?

Log in

No account? Create an account

Вирус Аполлона

- Да, это он, - удивленно кивнул я.

- Нет, это не он, - не согласилась Метида.

Московские друзья пригласили нас встретить русский новый год в ресторане венецианской кухни Cipriani, который напротив Плазы и позолоченного памятника изобретателю тактики выжженой земли генералу Шерману вкупе с анононимной генеральской лошадью.

Там на нас опять, как и в других дорогих нью-йоркских ресторанах, пялились сэры в пиджаках.

 

А ведь я специально позвонил в ресторан, чтобы узнать, нужно ли вынимать из шкафа пиджак – и получил разрешение явиться без пиджака.

Но то ли сэрам в пиджках моя лучшая изумрудная рубашка усугубляла глаукому, то ли русская речь ржавила слуховые аппараты – сэры пялились на наш столик то как русский царь на жида, то как жид на русского царя.

Хотя хохотали мы тихохонько, и морд в салаты из аспарагуса с авокадо не впечатывали.

Я, видимо, никогда не разгадаю прелести дорогих нью-йоркских ресторанов. Кормят в них, где ни поугощайся на деньги московских друзей, скудно и невкусно, вина кислые. К тому же, завсегдатошные сэры, которым, по словам гастрономического форума yelp, «место в морге», обязательно пялятся.

Очевидно, элитные рестораны существуют для того, чтобы моргосэры в горчичных или синеклубных пиджаках могли спокойно откушать в монетарной изоляции от плебса. Но почему бы за сумасшедшие деньги этим полутюремным ресторанам не начать вкусно готовить. И если ресторан расположен хоть и на Ист сайде, где живут нью-йоркские «старые деньги», но еще и на одном из самых известных туристических пятачков мира, то уже бы и не привыкнуть к русским людям полусемитской наружности, встречающим здесь московский новый год.

Вдруг посреди трапезы сэры дружно переместили пялеж на входную дверь.

К столику возле окна проследовал очередной широкий пузатенький дряхлец в пиджаке и темных, не по пасмурной погоде, очках.

По залу прошелестел озорной гул, вдохновенно заскрипели чуть разворачиваемые стулья.

А потом сэры вернулись пялиться на наш столик.

И только новый сэр, на которого с улыбками попялились другие сэры, на нас не пялился.

А с аппетитом набросился на салат.

Тут-то, приглядевшись, один из московских друзей и предположил:

- Так ведь это - он!

Диспозиция опрокинулась, и теперь уже мы пялились на одного из сэров.

Наш друг даже пофотострелял в него из айфона, хотя обе спутницы сэра в темных очках, пожилая, похожая на одумавшуюся Кармен, и молодая, похожая на неодумавшуюся Кармен, осудительно покосились на нас. Да тотчас заботливо пересосредоточились на своем сэре, который был им явно интереснее.

Настало время кремлевских курантов, мы дерябнули шампанского, московские друзья стали трясти и прикладывать к ушам айфоны, тщась услышать прямую трансляцию обращения к народу российского президента. А мы с Метидой все шепотом спорили – тот это сэр или не тот.

- Шея, - аргументировала Метида. – Не такая, неправильная. У него в фильмах толстая шея, а у этого сэра тощая.

- Тогда зачем ему посреди мрака темные очки? – возразил я. – Явно - чтобы не узнавали и не пялились!

- Темные очки настолько странны, что из-за них пялиться будут еще больше, - не согласилась Метида. – Может, у человека глаза устали глядеть на мир. И еще – лицо. Его слишком много. И на нем слишком много солнечных пятен. Если ты трижды оскароносец, ты не можешь себе позволить иметь такое неряшливое, неприбранное лицо.

Я лишь снисходительно ухмыльнулся.

- Говорю тебе, это он. По одному лбу и зачесу видно. Я как-никак ВГИК закончил, и по ночам смотрю кины, несмотря на тяготы отцовства и быта. Уж позволь мне хоть в вопросах киноискусства иметь правильное мнение...

У Метиды и правда с узнаванием актеров дела обстояли сложно, особенно в России. Почему-то все русские актеры казались ей на одно лицо и одну ухмылку. Единственный, к кому ее папа сумел привить ей узнавание, был Олег Валерианович Басилашвиили.

- Все равно - не он, - видимо, вспомнив про Олега Валериановича, сникла Метида.

И тут сэр в очках покончил с едой и, сняв очки, удивленно поглядел на нас.

Не так, как другие сэры, без сдержанного негодования. Скорее, с сытым, равнодушным любопытством. Мол, почему это все пялятся на вас, а не на меня, хотя мне этого и не хотелось бы.

И мне точас стало ясно, что Меитда в очередной раз права, и  это – не он.

Лицо у сэра было другое, пустое, разобранное, даже чуть дурковатое.

Я потерял к сэру всякий интерес.

А тут уже и на ютьюбе появилась новогодняя речь российского президента, и московские друзья, ковыряя наполеоны и шоколадные торты, принялись ее вполуха слушать.

 

Дома, уже после падения хрустального шара на Таймс сквер и моей неудачной попытки открыть вовремя шампанское, Метида полезла в интернет.

- Позволь доказать мою правоту научным путем, - сказала она, роясь. – Я как-никак врач. И запомнила расположение пятен актинического кератоза на лице сэра в темных очках. Вот сейчас и поглядим.

- Да не он это, - отмахнулся я. – Уж доверься мне в вопросах киноискусства...

