Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Воспитательный момент

Публика в Нью-Йоркском музее естествознания культурогеничная, включая даже и воскресных папаш.
- Напитывайся культурой, потому что без нее никуда, - поучал Русский Воскресный Папа (РВП), водя в залах. – Без культуры ты дикарь и дикообраз, а с ее багажом – все двери перед тобой настежь.
РВП даже приосанился, как бы расширяясь и освобождая во внутреннем мире место для новых культурных наложений.
Но ведь правды-шила жестокого мира в декоративном мешке образовательной экспозиции не утаишь.
Collapse )

Формула Бернулли

Долгое время, лет двадцать, я американским высшим образованием брезговывал. Платить бешеные тыщи за эту туфру ум отказывался. Не то, чтобы я считал свои два высших московских образцом качества, но на жизнь-перебивку даже в Америке знаний хватало.
И только когда фирма стала платить, а универы онлайничать, я пошел получать американский мастер-дегри. Но киппиж не об этом, а о формуле Бернулли.
Выучив ее заново, я вспомнил, ясный пень, мещерские леса и военные сборы тридцатилетней давности. Гаубица Д-30, это, доложу я вам, не перловая каша с тушенкой. Построить с ней фиктивный реппер – отдельная наука. Не говоря уже о том, чтобы цель поразить.
Collapse )

О любви как передовом методе кормления

- Но у нас есть старший брат Миша как орудие кормления, - делилась опытом мама Аникина. – Без него, уж не знаю, как бы. Упрямство у нашей шестилетней Лизоньки - неописуемое в анналах педагогики. По выходным бабушка-блокадница приезжает и берет ее осадой, а в будни – так просто ужас. Без Миши - увяла бы Лизонька на одних леденцах, или наоборот разбухла.

- Старший брат уговаривает кушать?- уважительно предугадал парк.

- Не, напрямую только танки ездиют, - отмахнулась Аникина. – А у нас тактика со стратегией, чистый гудериан с александром невским. По понедельникам даже к Лизоньке не подходим с мольбами поужинать. Зато с Мишей подробно уточняем меню, предлагаем вкусности. Ну, и Лизонька в итоге не выдерживает. Вы что, его больше любите, что ли, кричит. А мне? Мне то же самое давайте! И кушает заодно, победно поглядывая.

- И по вторникам срабатывает? – не поверил парк. – Неедяшки – они умные, коварные, их одним обманом два раза подряд не накормишь...

- По вторникам применяем противоположный подход, - мудро ухмыльнулась Аникина. – Отменяем Мише ужин за какую-нибудь провинность. Наказываем. Не даем ужина. Он, дурак, просит есть, а мы увы. Тогда наша Лизонька оживляется. Расцветает. И требует точно такой же ужин себе. И злорадно-счастливо его поедает, на глазах у неподпускаемого к еде Миши. Ну, потом и его кормим, конечно.

- В среду уж нечего провернуть... – предположил парк.

- По средам применяем метод «последнее осталось», - сообщила Аникина. – Ой, кричим, последнее осталось, кому же дать? Мише или Лизоньке? Ну, они подерутся немножко между собой. И Лизонька всегда выигрывает, победно-радостно съедает последнее.

- А в четверг? – удивился парк. – В четверг тоже придумаж применяете?

- По четвергам используем химическое оружие, то есть газовую атаку, то есть запахи, - поведала Аникина. – Жарим, например, рыбу. Вонь по всей квартире. Миша кричит в ужасе, прячется в своей комнате. Не переносит запахов. Ну, тут уж сам бог велел насолить брату. Лизонька выбирает самое вонюченькое – и просто из чистой, родниковой детской вредности садится у Миши под дверью и питается. Нам-то что, нам-то главное – чтобы белки с углеводами хоть как-то в ребенка попадали.

- Пятницы, наверное, самые трудные, - сочувственно предположил парк.

- А вот пятницы почему-то наоборот, как раз самые гладкие, - поведала Аникина. – По пятницам брат с сестрой, навоевавшись за неделю, устраивают перемирие и пикник. И садятся на ковре. И кормят друг друга, чем попало, то есть, чем мы подносим. Такие голубки. Такая идиллия. И в глазах нашей Лизоньки, когда она кушает йогурт с ложечки, которую ей начерпывает брат – самая искренняя, самая чистая и неизъяснимая сестринская радость и любовь.


