?

Log in

No account? Create an account

Библиотека в большом городе (2)

Благодаря благотворителям

 

Секрет мобильности и чуткости NYPL к веяниям времени — в ее истории. В отличие от большинства крупных библиотек мира ее создало и содержит не государство, а жители Города (именно так и с большой буквы — The City — называют американцы Манхэттен).

 

С середины XIX века в Нью-Йорке уже работали две библиотеки.

Первая (исследовательская, не выдававшая книжки на дом) была создана в 1849 году на благотворительные 400 000 долларов Джона Астора. Он приехал в Новый Свет из Германии нищим, нажил состояние на торговле пушниной и недвижимостью и умер самым богатым человеком Америки своего времени (в нынешних деньгах его состояние оценивалось бы в 120–130 миллиардов долларов). Вторая, по сути, была коллекцией раритетов, оставленной городу библиофилом-миллионером Джеймсом Леноксом (хотя изучать ее редкие книжки, не выходя из здания, можно было бесплатно, для посещения библиотеки нужно было взять специальный билет).

 

В 1886 году мрачный затворник-холостяк Сэмюэл Тилден, бывший губернатор штата Нью-Йорк и кандидат Демократической партии на выборах президента США 1876 года, завещал 2,4 миллиона долларов на строительство бесплатной библиотеки с читальным залом. Сумма эта с учетом инфляции составила бы сегодня около 56,5 миллиона долларов.

 

Адвокат и душеприказчик Тилдена Джон Бигелоу предложил руководителям двух городских библиотек объединиться в сеть. Библиотеки Астора и Ленокса  к тому времени испытывали финансовые трудности, удержать их на плаву по отдельности становилось все сложнее. В мае 1895 года книгохранилища наконец договорились и образовали Нью-Йоркскую публичную библиотеку. Спустя шесть лет она слилась с Бесплатной абонементной библиотекой города, финансируемой из городских налогов. И владельцы огромных состояний, и простые американские граждане никогда не скупились на благотворительность. В 1901 году благодаря пятимиллионному пожертвованию стального магната Эндрю Карнеги и договору с мэрией NYPL взяла на себя управление 39 карнегиевскими филиалами общедоступной городской библиотеки (всего на деньги Карнеги в мире построено около 3000 библиотек). А 10 лет спустя на перекрестке 5-й авеню и 42-й стрит, где пустовал резервуар городского водопровода, появилось главное здание NYPL. Строили его 9 лет. Два года ушло лишь на то, чтобы 500 рабочих разобрали водохранилище. Зато архитекторы Джон Каррере и Томас Хастингс возвели одну из жемчужин Нью-Йорка, шедевр в стиле Beaux-Arts и одно из крупнейших в США строений из мрамора.

 

Читальный зал NYPL — шириной 24 м и длиной 90 м с расписным потолком высотой 16 метров — поражает своим величием. А расположившиеся у входа львы из розового теннессийского мрамора, созданные скульптором Эдвардом Поттером, стали символом не только библиотеки, но и самого Нью-Йорка. Возле них, а то и на них, любят фотографироваться дети и туристы. Львов этих во время парадов во что только не одевали. Сначала ньюйоркцы дали им имена в честь создателей основных фондов — «Лео Астор» и «Лео Ленокс». Но во времена Великой депрессии мэр Нью-Йорка Фьорелло Ла Гвардия предложил переименовать их в «Терпение» и «Cтойкость». Новые имена прижились.

 

При открытии главного здания Нью-Йоркской публички 23 мая 1911 года на книжных полках читателей ожидало свыше миллиона книг. На следующий день сюда пришли более 30 000 человек. А первой выданной книгой оказалось издание на иностранном языке. Русском. Это было сочинение Николая Грота, посвященное сравнению философии Льва Толстого и Фридриха Ницше, «Нравственные идеалы нашего времени», которое неизвестный читатель получил через шесть минут после заказа. Сегодня фонды библиотеки прирастают примерно на 10 000 томов в неделю. Районные филиалы покупают книги централизованно, у продавца Baker and Taylor, своеобразного Amazon для библиотек. Научные отделы накопили связи в своих областях и приобретают интересующие их издания по специализированным каталогам.

