?

Log in

No account? Create an account

Русская конфета

В полупустом баре гостиницы «Славянский базар» гость заграничной румяности вдруг восторженно закосопялился на дальневосточного командированного за соседним столиком, от скуки щелкнувшего в рот завалявшуюся в кармане конфету.

Обычно иностранные гости с голодухи не шалеют, и вообще не пялятся. Тем более на суровые русские кондитерские выдумки. Командированный поерзал, поотворачивался.

- Хочешь, что ли? – наконец помахал он в воздухе второй конфетой.

- Рье-машка? – восторженно привзвизгнул иностранец.

- Не рюмашка, а «Ромашка»! - строго поправил конфетоед сумасшедшего. – Хотя рюмашка тоже никогда не повредит.

 

- Вкус точно такой же! Только совсем не такой! – зачарованно пробормотал инопсих, рассмаковав вязь. – Простите, у меня с этой конфетой связано незабываемое переживание. Можно, я взамен куплю вам выпить?

Пригубив дармовой джин с тоником, командированный смягчился и приготовился слушать. Делать ему все равно было нечего.

- Меня зовут Пол, - псих придвинул стул.

- А меня – Потолок, - хохотнул командированный. – Ну, и имена у вас там, на западе, ребята. Пол. Вот еще этот... Пидер!

Командированный расхохотался. Пол начал рассказ.

- У нас в нью-йоркской штаб-квартире, как и в любом офисе, есть кухня, - кротко улыбнулся он. – И так как фирма у нас на две тысячи адвокатов, работающих по всему миру, на кухне какой только еды порой не разогревают. Просто гастрономический университет. И вот однажды я увидел на столе горку странных иностранных конфет. А у меня работа интенсивно-умственная, требующая сахара под плешь, и потому я давний сладкоед и глюкозоман.

- Китайские, что ли? – удивился мой друг Джек. – Тогда к ним лучше не притрагиваться, мало ли какой свинцовый сюрприз в них закатали на берегах Желтой реки!

- Нет, не китайские, - соображаю я, изучая этикетку. – Русские!

Оказалось, что конфеты оставлены для всех желающих в честь дня рождения какой-то Нины, работавшей паралигалом в отделе авторских прав.

А тут и сама она заколыхивается, угощайтесь, говорит.

Я эту Нину, может, когда и встречал в коридорах, но внимания на нее особого не обращал, потому что полноватые девушки как-то не привлекали моего холостяцкого азарта.

А тут, деватья некуда, соблазн на столе в зеленых обертках, нужно было выяснить про конфеты.

- Кого судить, если что? – спрашиваю у Нины с опаской.

Все-таки мы адвокаты, и экзотические продукты жевать без внятной судебной ответственности производителя – даже как-то непрофессионально.

- Да успокойтесь, они вне подозрения, потому что поддельные, - смеется-утешает Нина. – Сделаны неподалеку, в Бруклине. Так что найти истцу ответчика будет проще простого.

С самого начала эта Нина показалась мне чуток не в себе. Вроде бы простушка-толстушка, но с подтекстом в смешливых глазах. Только не поддался я тревожным сигналам интуиции, разрезал конфету, изучил-обнюхал начинку.

Нина глядит на нас с Джеком, как на дикарей конголезских, хихичет пуще прежнего.

- Что-то тут не то, с этой конфетой, - жалуюсь. – А что – нос не разгадывает.

- Цианистый калий в ней, - подзадоривает нас Нина. – Цезий радиоактивный...

Первым Джек раскусил свою половину, вроде, не упал замертво, одобрительно хмыкнул. Ну, и я следом допустил в организм иностранное гастрономичесское сочинение, рискнул судьбой.

Надо сказать, что поразительно вкусной конфета оказалась! Просто амброзия! Я таких прежде и не едывал, совершенно новый и дерзкий вкус. Но когда радостное удивление растаяло, я еще раз с ужасом убедился в том, что не бывает удовольствия без подвошной гадости в итоге.

- Алкоголь! В ней же алкоголь! – как заору, наконец разрецепторив, что с самого начала так тревожило мой нос в этой конфете. – Что же я натворил?

Джеку-то ничего, он смеется, потому что он всего лишь вегетарианец. А я – алкоголианец. Капли алкоголя в организм не допускал. Даже подростком в родном штате Юта всегда проверял содержимое потребляемых продуктов. А тут ослабил бдительность, поддался искушению!

У меня приступ паники, вся концепция жизни рушится, Джек в мусорной тумбе роется и извлекает из нее мять, расправляет ее и подает:

- Дыши в бумажный пакет!

