?

Log in

No account? Create an account

Америка и Шестой Этаж (2)


Из трех запретов, внятно изложенных на двери в музей Шестого этажа, я нарушил два. Только вот домашнее животное не пронес в музей. А фотографировать пытался вопреки запрету. И, главное, – пронес в пистолет, хотя на двери в музей, как и на дверях во многие техасские офисы и рестораны, было ясно написано – пронос в здание огнестрельного оружия нежелателен и противоречит закону.

Но что поделать, если я уже заразился нежно-любовным отношением техасчан к пистолетам...

 

Перед походом в музей, в ковбойском сувенирном магазине соседнего квартала, я тщетно искал подарок для дочки.

- Для девочки четырех лет у вас что-нибудь есть, кроме розовых маечек? – наконец взмолился я.

Радушная продавщица в ковбойской шляпе и сапогах удивилась:

- Конечно есть? Разве вы не увидели?

И подвела к крюку, на котором висела коробка с двумя крошечными розовым пластиковым револьверами.

- Для девочки, - уточнил я. – Для такой маленькой принцессы...

- Так вот же! – не поняла меня продавщица. – Они для девочки, розовые!

- Пистолеты? – изумился я в ответ.

- Это очень нужная для маленькой девочки вещь! – убежденно провозгласила продавщица. – Вы как заботливый отец должны учить детей правилам безопасности! А ведь ничто так не гарантирует безопасность, как личное оружие!

Пистолет я все-таки купил, только для старшего сына, и не розовый, а стальной, копию Смит-Вессона, с пластиковыми пистонами, изготовленный, как и игрушечный револьвер, который мне когда-то привз из Польши мой папа, в столице ковбойской индустрии – Италии.

С этим оружием  я и, приобретя билет и получив ошейник видеотура, поднялся на лифте на Шестой этаж, к нехорошему месту.

Там было хронически темно, как в подвале. Всю площадь занимали стенды с фотографиями и объяснениями случившегося здесь полвека назад преступления.

Пожилые люди читали с интересом и заметно переживали что-то давнее и личное. Молодежь слонялась со скукой на лицах, подтерзывала айподы.

Участок возле  крайнего, левого окна, если глядеть наружу, был огорожен стеклом. Он выглядел точно так же, как и в роковой день, даже беспорядок в штабелях книжных коробок, видимо, был скопирован точь-в-точь. Возле чуть приоткрытого окна между коробок находилась щель, в которую и примостился стрелок.

Если глядеть из окна на кресты, которыми отмечены внизу, на дороге, места попадания в президента пуль, то до них, кажется, можно дотянуться рукой.

Первый крест – на середине средней полосы трехрядной дороги.

Шофер успел понять, что случилось что-то неладное, и начал сворачивать к обочине. Поэтому второй крест уже «прижат» к разделительной линии между первой и второй полосой...

Дружелюбный смотритель предупредил меня, что фотографировать тут низя. Но оружие, пусть даже игрушечное, в пластиковом пакете, придавало мне гусарства и криминального хамства.

Поэтому едва смотритель удалился проверять очередных выходящих из лифта посетителей, я нарушил закон и мини-преступникам сфотографировал место преступления.

Еще десяток лет – и деревья вырастут достаточно для того, чтобы закрыть Шестой Этаж от рокового шоссе.

 

В пятницу 22 ноября 1963 года, в 12.30, когда лимузин с Президентом США медленно двигался навстречу Шестому Этажу по Дили Плазе, Жаклин Кеннеди, оглядев ликующую толпу, обернулась и сказала мужу: Мистер Президент, вы не можете сказать, что Даллас Вас не любит.

Президент кивнул. Спустя несколько секунд толпа вздрогнула от звука выстрела.

Превая пуля попала Президенту Кеннеди в спину, вторая – в голову.

Губернатор Техаса Конналли, сидевший в той же машине, было тяжело ранен, но выжил, во многом благодаря тому, что его жена положила его себе на колени и закрыла рану, не позволив воздуху попасть в нее. Зритель Джеймс Таг был легко ранен в правую щеку.

Один сотрудник видел стрелка-удальца на Шестом Этаже склада за 35 минут до убийства президента. Другой уверял, что был на Шестом этаже за двадцать минут до трагедии, и больше никого там не заметил.

После выстрелов его видели в здании со стаканом кока-колы в руке, спокойным и не запыхавшимся. Он успел выйти из здания до того, как полиция перекрыла все входы-выходы.

Один из свидетелей описал полиции человека, который высовывался из окна Шестого Этажа перед стрельбой.

Эспертиза чуть позже подтвердила, что пули, попавшие в Президента Кеннеди, были выпущены из винтовки, припрятанной убийцей между ящиками на Шестом Этаже.

Около 1.15 патрульный полицейский Типпит заметил удальца и вышел из машины, чтобы задержать его. Тот выпустил в полицейского из револьвера четыре пули и сбежал.

Несколькими минутами позже свидель видел, как удалец забежал в кинотеатр Техас, не заплатив за билет. В зале включили свет, и свидетель указал на удальца, сидевшего в последнем ряду.

На допросах он все отрицал.

Спустя два дня, 24 ноября ег вели по подвалу Штаб-квартиры далласской полиции, чтобы перевести в тюрьму. Владелец ночного клуба выскочил из топы и выстрелил ему в живот. В тот же день удалец скончался.

Комисся Уоррена, расследовавшая трагедию, пришла к выводу, что удалец действовал один. Однако позже в материалах комиссии было найдено множество неточностей и противоречий. Теории заговора, организованного ФБР или мафией или спецслужбами СССР,  и косвенные свидетельство наличия дополнительных стрелков процветают до сих пор.

Окончательной правды о случившемся не знает – и уже, видимо, не узнает никто.

Видимо, именно сюрреальность, череда подозрительных роковых случайностей, одновременно неизбежность и ненужность убийства американского президента питает веру в то, что случившееся все же имело, пусть зловещий и неуловимый, смысл, равно как и могущественного организатора-исполнителя.

Более вероятно, впрочем, что убийство Кеннеди произошло - и до сих пор мучает нацию как раз потому, что оно было иррационально, необъяснимо, легко избегаемо, возмутительно просто в исполнении - и до сих пор осталось толком не раскрытым, не объясненным в рациональных терминах.

Хаос и нелогичность, абсурность жизни принять особенно сложно, когда они вдруг походя уничтожает самое, казалось бы, надежное, мудрое и лучшее, что есть у и народа – его лидера.

 (окончание сразу за)

 

Comments

"убийства американского Камелота" - что вы имели в виду? Камелот - это же, вроде бы, город.

в тексте довольно много опечаток, но самая неприятная - "площать". Мне кажется, на нее стоит обратить внимание.
поправил спасибо