?

Log in

No account? Create an account

Мамы и мы

Вместо привычной хрупкой инструкторши-певуньи на вечерний понедельничный урок плавания «Мама и я» из подсобки бассейна вышел огромный афрогангстер с тяжелой сверкающей серьгой в ухе.

Затянутый в черный прорезиненный комбинензон, он китом лег в воду и гостеприимно зафырчал, вздыбливая мини-цунами.

Годовалые малыши-студенты в страхе заподревывали. Мамы бы тоже выразили гримасами ужас, да мамами по послерабочим вечерам трудились в основном папы.

- В воду! – рявкнул мохнатым басом афрокит, и мелюзга, ревя, посыпалась вместе с родителями в прохладную бирюзу.

Даже китайский мальчк у кресел на кромке бассейна, которому мама помогала разоблачиться до заранее надетых плавок для сеанса вольного семейного плавания, вздрогнул, отпрыгнул от одежды и рухнул в воду.

Образовав круг, поддерживаемые родительскими руками студенты начали в слезах барахтаться и вырываться.

- Коле-еса авто-обуса кру-жатся кру-гом! – грозно загудел кит, казалось, мощью луженой глотки растрескивая и осыпая кафель на стенах.

Малыши зачарованно затихли.

В дверях, ударившись друг о друга, замерли две бегущие мамаши в бизнес-костюмах, с блекберрями под прядями.

 

- Два миллиона! – уступая дорогу между луж, сказала одна.

- Значит – сократить и втиснуть в смету! - переуступая дорогу, сказала другая.

И захлопнули коммуникационные устройства, с улыбками нашли в бассейне своих малышей, Лоуренса и Джианну, помахали им маникюрами.

Студенты уже, словно загипнотизированные, подтягивали киту, месили в воде фиалковыми ручками-ножками.

- А у учителки, как ее, дети в начале урока еще обычно рыдают, - отметила по-русски мама студента Лоуренса.

- Мужчины – они способные. Из многих пап даже получаются отличные мамы, - засмеялась по-русски мама студентки Джианны.

Сомневающихся малышей начали сажать на кромку бассейна и приглашать прыгать в родительские ладони.

Дамы сели на пластикове креслица возле воды.

- Вы, я невольно услышала из вашего телефонного разговора, в больнице работаете, - отметила мама Лоуренса.

- Риск-менеджемент, - небрежно отмахнулась мама Джианны.

- Занимаетесь или заведуете?

- За... ведую, - призналась мама Джианны.

- Тогда вы там - вице-президент, - определила мама Лоуренса.

- Невелика шишка, у нас нас одиннадцать душ, - засмеялась мама Джианны. - Что само по себе риск неуправляемости. Только совет директоров живет вчерашним днем, не желает об этом слышать...

- А я как раз консультирую больницы, почему и спросила, - сказал мама Лоуренса. - Прихожу со своей командой и делаю обзоры. Гарантирую сэкономить больнице как минимум два миллиона в год. Не желаете попробовать?

- На следующий год в капзатраты можно будет заложить, - кивнула мама Джианны. - Пришлите смету, поглядим.

Они обменялись бизнес-карточками.

Делать им особо было нечего, только ждать окончания урока.

- Ваш как хорошо с ребенком управляется, еще и все объяснять успевает, - льстиво отметила мама Лоуренса, указав на тучного господина с бородкой.

- Это у него профессиональное. Он у меня преподаватель колледжа, - мама Джианны вздохнула – и согласно правилам вежливости вернула комплимент. – А ваш здорово с мальчиком поет и танцует.

Хипповый папа Лоуренса, в белой футболке и кожаной шляпе, кружился и выпрыгивал из воды в такт песнопениям.

- Мой музыку чутьем чувствует. У него музыкальный слух. Это у него тоже... профессиональное, - засопела мама Лоуренса.

Дети уже гроздьями сваливались с кромки бассейна в воду, папы не успевали их отлавливать.

- Мой рос в Лонг-Айленде, так его в школе задразнили за русский акцент, - думая о своем, поделилась мама Джианны. – Теперь он компенсирует, ведет курсы сравнительной литературы. Английской и американской. С тем же русским акцентом. Где теперь те мальчишки, которые его дразнили. А я вот она, расхлебываю.