Я только тихо кричу:

-  Как же я машину поведу? Как же я буду жить дальше?

И тут Нина вдруг говорит:

- Да успокойтесь, дорогой эсквайр! Нет в этой конфете никакого алкоголя!

- Как же нет? - кричу. И – к компьютеру. – Вот, содержимое нагуглилось. Видите, в списке - коньяк!

- Ой, да мало ли что у нас, у русских, где понаписано, - смеется Нина. – Мы – страна великой литературы, уж что-то, а написать можем, где и что угодно. У нас все понимают, что написанное к жизни имеет такое же отношение, как божий дар – к хорошо прожаренной глазунье. Уверяю вас, что весь коньяк выпили еще до того, как эту конфету в бизнес-плане сочиняли. Вы что, русских конфет с алкоголем, что ли, никогда не пробовали? Тогда пройдемте к моему кьюбиклу, у меня там коробка шоколадных бомбошек с настоящим, ясно различимым ликером томится.

- Ни за что! – говорю. А у самого вопреки разуму жадный интерес разгорается, уж больно вкусными русские конфеты оказались.

- Вы же все равно уже якобы согрешили-оскоромились моим русским угощением, - издевательски аргументирует Нина. – Пережили шок и ужас свершения греха, судя по вашим воплям - почти первородного. Так? Выходит, лучшего случая разгрешиться дальше и всерьез вам еще полжизни ждать. Не пропадать же уже пережитому раскаянию зазря, из-за ерундистики, из-за конфеты, в которой и алкоголь-то едва нагугливается. И вообще - вы мужчина или тушканчик мохоногий?

Словом, не мог я не согласиться с нининой логикой как адвокат и профессионал аргументации. Конфеты с ликером оказались тоже очень интересными. Конечно, не такими сложновкусными, как «Ромашки», но всю коробку мы с Ниной как-то незаметно за разговором умяли.

- Как же мне домой в Коннектикут теперь рулить? – ужасаюсь. – Меня полиция арестует за пьяное вождение!

- Было бы глупо загреметь в кутузку только из-за конфет, - соглашается Нина. – Поэтому нужно пойти в бар и напиться по полной. Попробовать, как хороши русские конфеты в качестве закуски к русской выпивке. Не пропадать же зазря этому случаю невольного согрешения. У нас, у русских, есть такое правило: семь без – один ответ. И когда же еще вы сможете попробовать коктейли «Белый Русский» и «Черный Русский»? Узнать, чего лишили себя из-за путаницы извилин? И вообще- вы мужчина или трясогузка белобровая?

Надо сказать, что этот вроде бы риторический вопрос и меня всерьез заинтересовал в тот момент, когда мы с Ниной переезжали из бара «Правда» с его меню в семьдесят водочных коктейлей в бар «Русская водочкая комната» с его меню в сто двадцать водочных коктейлей.

- Вы мужчина или марал тяньшанский? – удивилась Нина, когда нас подрезал какой-то хлыщ на Лексусе.

Надо признаться, что бармен в  «Правде» открыл мне по секрету еще один удивительный закон русской жизни – о том, что не бывает некрасивых женщин, а бывает только мало водки. Так вот, Нина в те минуты уже была ослепительно красива! И я этот наглый «Лексус» под ее одобиртельные взвизги сделал, по ходу гонки пренебрегнув одним красным сигналом светофора. Ну, или парочкой.

И так увлекся, что даже сирену полицейскую расслышал не сразу.

Арестовали меня, впрочем, не за светофоры, ведь за них полагается лишь штраф и увеличение страховки сроком на три года.

А как раз за очень пьяное вождение.

 

Я и сам адвокат, и друг Джек мне говорил все правильно, да и вся наша адвокатская контора в один голос убеждала – мне следует как можно скорее и искреннее признать свою пьяную вину и тем самым смягчить размер неминуемого наказания.

Вся контора сходилась в том, что иного пути у меня нет. Вся, кроме паралигала Нины.

- Мы, русские, часто живем неправильно и потому выживаем своими методами, - сказала она, офромляя меня под залог. – Ни в коем случае ни в чем не сознавайся, мой дорогой Павлик. Никогда. Я тебе приведу нашего, русского адвоката. И он тебя так замечательно оправдает, что даже следа алкогольного градуса в твоей биографии не останется. Выйдешь из зала суда даже более чистым и праведным, чем до ареста! Решайся! Ты мужчина или заяц курчавохвостый?

И я, словно заколдованный, снова поддался уговорам  парадоксальной девушки Нины. Хотя заставить неподкупного американского судью в здравом рассудке простить многократное превышение лимита алкоголя в крови было, конечно же, решительно невозможно.

