?

Log in

No account? Create an account

Вес взят - 2

Тренировки давали сложные результаты.

Лия Михайловна уже была вся в синяках, спасибо, что не переломах. Но то взлетала на краткие секунды, то упрямо не отрывалась от паркета.

Творческие наследники Зияутдинова Ильяс и Аслан ожесточенно спорили, придерживаясь противоположных методик в деле весоподнимания.

- Надо больше выпить! – уверял Ильяс. – Тогда и невесту на коленках у мамы взметнем!

- Нет, надо больше съесть! – не соглашался Аслан. – Успеем откормиться и перейти в новую весовую категорию – дело пойдет, как по маслу!

Уже и стул Лии Михаловне подобрали воздушный, алюминиевый, и кушала она всего ничего, а рывок с груди на вытянутые руки никак не давался.

- Важен каждый грамм! – кричала Ася, в отчаянии срывая с мамы перстни.

И только Зияутдинов оставался спокоен, даже мечтателен.

Только урчал, плотоядно переоценивая Лию Михайловну и меняя на чертежах векторы броска.

 

К свадьбе секунду-другую Лию Михайловну в воздухе уже вроде держали, хотя ни о каком полете среди канделябров мечтать не приходилось.

- Я же только ради дочки суеверной согласилась сыграть посмешище, - объясняла Лия Михайловна, еще трезвая, озабоченной чем-то неведомым Тумаковой. – Меня мой вес не тяготит и не унижает, привыкла. Он меня не определяет, я живу своей жизнью, в которой ему роли нет. Ведь кому выпадает при рождении одно, кому двадцать третье. Это как евреем родиться – так уж получилось, выбирать не пришлось. Что диеты в одном случае, что крещенья или смена фамилии в другом не меняют диспозиции судьбы. То есть, можно, конечно, от внутренней пустоты превратиться в толстуху, еврейку или другую жертву, но я – там, где поменять коммуналку на дворец, а не там, где целлюлит.

Лия Михайловна выпучивала глаза и гаркала Тумаковой в лицо:

- Вес – он не на теле, вес - он в голове!

Тумакова лишь виновато сопела и отворачивалась к гостям, словно искала кого-то.

Асе было не до маминого взлета, у Аси полыхал кризис со стаканом.

- Не буду его больше бить, у меня пятка серьезно больна! – чуть не рыдал Зенкевич.

Граненый стакан, который согласно еще одному странному нацобряду жених должен был расколоть каблуком, уже трижды подрезали алмазным стеклорезом. Но он все не давал перспективной трещины, словно издевался.

- А вы лампочку взамен раздавите, - нашла выход либеральная раввинша-сочетательница. – Все равно изделие в салфетку завернуто, кто заметит?

- А Тора? – ужаснулась суеверная Ася.

- Тора стерпит и не такое, - пообещала раввинша.

Уже пора было идти под хупу, а лампу принесли для раскаблучивания модную, галогеновую.

- Потравим молодых газом, - засомневалась раввинша.- Ведь немолодой молодой и кислородом-то едва дышит. Простой, в шестьдесят ватт, лампы неоткуда выкрутить?

Откуда выкрутили свадебную лампу, осколки которой Ася прилежно, выражая покорность мужу, замела в совок, семейная история деликатно умалчивает.

Наконец настал решающий миг семейной судьбы. Заударяла Нагила Хава, гости отхлынули от Лии Михайловны, словно от спидоносицы.

- Нажрались! – в ужасе охнула Ася.

Вышедшие на паркет ученики Зияутдинова плохо держались на ногах. Видимо, воспользовавшись свадебным хаосом, Ильяс споил Аслана, а потом и узюзюкался сам.

- Садись к маме на коленки! – широким жестом пригласил он Асю. – И тебя ща поднимем!

Ася с уже расставальной тоской прижалась к отчаянно кашляющему Зенкевичу.

Зияутдинов лишь застенчиво улыбнулся, расстегнул рубаху, под которой оказалась борцовка с эмблемой сборной СССР - и намертво взялся за ножку стула.

Лия Михайловна, кротко взвизгнув, подогнула ноги, вцепилась ногтями в обшиву.

- Маму качаем! – жадно заорали гости.

Ученики Зияутдинова коленопреклонились у оставшихся ножек, уточнили кивками вектор взлета, тихо заорали:

- Поехали!

Стул дрогнул, оторвался от танцплощади.

Лия Михайловна, словно думая о чем-то возвышенном, раздаривала по сторонам сложные улыбки.

Ее взяли на груди, приготовились взметнуть, но тут она вдруг от голода и ужаса икнула, и центр ее тяжести, видимо, чуть переместился вбок.

Взметателей повело.

Стула они не выпускали и не отпускали, но поднять его выше у них недоставало мускулов и угла.

Оцарапав безропотной Лией Михайловной стены и звонко расшибив ею пару канделябров, поднимальщики жалобно застонали и бережно уронили ношу.

- Нет, не выйдет у нас совместной жизни, - в отчаянии прошептала Ася, оттолкнув потрясенного Зенкевича. - Не судьба... С кем ты от меня сбежишь и когда, малосольный ты мой?

Лия Михайловна виновато сползла со стула-носителя.

