?

Log in

No account? Create an account

В логове глухого кудесника - 2


Время вообще однажды побежало вперед очень быстро, и глухой изобретатель уже поспевал за ним с трудом.

В 1930-м году его заводики все еще производили звукозаписывающие устройства и аккумуляторы, да былой славы и денег уже не наскребалось.

В некогда самой знаменитой и желанной лаборатории мира трудилось лишь семеро помощников.

Но дом его продолжал оставаться интеллектуальным центром страны, здесь гостили, согласно обычаям того времени, непременно не меньше 2-3 недель, американские президенты, промышленники, изобретатели.

 

Женился Эдисон в 28 лет на 16-летней подчиненной, далеко бегать в поисках невесты у него, ясный перец, времени особо не было.

Через 12 лет жена умерла от рака мозга, оставив ему троих детей, старшую девочку и двух пацанов. Времени и желания подобрать новую спутницу жизни у 40-летнего чудика не проклевывалось, но «простаивать» такому завидному жениху, селебрети и богачу, попросту не дали.

«В этом доме почему-то очень много хорошеньких девушек», лукаво-простодушно писал Эдисон приятелю из Бостона, куда его зазвал один из сотрудников-друзей с супругой.

Девушки на выданье поставлялись и представлялись глухому вдовцу неутомимо.

Одна из них, дочь местного изобретателя-промышленника Мина Миллер, поразила воображение Эдисона настолько, что он даже на две недели впервые и однажды в жизни завел личный дневник. И прилежно отметил в нем, например, что утром, думая о Мине, едва не попал под машину, и ему теперь, пожалуй, нужно купить страховку жизни на случай погибели «из-за Мины».

По нынешним понятиям красоты, девушка поражает воображение разве что екатерининнской статью. Но, видимо, среди современников жгучая величественная брюнетка пользовалась успехом, потому что мучительно выбирала стезю судьбы из трех женихов, двух молодых и одного знаменитого.

Была Мина явно не глупа и дополнительно поразила Эдисона тем, что проворно выучила азбуку Морзе. Вести тихие задушевные беседы из-за глухоты Эдисона было невозмохно, уж очень громко приходилось орать, никакие стены не удерживали тембра. Вот голубки и перестукивались.

Предложение Эдисон сделал морзе-стуком, на прогулочном корабле. И Мина немедленно простучала в ответ – да, то бишь, yes.

Молодой невесте предложили в подарок на выбор - дом в Нью-Йорке или рядом с рабочим местом мужа.

Благоразумная Мина предпочла обустроить семейное гнездо возле эдисоновских лабораторий.

Неподалеку, в первой американской gate community – скопище усадебок за забором и с охраной – как раз продавался дом, построенный несколько месяцев назад за 300 тысяч долларов удачливым менеджером манхэттенского универмага.

Удача менеджера, впрочем, оказалась краткосрочной, ибо деньги на дом он стырил на работе. Чтобы не садиться в тюрьму, вороватый менеджер спешно продал дом и вернул хотя бы часть позаимствованных денег. Так что Эдисону семейное гнездо обошлось дешево – всего в 120 тысяч долларов.

Впрочем, дома он появлялся нерегулярно, предпочитая проводить время в лаборатории с командой помощников, получившей кличку «бессонный эскадрон».

Мина, в точности как предыдущая жена Эдисона, родила старшую девочку и двух пацанов.

Один из них, Теодор, работал на папу и самостоятельно наизобретал на 80 патентов.

Другой, Чарльз, был военно-морским министром и губернатором Нью-Джерси. Дети от первого брака были благополучно оттеснены от отца и наследства, толковой жизни у них не получилось.

Когда одного из сыновей Эдисона спросили, как бы он мог описать своего отца, тот ответил просто и честно – я никогда его толком не знал...

Из шести эдисоновских детей пятеро были бездетны, и только у Мининой дочки родились внуки и правнуки.

Фамилия потомков Эдисона – Слоан, это скромные частные граждане, которые, впрочем, иногда посещают фамильное гнездо в Вест Оранже.

Не так давно хранители эдисоновской усадьбы затеяли ремонт и впервые открыли шкафы и книги, перешедшие Эдисонам вместе с домом от первоначального владельца-мошенника.

В книгах так и остались неразрезанные страницы.