 

- Конфеты! – загоревал, не здороваясь, вызванный Ниной адвокат Шулемович, заметно усиливая первое впечатление городского сумасшедшего. – Это ужасное изобретение злодеев-пищевиков, наркотик ума и рассадник триглицеридов! А как от них портятся зубы и куксятся десны! Кто ваш дантист? Он вас предупреждал, что воспаление десен в два раза увеличивает риск инфаркта? И инсульта тоже? Запомните, главное в вашем цветущем возрасте – гигиента рта! Все остальное приложится!

- При чем здесь зубы? Что вы мне зубы заговариваете? – возмутился я. – Если вы, коллега адвокат, специализируетесь в защите дантистов от судебных исков пациентов, то с какого ляда вы взялись помочь мне избежать тюрьмы за пьяное вождение?

- Тюрьма – ерунда, главное – зубы и десны! – не унимался русский адвокат. – Запомните одно – лечение десен и костной ткани нельзя откладывать! Вы должны неукоснительно выполнять предписания вашего зубного гигиениста! Ведь вы не хотете дожить до необходимости скейлинга, полировки корней и коллагеновых мембран! И ни о чем больше не беспокойтесь, ваше дело в надежных руках!

 

На суде адвокат Шулемович к моему ужасу так и не вышел из-под влияния явно принимаемых им психотропных препаратов. И продолжал упрямо путать мое дело о пьяном вождении с каким-то зуболечебным процессом.

- Зубы! – кричал он судье. – Что может быть важнее в жизни таки здоровых зубов и полости рта, самого грязного места в человеческом организме?

- У зашиты есть свидетель? Зовите! – нетерпеливо оборвал бред сумасшедшего судья.

Однако появление Нины не прибавило разбирательству ясности.

- Вы целовались с обвиняемым незадолго до ареста? – заорал на нее Шулемович. – Каковы ваши впечатления?

- Требую отвода некомпетентной свидетельницы! – заявил представитель прокурора. – Судя по замерам полицейского офицера, уровень алкоголя в ее крови был столь высок, что в ее состоянии невозможно было не только целовать посудимого, но и вообще помнить, на каком свете она находилась!

- Это я не компетентная? – возмутилась Нина. – Это я не могу судить? Вот список обцелованных мною мужчин, вызывайте по очереди и они вас подтвердят мою компетенцию, какой бы ни случился градус. Да и я вам о каждом охотно дам свидетельские показания вне зависимости от выпитого перед и после!

- Восемьдесят девять человек? – ужаснулся судья, увидев список.

- Это только кого я навскидку вспомнила, - скромно улыбнулась Нина. – Но если для убедительности мало, я могу еще напрячь память...

- Восемьдесят девять целовантов? – вскочил я. Хотя, конечно, в качестве обвиняемого должен был виновато краснеть и хранить молчание.

- Ах, Павлушечка, ты мужчина или гиббон северный, белощекий? – нежно поглядела на меня Нина. – Какая может быть ревность, когда твою даму обижают и обвиняют в некомпетентности? Когда она рвется спасти тебя от несправедливых наветов?

- Повторяю вопрос – и как оно вам было за поцеловаться с обвиняемым? – занастаивал Шулемович после разрешения свидетельнице продолжать давать показания.

- Честно говоря, сначала его дыхание воздуха не озонировало, - сообщила Нина.

- Что вы несете? – в ужасе воскликнул я.

- Но непосредственно перед арестом, - мечтательно продолжила Нина, - оно вдруг чудесным образом улучшилось....

- А теперь, - победоносно закричал Шулемович, - вызываю нового свидетеля, дипломированного гигиениста и выпускницу Нью-Йоркского университета Чистяковскую Эльвиру! Вы, Эльвира, лечили подсудимого от гингивита с пародонтозом? Что вы ему в ходе зубочистки настойчиво рекомендовали?

Тут уж и я понял замысел гениального русского адвоката, вскочил и заорал:

- Лечение десен и костной ткани нельзя откладывать! Я неукоснительно выполняю предписания своего гигиениста! Потому что не хочу дожить до необходимости скейлинга, полировки корней и коллагеновых мембран!

- Вот, - скромно потупился Шулемович. – Перед решающим интимным актом в форме поцелуя с атакой языка в область неба свидетельницы обвиняемый успел тщательно прополоскать ротовую полость дезинфицируюей жидкостью «Листерин», которую всегда держал возле водительского кресла. После чего был остановлен полицией и пал жертвой рокового недоразумения. Ибо алкогольные пары при контрольном выдыхании, вызвавшие арест, проиходили вовсе не от беспробудного пьянства, а всего лишь спиртового полоскания согласно предписаниям зубного гигиениста мисс Чистяковской!

