?

Log in

No account? Create an account

Полет на воздушном шаре - 1

Гости неутомимо обмывали новый бассейн Головановых, а заодно и обмывались в нем. Светик даже кратко утонула в загогулине водохранилища, исполненного в виде буквы  «Р» в честь гордоносной хозяйки недвижимости Роксаны.

Продюсер бассейна Голованов, растолкав желающих, лично рухнул в воды и извлек утопающую.

И вдохновенно исполнял искусственное дыхание несмотря на протесты и даже плевки утопленницы.

Дима, когда его разбудили в бильярдной, долго рвался бить хозяину обассейненного дома вислые сенбернаровы щеки.

Уже ночью, в душе, смывая осадки обмывания, Светик вдруг озвучила восхищалку-тосковалку:

- У людей вон дома и полы с подогревом. Патио-ы. Бассейны. И ведь не семи пядей под проплешинами. А у нас? Однокомнатная конура на Острове Погибших Кораблей. И даже из душа льется какая-то порноржавь. А главное - уже никогда нам из этого вигвама не выбраться.

И ведь это сам Дима когда-то додумался назвать пригородный городок, в котором они снимали тесную квартирку, Островом Погибших Кораблей. C которого, если затянет течением, уже не улизнуть.

- Настоящий мужчина, - вспомнила Светик, икая перед сном, - должен построить дом. Ну, или хотя бы внести задаток ипотечному банку, а там будь что стрясется. И еще посадить дерево. Дуб или пальму. А ты только дитем отличился, нищету расплодил, и то по страшно пьяной лавочке...

Вот Дима, пережив колокольное похмелье, и объявил:

- На субботу планов, светоч моего усталого разума, не выстраивай.

- Дома наконец идем смотреть? – не поверила радостной догадке Светик, тоже с трудом выбравшаяся из рассольного омута. – Вокруг три элитных поселка за колючей проволокой, давно пора!

- Несколько наоборот, - не притушил гордого сияния скул Дима. – Приглашаю тебя, дорогая ноша жизни, на фестиваль воздушных шаров!

 

 

Ну, и позволила потащить себя Светик на фестиваль, куда деваться.

Жара стояла страшная, разнузданная, какая может случиться только на суровом севере. Светик по дороге к искомому полю ржи дула соки-воды, словно караванный верблюд перед началом Большого Шелкового Пути.

Шары были как шары. Разноцветные.

- Туалетный вопрос-то как решен у воздухоплавателей? – только и поинтересовалась Светик. – Не похоже, чтобы их гондолы были с удобствами. Ужас, я бы ни за какие коврижки не взлетела.

Тут-то Дима гордо и объявил:

- Ты все четко в зрачок вбираешь, ворчливинка моя. Мы ведь прибыли сюда не просто так, для прошмыгнуться по жизни. А чтобы вкусить плодов полета во сне и наяву, а также освежить ужас бытия. То есть, для незабываемого впечатления в виде путешествия на небеса обетованные! Наш шар - номер девятнадцать!

И – вытащил приобретенные по интернету билеты.

- Каблука от глинозема не оторву! – мрачно заорала Светик.

Но Дима уже волок ее к роковому шару:

- Один разок прикоснемся к вечности, потом всю жизнь будет тошнить от воспоминаний!

Сначала небеса были к Свете благосклонны, к себе не затягивали.

- Извините, накладка наложилась, - сокрушенно сообщил пилот воздушного шара, худой мужик с обширным брюхом, как бы сувенирно-переносным вариантом своего летательного средства. – Продали билетов больше, чем на самом деле. Так что получите возврат в кассе.

И – кивнул на уже заполненную пассажирской парой гондолу. Положенный по уставу второй пилот, оказавшийся пилотшей,  решительно зажгла горелку.

- У вас – горелка, а у нас – горилка! – радостно закричали конкурентные пассажир с пассажиркой, одетые как-то уж очень навскиду, по-пляжному.

Но Диму заело:

- Я триста баксов от души оторвал, и обратно их к обманутой душе приклеивать не собираюсь!