На перемене

Знакомый рассказывал:
Чтобы почувствовать себя полководцем, не нужно двигать туда-сюда дивизии и губить живую и железную силу. Достаточно поработать координатором в нью-йоркской школе для старшеклассников, хайскул. Куда там Наполеону с Вашингтоном! У них были поля и перелески. А у меня – тесное зданьице периода Великой Депрессии. Распланированное на неспешное пригородное обучение. Вот попередвигай каждый день из крошечного класса в крошечный класс по тесным коридорчикам четыре тысячи человек без поножовщины и передозировки, тогда и зови себя полководцем.

Collapse )

Cухой паек американского солдата

IMAG2657

Когда вокруг все одно и то же, особенно ценишь вдруг другое.

Удиви меня! – это даже не мольба все повидавшего возраста, а испуганная перепроверка, жив ли ты еще хоть как-то, или уже в общем-то так себе.   

Вы спросите, а при чем здесь американская армия и ее сухой паек.

Да при том, что паек этот не простой, а, точно сварливая жена, саморазогревающийся.

Не едали? Вот и я в армии не служил, по болотам не валялся. Сухой паек не саморазогревал.



Collapse )

Америка и Шестой Этаж (2)


Из трех запретов, внятно изложенных на двери в музей Шестого этажа, я нарушил два. Только вот домашнее животное не пронес в музей. А фотографировать пытался вопреки запрету. И, главное, – пронес в пистолет, хотя на двери в музей, как и на дверях во многие техасские офисы и рестораны, было ясно написано – пронос в здание огнестрельного оружия нежелателен и противоречит закону.

Но что поделать, если я уже заразился нежно-любовным отношением техасчан к пистолетам...

 

Collapse )

Ураган в Нью-Йорке

Вернулся с работы домой - а родную улицу как из гаубиц обстреляли. Лоджии посносило, в машинах, не придавленных упавшими деревьями, выбиты стекла, сотовая связь не связывает, авто ползут по тротуарам. А тротуарные плиты выворочены корнями рухнувших платанов. Дерево, под которым стояла моя машина, упало тоже. Но только в противоположную от дороги сторону, на домишко...
От стихии, оказывается, не спрячешься даже в каменных джунглях столицы мира...

 

Collapse )


Война любви глазами перебежчика

Дочке только два года, но я уже становлюсь параноиком. Ибо все чаще тревожусь о том, как уберечь ее на грядущей войне любви.

Испытание это неизбежно.

Я знаю, что никакого юнослащавого феодала на белом ржуне, никаких фортификационных укреплений, куда феодал утащит мою улыбчивую принцессу под одобрительный щебет соловьев, не будет.

Сказочные обманы – отмазка ленивых родителей. По итогам сказок девочки ждут волшебных переживаний со счастливым подвенечным финалом. Готовятся к куротному празднику, собирают чемоданчик, садятся на поезд. И прибывают в зону боевых действий.
 

Collapse )

 

Мирный снаряд

Марека, выпускника финансового факультета, кризис подкосил быстро. Его уволили с первой после колледжа работы, дня не дотерпели до нащелкивания полугодового трудового стажа. Правда, прониклись ситуацией, и переуволили днем позже, чтобы Марек имел неоспоримое право на получения пособия по безработице.

Надя, подруга Марека, очень переживала из-за того, что ее молодой человек, еще вчера подававший обширные надежды – безработный.

После трехмесячных поисков у Марека наконец и вдруг появился метафорический алтын - в виде сразу двух предложений о найме.


 

Collapse )

Правильный выбор

Самым удивительным было даже не то, что великана Джонзи дружно колошматили посреди Манхэттена, возле башни Ситибанка на Лексингтон авеню, сразу три молодые афро-американские дамы. А то, что бывший морской пехотинец, центнер с гаком весу, не думал сопротивляться.
Даже, казалось, получал тайное удовольствие от колизейской сцены.

Collapse )