- Я не могу поверить тому, - воскликнул возмущенный судья. – что вы тут мне пытаетесь протолкнуть древнюю классику жанра, ротополоскательную защиту! Да ведь никакое полоскание не дало бы такого процента алкоголя в контрольном замере вашего клиента!

- Одно лишь полоскание – не дало бы, ваша честь, - хмыкнул Шулемович. – Но вся адвокатская контора моего подзащитного подтвердит, что перед роковой поездкой он съед килограмм русско-бруклинских конфет, буквально залитых, согласно гуглу, коньяком. За конфеты и судите моего подзащитного, если совесть вам это позволит!

 

Оправдали меня подчистую, за неубедительностью обвинений. Нине я прямо в зале суда, потрясенный до спинного мозга, сказал честно:

- Спасибо, конечно, что ты меня не бросила в тяжкий час. Но то, как вы, русские люди, обделываете дела, ужасно! Я этого не понимаю и никогда не смогу понять! Хоть конфеты у нас в Америке, да, невкусные!

 

Иностранец оглядел лубошные стены бара «Славянский Базар» мутным взглядом. Заказал себе «Бурбона».

- Лишь спустя несколько сложных, мучительных месяцев я наконец понял, - заметил он, опрокинув стопку, - что русские женщины – они совсем как русские конфеты. Они очень неправильные - но очень вкусные...

Он не успел завершить рассказ, потому что в бар зашли трое – молодая полная женщина и пожилая пара.

- Вот, встретила наконец маму и папу, их скорый поезд из Сыктывкара опоздал на два часа! – улыбнулась молодая женщина.- Ну, что же ты, Павлушечка, сидишь, как истукан, ты мужчина или рогозуб двоякодышаший? Подходи знакомиться!

Пожилая женщина притолкнула мужа в спину. Тот откашлялся, протянул руку и неуверенно шагнул навстречу вскочившему с табурета, широко заулыбавшемуся Полу.

Под мышкой он держал огромный раскрытый кулек чуть подтаявших шоколадных конфет.


Comments

Чудная история! Пойду налью себе брюта и трюфелем шоколадным закушу%))
вот он, рецепт пусть недолгого, но все-таки счастья
Хитрая увертливая Нина. Не женщина, а лиса девятихвостая!)))
умным женщинам всегда респект, вне зависимости от количества тянущихся из прошлой жизни хвостов...
Всё-таки хорошо, что в Бруклине контрафактят "Ромашку", а не "Белочку"
контрафактят все, в том числе и "Белочку", просто у нас сейчас ромашковый период. а чем белочка трепетнее ромашки, я так и не разобрал
тысяча первый сравнительно честный способ выйти замуж за иностранца :)
против сочетания русских женщин и русских конфет еще никто, мне кажется, не устаивал...
потрясающая история! :)
ага, стараемся разбуднить будни сюжетцами...
Что-то прям... Захотелось выпить и конфетой закусить.
но только в конце дня, ближе к сумеркам...
не очень отполирован переход от Пола к Джеку. Мне пришлось раза три перечитать, чтобы понять, что рассказ перешел в прямую речь от первого лица. И стиль меняется, от вашего фирменного с выкрутасиками к скороговорке.
переход чуть полирнул, спасибо, а скороговорка от суровостей офлайновской жизни - либо она, либо вообще ничего, временного роскошества никакого
Zamechatelno! I konfet srazu zahotelos
получить бы с конфетоделателей хоть фунт за невольную рекламу...
Сколько Вам заплатила фирма из Бруклина, которая эти конфеты изготовляет!:))
Это же чистой воды реклама - весь народ сейчас ломанется за конфетами в русские магазины.
да, не догадался я поживиться загодя товаром. ну, пусть это будет моя форма бескорыстной благодарности за семейные чаепития вприкуску
Прелестно!!!
правда, что ли? хм, и чо ж читателей-то не прирастает...

Edited at 2011-02-01 09:13 pm (UTC)
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
Надо же, как вкусно! Ссылкой у себя на яндексе поделюсь. Не против?
конфеты и ссылки всегда радуют
чудесно!!! эх, а у меня в Нью Мексико нет выхода на русские конфеты..
зато у Вас есть выход на Нью-Мексико, еще нетронутый русским словом заповедник неведомых историй...
вах, какая умная женщина! И красавица при правильной подаче
а интеллект всегда красив и очень sexy