Но в эту минуту в зале произошло что-то непонятное, необъяснимое.

Где-то на далеком фланге, в гостевом захолустье послышался ликующий гогот – и над головами легко взметнулся новый стул, с неизвестным грузом на нем.

Гражданин пожилой внешности приплясывал в вышине вместе с мебелью и орал необъяснимое:

- Да! На свадьбе? Имею право!

- Кто это? – изумилась Ася.

- Кажется, твой отец, - прищурилась Лия Михайловна. – Полупокойный. Кто его сюда провел?

Тут-то Тумакова и закаялась:

- Рыба-лоцман я! Паразит-прилипала! Только объедками ваших мужей и женихов и перебиваюсь, вы уж простите меня и жесткое законы природы! Я провела, так как он тоже живое, а я имела с ним когда-то связь, а теперь - воспоминания...

Лия Михайловна вдруг лучезарно улыбнулась потерявшему внешность Зияутдинову. Переводрузилась на стуле. И тихо повелела:

- Поднимайте обратно!

Зияутдинов злобно заурчал.

- И повыше! – звонко крикнула Лия Михайловна. – На вытянутые руки меня, дорогие мужчины!

Взметатели снова кинулись к ножками и ногам Лии Михайловны. Дружно перекивнулись на боевой взвизг Зияутдинова.

И легко, на три счета, ударили Лию Михайловну теменем в люстру.

- Все-таки будем жить счастливо! – сгребла Зенкевича под мышку Ася. – Конец семейному проклятию!

- Туда! – взметнула руку Лия Михайловна, выдрав лицо из хрустальных висюлек, словно адмирал, повелевающий эскадре идти на врага. – Не имеет он тут никакого права!

Ее покорно потащили навстречу беснующемуся блудному супругу.

- Сво-оло-очь! – заорала Лия Михайловна, ловко вцепившись эк-мужу в кайму лысины и сдергивая его со стула вниз.

Тот, сопротивляясь, нырнул Лие Михайловне под грудь.

Лия Михайловна с ликующим воем огрела его коленкой по мордасям, окончательно утратила равновесие - и под стоны весонош обрушилась на паркет.

Угодив прямиком и всем своим нешуточным весом на мухача Зияутдинова.

Впрочем, даже когда бывшего чемпиона Европы, все никак не приходившего в сознание, извлекали из-под Лии Михайловны, он продолжал победоносно улыбаться.

 

Вот так неожиданно и стала Лия Михайловна, несмотря на свое нежелание быть хоть как-то связанной со своим невольным весом, музой европейского призера штангиста Зияутдинова. Его Галатеей, объектом обожания и ходячим шедевром взметательного творчества. После свадьбы Ася Лия Михайловна подарила Зияутдинову плазменный телевизор, потом перины семье на полу, потом квариру, однако дело материальной стороной вопроса не ограничилось.

Так что нередко теперь гуляют Лия Михайловна с Зияутдиновым по Нескучному Саду, неизвестно о чем молчат друг с другом, а жена и женщины непонятного содержания Зияутдинова вроде не ропщут, терпят усложнение.

Видимо, понимают, что мир вокруг нелинеен и не линеет, и кто же его знает, о чем он и зачем.

Что же касается камикадзе Зенкевича, то метафорический крейсер его все ближе, и он, оперативно размножившись с Асей девочками-близняшками, со дня на день взволнованно ждет рокового столкновения.

Утра у него не проходит без нового смертельного недуга.

Что, впрочем, не мешает ему по настоянию Аси поддерживать себя в сносной форме.

Недавно он даже слетал в Нью-Йорк и с неплохим временем пробежал всю дистанцию тамошнего ежегодного городского марафона.

На последнем, разумеется, издыхании.


Comments

Может, отсюда фото прицепите?
http://belan-olga.livejournal.com/379069.html
роскошные женщины, но у меня в ЖЖ - только авторские материалы...
"Путь жениха Зенкавича" это класс
автор старался...
изумительно и отлично :)
ну, вот и ладно, а то каждая история - как экзамен, и не каждую "сдаешь" даже на "уд."
очень хорошо понимаю :)
аффтар!!!! ю в мейд май ивнинг!))
вери гуд зен, фэнк ю
"романтик тяжести, поэт массы, рыцарь гравитации"

Это чудесно!
остапа несло, да...
восторг, сплошной восторг!
ага, проело, видать...
Великолепно,Андрей!!
Спасибо от души!
ну и юзерпикча у Вас, ударился лбом о монитор, раскланиваясь
Не надо))Вы уж берегите монитор))
А особливо - лоб!)
спасибо за просвещение о еврейский свадебных обычаях:))
ну, у меня же познавательно-этнографический жжурнал, эдакий "вокруг света", ага...
Как всегда - блестяще! Спасибо!
завсегда; говорят, оставаться даже сложнее, чем становиться
По-моему, это одно из ваших самых замечательных творений!
Вы очень добры
Восторг и восхищение!
"Мир не линеет"!
Как вы это придумали?!
и Вам спасибо за острый глаз...
Дык, это от ревности к чужим словесным успехам.

А если серьёзно, вы замечательно пишете, только я не всегда нахожу слова, чтобы выразить вам респект.
Давно не читала такого замечательного!
welcome to the readers club...