Метида тщательно изучила недавние фотографии трижды оскароносца, сделанные паппарацци – и вдруг удивленно пробормотала:

- Как же так?

Я вплоглаза поглядел на фотки.

- Те же пятна, - прошептала Метида. – На тех же местах. Это был все-таки он...

- Ага, - сказал я.

- Но как же можно быть великим актером с таким неопрятным и даже чужим лицом?

И Метида принялась звонить своему папе с радостной новостью:

- Папа, я узнала еще одного актера, кроме Олега Валериановича! Он сидел с нами сегодня в ресторане...

Одно лицо для жизни, другое – для работы, думал я. Да и неважны пятна актинического кератоза и даже целое лицо для таланта, даже актерского.

- Наверное, талант – это голос, - пробормотал я, когда Метида победоносно положила трубку. – Чужой голос, чей-то голос. Который вдруг начинает бубнить изнутри человека, и тот сам изумляектся, откуда голос взялся. Древние полагали, что это вещают боги. И пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, ну, в общем, когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда. Говоря современным языком, талант – это компьютерный вирус. Который невесть как и зачем завелся в операционной системе и вешает с загадочной целью независимо от нее...

- Вирус Аполлона, - задумчиво хмыкнула Метида.

А я включил чайник и протянул жене тарелку:

- Положи-ка мне, пожалуйства, еще оливье с крабовым мясом. Ведь никто не переубедит меня в том, что наш новогодний домашний салат в сто раз вкуснеее той рощицы в соусе, которую с аппетитом поглощал сегодня в пижонском нью-йоркском ресторане Джек Николсон.


Comments

Я подумала, что Де Ниро, но Николсон тоже хорошо :))
да, как честный человек теперь обязан откушать с Де Ниро и Аль Пачино.
Я тоже сначала подумал, что ДеНиро. Он любит в подобных тусовках, в частности, в русских бывать.
Но ведь не он один.
Де Ниро мы, наверное, вообще бы не опознали, уж очень он нью-йоркский и невеличественный тип

КАЙФ!!!!

у него всегда была странная хамелеонистая рожа.... ну и.. пить надо меньше.


а вообще чудесно рассказано - и согласна что есть в этих местах негего и незачем. у вас там столько крышесносительной этнической еды что все эти надутые ципы-циприани они просто именно как Вы и сказали - клубчики куда демос не пустемос. т.е. не ходемос.

Re: КАЙФ!!!!

залетела ворона в царские хоромы, почету много, а полету нет...
Хвастаюсь: я сразу поняла, что это Николсон:) А салаты наши и правда вкуснее.
пятерка за догадливость и пятерка за салатный патриотизм
Блистательно, впрочем, как всегда, канва по-крейзидадейзиевски уникальна и затягивающе захватывающа, но когда пришла разгадка, подумалось, что никольсконовская физиономия уж больно узнаваема, разве не трудно в ней, приглядевшись, усомниться?
ну, приглядываться особо было неприлично, а снямши очки, он такую рожу скорчил, что боже ш мой, почти имитация крота из Departed. А может, и мы выпимши были, ухудшили зрение

По-моему, не офф-топ

"Маленький мальчик, прогуливаясь с отцом по парку, обратил внимание на конную статую генерала Шермана, о которой его отец часто говорил, и,проходя мимо постамента, почтительно произнес:
- Здравствуйте, Шерман.
Отца это так растрогало, что он выдал малышу монетку. Через некоторое
время мальчик спросил:
- Папа, а кто был тот дядя на Шермане?"
http://www.bibo.kz/anekdoti/76797-malenkijj-malchik-progulivajas-s-otcom-po-paku.html
мне до сих пор кажется, что если бы не Шерман с товарищами-мясниками, была бы сейчас на карте чудесная, мягкая, богатая страна - Южные Американские Штаты. А получилась чистая Польша после Второй Мировой.
Пятна на Николсоне??? Не может быть!!!
а вы погугльте недавние некиношные фотки...
Я тоже почему-то сразу подумала про Николсона!

Мы когда искали первую съемную квартиру в Америке, попали в частный дом, и дварь нам открыл... ну точная копия ЕГО. Я как представила, что мои дети будут топать ногами над его головой, так сразу из той квартиры сбежала. Ходить по голове копии гения было выше моих сил :)

у Николсона и правда распостраненный англосаксонский тип внешности, без сличения пятен легко обмишуриться
А я думал, Басилашвили.
эх! как же я упустил такой блестящий поворот сюжета...
В русских ресторанах при вкусной жратве будет зато оглушительно грохотать молдавско-одесская эстрада. Бедные барабанные перепонки и вообще "чувство прекрасного"...
так хоть накормят если и не вкусно, до отвала, а из fancy ресторана еще и выходишь с мучительной мыслью, где бы пожрать...
В Германии большинство пенсионеров тоже в пиджачках ходят. Те, у которых пенсии на рестораны хватает.

Тогда отношение к униформе другое было.
немцы такие формалисты...
И почему я не удивлен:) Вообще говоря, не нами первыми замечено: актер - это пустой сосуд для роли. Вся их харизма и значительность вливается в них вместе со сценарием и выливается с ним же. Я пересекался в молодости пару раз с известными актерами и осталось совершенно схожее впечатление - другой человек, пустой совсем.
все же некоторые, мне кажется, делают предварительные исследования, выстраивают схему развития характера...