 

 

Закрытый отдел

 

Полистать самые древние и ценные раритеты может каждый, в том числе и иностранец, предварительно заполнив коротенькую анкету на сайте библиотеки и получив приглашение на определенный день. В читальный зал редких книг можно заходить только с лэптопом и карандашом, даже листочки для заметок выдаст библиотекарь. Местная служба безопасности, кстати, обладает правом ареста наравне с полицией. Впрочем, никаких беспорядков, кроме эвакуации из-за забытой кем-то сумки, здесь не припоминают.

 

Коллекция редких книг английской и американской литературы, подаренная в 1940 году хирургом Альбертом Бергом, разрослась сегодня до 30 000 книг, а также нескольких тысяч литературных архивов более чем 400 писателей, включая Вальтера Скотта, Роберта Бернса, Джорджа Байрона, Перси Биша Шелли, Роберта Льюиса Стивенсона. Особенно здесь гордятся привезенным из Швейцарии личным архивом классика американской литературы, которого мы знаем как классика русской литературы, — Владимира Набокова. Отдел рукописей хранит свыше 3000 частных архивов с документами начала XVIII— конца XX века, в том числе бумаги Вашингтона Ирвинга, Уолта Уитмена, Генри Джеймса, Марка Твена.

 

Собрание Уильяма Спенсера, утонувшего в 1912 году вместе с «Титаником», содержит иллюстрированные издания со всего мира — от японских свитков и индийских миниатюр до альбомов скульптур эпохи Возрождения. В отделе редких книг хранится свыше 130 000 раритетов, включая «Космографию» Клавдия Птолемея 1482 года, книги и атласы известных путешественников — капитана Джона Смита, Джеймса Кука, исследователей Луизианы Меривезера Льюиса и Уильяма Кларка. Кроме того, в столетней истории библиотеки отчетливо прослеживается увлекательный русский след. Если в 1854 году в собрании Астора хранилось около 40 томов на венгерском и некоторых славянских языках, то столетие спустя славяно-балтийский отдел библиотеки превратился в крупнейшее общедоступное собрание русских книг и предметов искусства Западного полушария (одних только книг свыше 300 000). В «русский читальный зал» прилежный читатель Николай Бухарин привел своего соратника Льва Троцкого, который, как мне рассказали, провел три месяца «во-он за тем столиком у окна» перед возвращением в Петроград в 1917 году. А почти четверть века спустя сюда подавал свое резюме, надеясь найти работу в Нью-Йорке, Владимир Набоков. После революции с помощью Владимира Маяковского и Алексея Крученых была создана уникальная коллекция книг, журналов, плакатов и рукописей русского  авангарда (преимущественно футуристов и конструктивистов). Не жалели денег на материалы о современном искусстве, благодаря чему появилась коллекция эскизов, фотографий, театральных программок, книг и журналов о дягилевском балете, включая рабочую записную книжку Сергея Дягилева. В то же время советское правительство за бесценок продавало музейные ценности на Запад. Так в NYPL попали тысячи книг из Зимнего дворца и Царского Села. Только из библиотеки великого князя Владимира Александровича удалось приобрести, а по сути спасти 2200 томов и рукописных журналов, включая богато иллюстрированные военные и географические издания XVIII и XIX веков.

 

 

Тайная комната

 

С 1958 года в главном здании Нью-Йоркской публичной библиотеки находится секретная, вечно запертая комната, ключ от которой выдается лишь избранным. Доступ в нее разрешен в течение года 40–50 труженикам пера. Комната, названная в честь историка Фредерика Аллена, предназначена для... писательского уединения. В ее девяти кьюбиклах трудятся писатели, получившие на год возможность творить в тишине и покое. Однако избранные отшельники нередко жалуются, что их коллеги в разгар рабочего дня... громко храпят.

 (окончание сразу за)

Comments