однажды мы с мужем встречали Евтушенко в аэропорту. Это было задолго до его преподавания истории кино, и даже поэтического вечера, посвященного его дамам. Понятное дело, я волновалась. Все-таки кумир юности! А Женя всегда был пижон. И одевался, когда мог,  неожиданно, что ли... Так вот, в тот раз он, видимо, решил поразить Америку... костюмом из крокодиловой кожи! Брюки из крокодиловой кожи скрипят. Пиджак из крокодиловой кожи только что зубами не щелкает. Но самое ужасное – крокодиловая кожа-то поддельная! Из сургутской нефти, наверное... И – пахнет... А на дворе – жара, нью-йоркское лето... кондиционер у нас в машине недорогого русского образца: системы «раскрытое окно».

Тетя Лара жадно глотнула зельтцеровой минералки.

- Одним словом, крокодиловый костюм Евтушенко начал так жутко вонять во время пробки на хайвее, что мне пришлось выскочить из машины... прямо на мосту, да... Ну, не бывает худа без добра. Когда я, качаясь от слабости, возвращалась к машине, то уже твердо знала одну вещь: поэзия и поэты – это далеко не одно и то же!
 

Час хаотистов

Однаждый домовой-журнальный Крезий Дадезий смотрел кино.
В самом оскароносном фильме позапрошлого года вопрос жизни-смерти решался подбросом монетки. А один из главных героев охотно представлялся ангелом хаоса.
В самом деньгоносном фильме прошлого года вопрос жизни-смерти решался подбросом монетки. А один из главных героев охотно представлялся ангелом хаоса.
Да, конечно, братья Коэны – великие режиссеры. А Бэтмен – комисковый герой на века, вздохнул эрудит Крезий Дадезий. И включил ТВ.
На экране Темный Рыцарь-Элект, вождь разнорожих, предлагал стране Америке спокойно спать с триллионным дефицитом народной сберкнижки.
Домохозяева в непосильном долгу, банки в непосильном долгу, теперь вот страну заталкивают в непосильные долги...
Как же его звать-то, мучительно завспоминал Крезий Дадезий. Бедлам Облома? Нет, кажется, Бардак Обмана...
А ведь выбирали дяденьку как проводника нового порядка.
Похоже, только для того, чтобы лишний раз убедиться - ничто не сберегает хаос надежнее разорительного порядка.
Крезий Дадезий, тоскуя, листнул гламурный журнал.
На одном из фото Рыцарь-Элект вытряхивал с гавайского обрыва пепел бабушки.
Вот ведь, удачно совместил отдых семьи с похоронами близкой родственницы, умилился Крезий Дадезий.
Пеплу, наверное, наглотался на ветру...
Крезий Дадезий вгляделся в фото и похолодел.
Обсыпанный белым пеплом бабушки, Рыцарь-Элект выглядел бы точь-в-точь как Смеяльщик из только что просмотренной фильмы «Темный рыцарь».
Урна в его руках выглядела точь-в-точь как баллон со сжатым воздухом в руках венгра Антоши из только что просмотренной фильмы «Старикам здесь не место».
Хаотисты на марше, с интересом отметил Крезий Дадезий.

Волшебная сила искусства

Год назад Метида не выдержала:

- Хватит показывать ребенку одни мультики про Барни! Тошнит уже от фиолетового динозавра и его песенки «Ай лав ю»! Ребенок вырос, закажи ему нормальное детское кино! Вот хотя бы «It Takes Two» с близняшками Олсен...

Просмотрев заказанную по «блокбастеру» ленту, Маг и правда пришел в восторг:

- Папа! Я полюбил новый мультфильм всей душой!

Метида победносно поглядела на меня.

- Там тете наступили на юбку! И стало видно все ее андервеар! – захлебывался от восторга Маг.

Мы вышли в муниципальный парк, то есть детскую игровую площадку без единого дерева.

Вскоре из-за служебной будки выбежал зареванный корефан Мага, Фенимор.

- Дядя, скажите вашему Магу! Он только что стащил с меня штаны и трусы!

За будкой разрастался гомерический хохот Мага.

      - Только Барни! –  закричала Метида,  в отчаянии бросившись к будке. – Только «Ай лав ю»! Пока не уедет от нас в колледж!

 

Объект русской культуры

 

Семилетнему Магу в школе задали нарисовать и описать какой-нибудь важный объект его национальной культуры.

- Какую культуру ты выбрал? Русскую? Американскую? Еврейскую? – закоробейничали мы с Метидой.

- Русскую, - твердо сказал Маг.

Три поколения, вынужденные готовить домашние задания Мага, призадумались.

- Водка! – выстонала Метида.

- Матрешка! – распорядилась по телефону бабушка.

- Колготки для мальчиков, - предложил я. – Или вот шапка-ушанка из корейской собаки...

- Баба ны! – развела руками Принцесса Обезъянок.

- Нет бабушки сейчас дома, нет! – подхватила дитятку на ручки Метида. – Может, и правда – бабушка?

- Неси свою иконку! - озарило меня, когда Маг с воем начал швырять в нас крейонами.

Увы, в нашем бардаке и трусов-то порой не найти, не то, что иконки Владимирской Божьей Матери.

Выслушав хаотичные объяснения, Маг, как сумел, описал важный объект русской культуры. И даже нарисовал не одну икону, а целый иконостас.

- До конца заполни страницу! – занастаивал я. – Добавь, что иконы передавались в русских семьях из поколения в поколение, от отца к сыну... У твоего дедушки в избе была очень красивая древняя икона в серебряном окладе! Не очень далеко от них есть такое место, Соловецкий монастырь, там учили писать иконы еще четыреста лет назад...

- Папа, - коварно улыбнулся Маг, воспитанник телерекламы и завсегдатай сувенирных магазинов. – Ты говоришь, что иконы передавали деткам. Так где же та икона, которую оставит тебе дедушка?

Объяснять, что фамильную икону спрятали, а потом пропили, не хотелось.

Я растерянно переглянулся с ехидно улыбавшейся Метидой.

- Вод-ка... – едва слышно прошептала она.

И вдруг я вспомнил... Мне было семь лет, как сейчас Магу... Я сидел рядом с отцом в зале кинотеатра, удивленный тем, что здесь не показывали кино... люди в освещенном зале были какие-то радостные, разговевшиеся... видимо, подвыпившие...

- Щас! – я устремился к палехской шкатулке. – Ты же понимаешь, мы приехали из Раши... Иконы – большие и дорогие, их не разрешали вывозить... Поэтому мы привезли... необычную... вроде как икону...

И я протянул Магу то, что отцу вручили в тот вечер в кинотеатре.

Юбилейную медаль за ударные достижения в социалистическом труде в честь столетия со дня рождения вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина.