?

Log in

No account? Create an account

О вольнолюбии носков

Иногда я решаю запопрививать детям терпимость, если не тягу, к нестандартностям. И для наглядного примера многообразия мира вдруг начинаю расхаживать по дому в разноцветных носках.

Мой маневр долго остается незамеченным. Наконец Маг, оторвавшись от красочного каталога магазина «Игрушки – это мы!», меланхолично замечает:

- Папа, морон – это ты!

Не следует путать моронов с мормонами.

Хотя сравнение с мормоном тоже малолестно. Мормоны многобрачники и религиозники. А один из них, Митт Ромни, тщась стать президентом страны от Республиканской партии, даже озвучил свою программу спасения экономики – направить кучу  денег на модернизизацию устаревшей американской армии. Что почти официально делает его и мормоном, и мороном.

Но чистопробный морон все же куда печальнее беспримесного мормона, потому что – идиот.

- А что такого? – по-моронски невинно удивляюсь я.

Маг, высоко ценящий опрятность мира как гарантию его постижимости, лишь устало вздыхает. Он устал со мной бороться.

- Принцесса! – вызывает он на черную и навернячную работу сестру, эквивалент несокрушимой конно-казачьей реки атамана Платова.

- Папа-а! – укоризненно кричит моим ступням Принцесса Обезъянок. – Апять пивипутал? Па попе и в угал!

Покорно стягивая с ног крамолу, я все же толкаю напоследок образовательно-развивательную речь педагогического висельника о том, что пусть расцветают сто цветов. И видеть нужно суть, а не форму, то бишь голые ноги, а не разноплановые носки. И что свобода выражения не должна знать иных границ, кроме уголовно-процессуальных.

- У папы книжки в России не печатают, поэтому он ходит в Нью-Йорке в разноцветных носках, выражается таким способом, - по докторской привычке ставит безошибочный диагноз Метида, успокаивая возмущенную Принцессу. – Нальем ему чаю, пусть лучше самовыразится в поедании шоколадки!

Запьянив мозг шоколадом, я опечаливаюсь и, голопятный, вправду затихаю под гнетом непостижимой сложности мира. Мотивы моего носочного фрондерства куда сложнее, эгоистичнее и трагичнее просто взращенческих.

Дело в том, что мои носки не уживаюся друг с другом. Предпочитают судьбу ковбоев-одиночек.

Уровень раcставаний у моих носков выше уровня разводов супружеских пар в Нью-Йорке.

Я не понимаю, почему мои носки несчастливы жизнью в парах.

Два пластиковых пакета в моем шкафу,  «Манхэттен» и «Флорида», набиты носками-одиночками. В «Манхэттене» обитают приличные носки трудового возраста, по той или иной причине - безбрачные. Во «Флориде» – изношенные временем ветераны, отправить которые в мир иной не поднимается рука и не позволяет бессмысленная надежда, этот, согласно советской песенной классике, компас людской.

А ведь носки мои стандартно задуманы половинками целого и созданы парой, из того же материала. Когда я режу их пуповину, то бишь бирки, то непременно полумычу вдохновительное напутствие о том, что надо жить дружно, пока не располовинит судьба.

Гладенькие, глупенькие носки вроде бы слушают и соглашаются с правилами счастья.

Но вот начинается реальная жизнь. Кому-то вопреки теории вероятностей, этого манифеста математического социализма, чаще достается для обволакивания правая нога, кому-то – левая.

Обволакивание напрямую зависит от приволакивания. А то, в свою очередь, от колкости коленок, каковое диктуется погодой, меняющейся крутизной одних и тех же лестниц и отложением солей.

И носки ничинают выражать недовольство подсунутой им жизнью, например, углами вверенных ногтей или изгибами трущих подошв. Кто потертостью, кто обмякшим охватом.

Качественное медицинское обслуживание в виде штопки женской рукой большинству недоступно, а лечение-штопка мужской рукой лишь, как это часто бывает, усугубляет болезнь.

Все больше носочных пар не могут ужиться друг с другом, видимо, потому что партнеру чаще достается более легкая доля, то бишь уверенная, гладкая нога.

Более того, некоторые правые носки почему-то становятся уверены, что они изначально родились левыми, и наоборот.   

Едва получив шанс подрасстаться после дневного ношения, носки-недовольники снюхиваются с другими экземплярами в корзине для ношеного белья.

После стирки их, конечно, возвращают в лоно ячейки носочного общества, где они сообща могут жить и радоваться, и даже опекать детские носочки, следить за их взрослением.

Но самые мерзавцы отвергают правильное счастье и, поднабравшись опыта, задумывают побег в поисках лучшей доли.

Их главный шанс – это, разумеется, бобина стиральной машины. Залипнув и втемяшившись в глубинное колесо, они надеются остаться незамеченными и ускользнуть от опостылевшего общества. Эмигрировать в другие корзины, к носкам других размеров и благоуханий.

Следующий шанс – это сушильная машина, раскаленная ложбинка у входа, где порой ленится обжечься палец-фсбшник.