- А мой вообше – диск-жокей, - призналась мама Лоуренса.

Дамы понимающе переглянулись.

- Веди, веди свою лодку вперед по течению... Жизнь – это всего лишь сон! – дружно сотрясал стены слаженный мощный мужской хор.

Когда урок закончился, мама Джианны принялась переодевать дочку на столе для игрушек и плавательных призов.

А мама Лоуренса закопошилась в сумке, охнула, растерянно заозиралась.

Выслушав ее, афрокит улыбнулся, одним нырком перекрыл бассейн, вышел на сушу возле подсобки – и вынес два полотнца.

- Всегда держим, - объяснил он, одалживая. – Раньше продавали, теперь просто даем забывчивым...

И пощекотал восторженного Лоуренса.

У семейно-плавательной китайской мамаши тем временем вызревала драма.

- Не буду снимать при всех! – помертвев, шептал мальчик.

Мама гневно булькала что-та на мандаринском.

Мальчик, видимо, упал в бассейн в одном возрасте, а вышел из воды уже в другом. Переодеваться у мира на виду, возле кресел, ему теперь уже было смертельно стыдно. Но и совладать с процессом переодевания в одиночку в мужской раздевалке он еще тоже явно мог.

Идея пройти с мамой в женскую раздевалку, вызывала у него лишь паралич мимики.

Мальчик стойко дрожал и синел в сложном ступоре судьбы, отвергая попытки обтира.

И тогда отчаявшаяся мамаша вдруг сгребла его.

И занесла в мужскую раздевалку.

Через минуту блэкбери мамы Лоуренса заскрежетал особым, русским рингтоном-кличем:

- Говворитт нач-чальник! Нем-медленно сними труб-бку!

- Мне только что позвонили из мужской  раздевалки. У вас там – предположительно женщина! – выслушав телефонный монолог, метнулась к афрокиту мама Лоуренса. – Все дрожат в мокром и не могут ничего снять!

- Что там происходит? Секс? Оргия? – оживился кит, вытаскивая из заднего кармана прорезиненных шорт крошечное полотенчико, отжимая его себе под ноги и утирая лицо. – Случай половопринаддежностной самоидентификации?

- Нет, там просто мама переодевает мальчика!

- Тогда, может, она – немка? – разочарованно вздохнув, продолжал размышлять кит. – Если так, то ничего не поделаешь. У этих немцев, вы знаете, все так далеко зашло, что даже души общие. И ничего, моются. Если бы в моей родной Бразилии сделали общие душевые, там такое бы началось...

- Нет, она китайка! Да сделайте же что-нибудь!

Кит, уныло вздохнув, проследовал в мужскую раздевалку.

Вскоре оттуда послышался его безнадежный гуд:

- Мэм, наши таблички четко обозначают, где какой пол может переодеваться.  Для  случаев трансвестизма, половой неопределенности или, как у вас, смешанного семейного переодевания, оборудована нейтральная занавеска в углу бассейна... Мэм, я бы предложил вам проследовать к оборудованной занавеске и там переодеть вашего ковбоя...  

Но китайская мама не понимала или не желала понимать кита и только яростно отбулькивалась в ответ.

Мамы Лоуренса и Джианны недоуменно переглянулись.

- И куда она полезла, в мужское царство? Не понимаю я таких женщин, которые не знают своего места и вторгаются на мужские территории, - пожала плечами мама Лоуренса.

- Может, она мама-одиночка, тогда ей выхода нет, кроме как стать мужиком, - посочувствовала китайке мама Джианны. – Но женщина, конечно, всегда должна оставаться женщиной...

Наконец китайская мама с гордым мальчиком высеменили из раздевалки.

- Спасибо, мэм! – безутешно пробасил им вслед кит. – Женщины и вода – две вещи, которые всегда меняются – и не меняются никогда...

Блэкберри мам Лоуренса и Джианны зазвенели колокольчиками.

- Два миллиона – и ни центра меньше! – отрезала мама Лоуренса.