 

Последний свой патент Эдисон получил, когда ему было уже 80. Умер он в возрасте 83 лет «от диабетических осложнений».

В Нью-Йорке в день его смерти на минуту потушили свет.

Старый друг Генри Форд так обожал своего ментора, что заточил в пробирку воздух в комнате скончавшегося Эдисона  в качестве «последнего дыхания» гения.    

Тайны человеческого сердца непредсказуемы. В 70 лет Мина снова стала невестой. Она вышла замуж за одного из женихов, претендовавших в юности на ее руку наряду с Эдисоном. Похоронив спустя четыре года второго мужа, стального магната, она, видимо, все еще испытывала смятение чувств и кризис идентификации. Из двух покойных мужей первый казался все-таки получше. И  она вернула себе фамилию Эдисон.

 

Эйнштейн преподавал неподалеку, в Принстоне, и однажды двух светочей эпохи представили друг другу.

Но, видимо, природа их гениальности были уж очень разной. Определять законы, по которым работает Вселенная, и подлаживать эти законы под бытовые нужды населения – это столь непохожие друг на друга таланты...

Я так и не понял, что этот господин занимается, пробормотал Эйнштейн, когда его спросили, что он думает о Эдисоне.

Признаться, меня гениальность Эдисона тоже всегда ввергала в умораздрай и этическое смущение.

Как, впрочем, и творческий аспект трудовой деятельности всей изобретательской камарильи.              

То есть, вдохновенный полет мысли, одержимость ума, стремление осчастливить человечество и заработать миллион-другой бесспорны.

Но ведь не изобрети именно ты долгоиграющую лампочку – ее непременно выдует кто-нибудь другой. Не сваргать фонограф Эдисона – будет сипеть фонограф Виктора.

На каждого Маркони найдется дюжина Поповых.

Вся история изобретений пестрит склоками, кто, когда и что придумал.

К тому же патенты «держатся» сегодня в Америке лишь 20 лет, потом принадлежат уже не изобретателю, а широким народным слоям.

Кавалергарда век недолог, а уж изобретателя и подавно.

А вот, например, стихотворение il pleure dans mon coeur – мог сочинить только Верлен - и никто другой. И останется верленовским, кто бы  и когда бы его ни прочитал...

Так что творцы ли товарищи изобретатели - или просто сметливые умники, успевшие отцарапать от реальности что-то новое прежде других, мне до сих пор так и не ясно.

 

Тесла, которому Эдисон когда-то не заплатил обещанных денег (да еще и жестоко пошутил на иммигрантом – мол, обещанная сумма была американской шуткой, которую ты поймешь, когда сам станешь американцем), был одним из немногих, кто оставался о глухом кудеснике презрительного мнения. В основном из-за пренебрежения Эдисона к другим людям и базовым навыкам гигиены, а также нежелания провести несложные расчеты вместо бесконечных экспериментов. Мне порой было жалко смотреть, как он проводил опыт за опытом, писал Тесла, тогда как простой расчет по несложной формуле сразу бы показал, что они бесполезны.

 

- Ну,  ведь он попросту американец! – отмахнулась от моих раздрызгов ума Метида. – Поэтому все ясно!

Я непонимающе уставился на супругу.

- Да что же взять с американца, кроме придумки какого-нибудь тостера? – загадочно усмехнулась она. – К тому же и дальше. Он ведь не еврей?

- Папу звали Самюэль. Родом из Голландии. Неужели? – лихорадочно засомневался я. – Впрочем, мама была пасторшей. И вообще они были такие христиане и республиканцы...

- Американец, не еврей, - внятно, как ребенку, повторила Метида. – Никакой глобальности от него ждать нельзя. Гений места и времени. Но не более того.

Я в который раз позавидовал людям, совпавшим с эпохой, чьи таланты оказались востребованным временем и местом – будь то изобретатели в Америке начала прошлого века или олигархи в России 90-х...

 

Нам открыли химическую лабораторию Эдисона, и вдохновенный дядечка-доброволец принялся рассказывать, что батарейки, кино, айподы – все это в первозданно-зачаточном виде создавалось вот тут, за этим столом, в этих пробирках...

- Дети во всем мире играли в Эдисона, хотели стать Эдисонами, работать на Эдисона, - утверждал он. – Совсем как сейчас дети мечтают работать в Гугле или Майкрософте...