И, наконец, самые сорвиголовы, то бишь сорвиступни, выпрыгивают из корзины прямо на ходу, на пути из прачечной обратно в дом-концлагерь.

В итоге, пытаясь спарить носки после стирки, я неминуемо остаюсь с тройкой-пятеркой брошенок-разведенок или злорадных освобожденцев, получивших долгожданную полусвободу от опостылевшего парнера-сбежанта.

А иногда к нам затесывается и беглец из иных квартир, часто глупого подросткового размера. Судьба его незавидна – публичный вывес в прачечной для возврашения в места заточения.

Запаренные же носки, плотно заклубоченный друг в друга, уныло морщатся. Не понимают, что носочного рая не существует, и путь беглецам туда же, куда и всем остальным – на свалку.

Только немного прежде остальных, согласно здравому смыслу и медицинской статистике.

Я борюсь за целостность своего носочного парка. Читаю непутевым лекции. Слежу за парностью тюремного этапа. Призываю на поиски наше все и в том числе Шерлока Холмса – Метиду. Порой она находит сбежантов в самых неожиданных местах, например, за холодильником или в ящиках с моими неопубликованными опусами.

Как туда попали носки-беглецы? Какой ветер дальних странствий замутил им резинки? Принесла ли им псевдосвобода и праздность хотя бы видимость счастья?

Не уверен, хотя выглядят удальцы порой нагло-заносчиво, непокоренно.

Так что разгуливаю я в разноплановых носках не только для прививания детям артистичности. Но и для утешения носков-одиночек. Для дачи им надежды на то, что не все потеряно, и они вполне могут оставаться полезными обществу и друг другу.

И ведь правда, после очередной стирки нет-нет, да и отыщется вдруг гулена, вернется к ворчливо-счастливому партнеру.

Принцесса Обезъянок, намотав на метафорический казачий ус нелинейность моих отношений с носками, помогает мне после каждой стирки в спаривании.

- А что же с этими девать? – растерянно спрашивает она, кивая на оставшихся одиночек.

- Они будут жить в Манхэттене или во Флориде! – бодро рапортую я, потряхивая двумя мешками с сиротами.

Принцесса кисло морщится, лицо ее становится задумчивым и не по годам непогодным.

И я, толком не зная, как ее утешить-вдохновить, спешно добавляю тоном, не терпящим сомнений-возражений:

– Не волнуйся. Все у них, конечно же, когда-нибудь будет хорошо!


Comments

Замечательно!

Принцесса Обезъянок с не по годам непогодным..- Прекрасна!!
как всегда, спасибо боку
а я недавно, устав бороться с непарнокопытными носками, выкинул все непарные что нашел, а потом пошел и купил 20 пар одного цвета. Наслаждаюсь пока. Но с опаской думаю, что они (носки) станут делать когда поймут что их обманули
когда-нибудь в моду наконец войдут разные носки, и носить одинаковые будет просто неприлично
муж купил все серые, но у каждой пары резиночка сверху разного цвета, не нарадуется. после стирки-сушки я из спариваю и аккуратно кладу валетом пару на пару. счастье водится в простейшем H&M
Отлично!
Читала когда анекдот про носочный пасьянс.
Соберите все носки в доме,суньте в мешок для стирки мелкого бельишка, выстирайте
после разложите красивым карэ на полу
сначала соберите все рваные носки, выкиньте
потом соберите все растянувшиеся носки, выкиньте
потом соберите все вылинявшие носки, выкиньте
оставшиеся носки хорошо потасуйте и снова выложите карэ
начните собирать носочные пары, стараясь попадать в цвет и фактуру.
оставшиеся носки перетасуйте и повторите послднюю операцию.
Носки , которые неспарились- спрячьтевыкиньте!
у нас они сами убегают, даже и не надо трудиться-выбрасывать
вот я всегда, слушая этот анекдот, думаю: неужели нельзя купить 10 пар одинаковых носков?
подстраховочная одинаковость скучновата, хотя и надежна, да
Я, как программист по профессии, математик по образованию, зануда по характеру и анархист по убеждениям, придумал алгоритм как раз и навсегда избавиться от непарных носков. Я их покупаю сразу много одного цвета и одного вида. Так что зимой у меня в обороте 15 пар черных носков, а летом, соответственно, светло-серых. Любой подходит к любому. Если образуется непарный, то он, во-первых, один, а во-вторых - ждет следующего непарного и становится парным. Модульность и унификация есть хорошая альтернатива вашей разнузданной носковой демократии.
метод отменен, но на мой вкус чуть монотоноват...
а некоторые, наукой доказано, становятся жертвами зверя-носкоеда. Так что, я бы не обольщалась на тему сбежантов. :)
носкоеды - страшные животные, я о них даже побоялся упоминать
Ah, kakaya tema!

Nu vot kak, kak oni teriayustia, esli ot stiralnoi/sushilnoi maschini do divana, na kotorii vivalivaetsia belie, gde potom i sortiruetsia, rovno 3 shaga?