- У меня смета, я не подпишу продления договора, - сказала мама Джианны.

- Какая сегодня вода красивая! – папа Джианны, выйдя из раздевалки, кивнул на успокоившуюся и сверкающую, словно облизанную, зелень бассейна. – Ты знаешь, я вдруг подумал. Если провести компьютерно-семантический анализ поэзии Уолта Уитмена, Генри Торо и Алекса Гинзбурга, а потом прозы Генри Джеймса, Германа Мелвилла и Джона Чивера, то вполне можно будет найти новый аспект влияния их гомосексуальности на их мировосприятие...

- Ты у меня такой умный, зайка! Ты обязательно станешь профессором, просто потерпи еще несколько лет...

- Вот ты всегда говоришь что я умный. И я часто думаю – раз такая умная женщина говорит что я умный, то так оно и должно быть. Но порой я смотрю на свою жизнь и карьеру, и особенно смешную зарплату преподавателя, и думаю – а может, я все-таки и не такой умный....

- Такой, такой! Верь мне, зайка...

Подхватив Джианну, ее родители поцеловались и поспешили к выходу.

Папа Лоуренса, передав разомлевшего мальца маме, со вздохом уточнил:

- Ты точно летишь со мной во Флориду? Я ведь там буду работать три ночи напролет... Вечно ты и зря ревнуешь...

- Твой агент сказал, что они оплатят билеты жены. А даже если  и не оплатят... – мама Лоуренса мечтательно закатила глаза. – Какая ревность, о чем ты? Просто, я обожаю смотреть на тебя, когда ты на сцене. Ты там – царь и бог, и вертишь толпой в тысячу полуголых девок и парней, и когда ты ставшиь новую запись, они ликуют и  повинуются каждому взмаху твоей руки... Я так люблю тебя в эти минуты, что не променяю их ни на что на свете!

Папа Лоуренса польщенно хмыкнул и укусил маму Лоуренса за щеку.

- И как же ты полотенце ребенку не принесла, а? Растеряха-забываха...

На что мама Лоуренса, увлекая мужа с сыном к выходу, лукаво усмехнулась и прошептала под полу тщательно вытертой мужниной кожаной шляпы:

- Прости, милый. Я такая дура!

 

Comments

Здорово написано! Мне понравился ребенок, который вошел в воду в одном возрасте, а вышел в другом. И женские разговоры понравились))
что видим, об том и скрипим клавиатурой...
Так вроде же Лоренсу полотенце забыли? непонятно как-то в конце вышло...
а-а-а! все понятно, наоборот, author is an idiot, спешит и не вникает в итоги акынства, спасибо
Здорово написано, все персонажи как живые видятся!
Отличная история.:)
так живые и есть, потому и видятся, ага, зеркалом работаю, как завещал товарищ Стендаль
какая знакомая атмосфера:))
Преподаватели-мужики - они всегда лучше. Жалко, что не так уж их много.
Чудесно! Прочла на одном дыхании - как клипик посмотрела!
ой. А что такое "блекберрями под прядями"?
ну, пряди это локоны, а BlackBerry это такие смартфоны... тьфу, гаджеты... тьфу, телефоны в общем, любимые бизнес-гражданами
Ох уж эти русские... Женщины!
нашим бы женщинам да больше самоуважения - страна бы расцвела за пять лет
Прекрасно, просто прекрасно!
прекрасное всегда просто, но увы, не наоборот
Зря в начале идёт чехарда с "папочки-мамочки". Напоминает подхихикивание во время произнесения анекдота.
редактора на автора нет, так что, увы... а чтобы разогнаться, часто делаешь глупые зыбкие шаги, ага
ай, мудрые дамочки! :-)))))
тем и заслужили умимолетнивание в журнале-нетленке
пока читают, есть резон самопнуться и настрочить очередной вербоклип...
Чудесный рассказ!
служу советскому союзу!
ну просто очень!
и афрокит, и китайский мальчик, и мамы... все очень хороши.
если что удалось, то и славно, спасибо
Таких мудрых женщин не бывает. Это фантастика.
скоре светлый идеал...