Он с сомнением поглядел на моего сына, строившего колбе рожи, и обратился к еще одному ребенку в группе - толстушке лет девяти.

- Вот ты, девочка, например, кем хочешь стать?

Девочка густо покраснела и плотно сжала губки.

- Ну? Компьютеры? Интернет? – заподсказывал веселенький дядечка.

На глазах девочки набрякли слезки.

- Она хочет стать рокетткой! – улыбнулась мамаша.

Я с трудом сообразил, что мамаша имела в виду танцевально-балетную труппу Rockettes, широко известную синхронным задиранием голых ножек во время рождественских спектаклей в нью-йоркском Радио Сити Холле.

Молодец девочка, подумал я. Правильно понимает жизнь и искусство.

Впрочем, это вовсе не означало, что на одну из следующих экскурсий в лабораторию Эдисона не придет мальчик, который плохо учится и больше всего на свете мечтает взорвать железнодоржный вагон-лабораторию с пробирками, полными фосфора.

 

 


Comments

Чудесно, Андрей. Преогромное спасибо.
всегда рад поделиться тем, что самому интересно
Ваши биографические тексты превосходны - на мой читательский взгляд, они оптимально отвечают всем потребностям потребителя: предельно информативны, увлекательны и уважительно и точно выверены в доле юмора.
Спасибо, Вашими бы устами, да издательскую бы политику определять...
Увы. Идиоты-издатели про-----и переведённого мной весьма способного писателя по имени Джулиан Барнс.
Кстати, я когда-то где-то читал, что Т.А.Эдисон был "серендепитистом" №2 в мире (после Хрустального Шара Колумбуса) - он искал одно, а "открывал" совсем другое.
интересное слово. доверял только своей интуиции, да, тыкался наугад, но неутомимо
Слово старое (вроде бы, от сингальского "место, где много львов" - т.е. Серендип, нынешний Цейлон, открытый случайно, или из фарси - The Three Princes of Serendip by H.Walpole), но нынче в моде (Большой Оксфордский даёт определение: Making happy discoveries by accident). По-русски - типа прозорливость, провидение, сверх-интуиция, но это уже не по-русски. :)
литераторы многие тоже они и есть - вечно мечтается одно, а выписывается ужас в перьях
Нормальное дело.
абсолютно согласна с made_of_honor!!!
cпасибо Вам!
завсегда сильвуплешечки
Прекрасный рассказ, спасибо!
И, кстати, не является ли его талант следствием плохого слуха и повышенной потребностью в коммуникации? ;)
на поверхности слабый слух, конечно, способствовал развитию индивидуализма и умению концентрироваться, а уж как еще он исказил душу - кто знает...
Иногда наблюдаю подобные случаи - всякое бывает.
Замечательно! Спасибо!
веселый был дядечка, ага...
Классный рассказ, спасибо!
про забавных людей всегда забава рассказывать
Блестяще, спасибо. Не, в самом деле, очень хорошо. Отлично высокохудожественно написано плюс море информации. Я много интересного узнал. Подумать только, я бывал в этой Апельсиновке десятки раз и не догадался про этот дом-музей.

Но картинки по-прежнему маленькие!
ох, вот мучиите Вы меня. пробовал следовать Вашим инструкциям, выходила одна дрянь, то бишь ничего не выходило, и дело наверянка не в инструкицях, вот, добились моего признания в техническом идиотизме. и так с этими картинками одна морока
Как я понимаю, вы надо мной насмехаетесь. Вы же программист!
я узкий специалист по базам данных и оставляю за собой право оставаться идиотом в смежных областях... какие издевки, ну морока с этими фотками в ЖЖ, правда
Клянусь, это очень просто! При индивидуальном посте просто в форме убирается два ограничителя, один в имени файла, один в border параметрах, при пакетной засылке я это делаю в Ворде макросом.
Похоже, мы должны ещё немного подождать своего "Эдиссона", который бы выдумал устройство заливки фотографий любого размера одним нажатием пальца. Пусть бы даже он ничего не изобретал, а только усовершенствовал или изобрёл бы это случайно :).
да, дайте, дайте нам простого эдисонистого кнопочника в ЖЖ вместо бесполезно-дурацких надуманностей последнего времени