- Да ладно ты, удача-то какая! – шипела Светик. – В кои веки нас обманули по-честному! Средства надо скорее забирать из кассы, пока признают надуваловку!

- Ни  шагу назад! – чуть не заплакал Дима. – Я что же, даже покатать свою лучшую половину на воздушном шаре не способен? И по какому праву пьяные гондоны беснуются в гондолах? Чем они лучше?

- Дама ваша вроде бы не очень хочет конкретно на небеса, - заувещивал пузатый. – Покатайте ее лучше на шаре, привязанном к штырю канатом, за куда более умеренную цену.

Дима в ответ лишь выпучил отчаянные глаза:

- Я уже давно не могу того, чего она хочет! Но пока могу мочь хотя бы то, чего она не хочет! А если я не смогу мочь даже того, чего она не хочет, то что же тогда я вообще могу смочь? Какой же тогда грош мне цена, и какой сверху бантик? Желаю нырнуть в проплаченное воздушное море согласно интернет-прейскуранту! И ощутить легкость бытия и обманность сознания! Давайте по-честному - сверим билеты с вашими накладчиками в бикинях, и у кого номер больше, тот и взмывает!

Тут удача начала всерьез ускользать от Светика молоком из кастрюли.

Билетов у конкурентов не оказалось вообще.

- Коррупция даже в воздушных шарах! – поразился Дима. – Что за страна! Будем выкорчевывать - или разлетимся по-хорошему?

Неохотных горилочников вытащили, отчаянно барахтающуюся Светика забросили в корзину.

- Добром не кончится, - только и успела пискнуть она.

 

Надо признаться, что когда после сигнального выстрела ракетницы полсотни пестрых мыльных пузырей ударились снизу об оранжевые предзакатные облака – и шаткой стаей пошарашили вдоль отчаянно бибикающей автотрассы, а снизу и сверху заорали голоса и завспыхивали молнии фотоаппаратов, зрелише получилось ужасающее, и куда еще дальше.

- Подсветочку желаем? – безумно заорал пилот, выстреливая из горелки длинным огнем. - Забесплатно!

Воздушные шары, как по команде, отдали земле распрощальный салют в виде столбов пламени, освещавших шары изнутри и превращавших воздухоплавательные средства в огромные, светящиеся изнутри лампы.

- Ща сгорим на фиг, - догадалась Светик, неохотно любуясь зыбкой красотой. – Светлячки мы и есть, вспыхнули и погасли.

- Миру-у – ми-ир! – орал Дима близкому облаку. – Сарынь на кичку! Жизнь моя, иль ты приснилась мне?

Он попиликал на прихваченной из машины навигационной коробочкой GPS. Но та, свихнувшись, порола отсебятину.

- Наконец-то потерялись в просторах! - Дима жарко обнял супругу. – Не осталось координат и правил! Наконец-то мы может натворить что-то такое, чудесное! На всю жизнь приключение, правда? Чувствуешь, как все бренно и хрупко внизу? И пусто наверху? И как мы между твердью и вакуумом зачем-то летим, куда ветер чихнет, и только и есть друг у друга?

- Романтический пассажир попался, - задумчиво фыркнула пилотша.

- Я надеялась на крепкое плечо и фундамент под туфлями, а ты мне воздушные шары и морскую болезнь в стратосфере подсовываешь, - прошипела Светик. – Нагадала бы мне какая цыганка наперед такую судьбу – я бы ее пилкой для ногтей пырнула...

Пилот с пилотшей вскоре скуксились и начали шепотом собачиться.

- Расстроились, что голопьяных дружбанов не удалось захватить, небось групповуху в космосе планировали, - предположил Дима – и попробовал растопить лед шуткой: - Рванем в тропики, а?

- Не раскачивайте гондолу, гражданин, - откликнулся пилот. – Если вам жизнь надоела, то мы еще для себя не решили...

Похоже, что пилот с пилотшей состояли в отношениях, суть который они и сами никак не могли выяснить.

Не прошло и пяти минут незабываемого полета, как Светик вдруг мрачно полыхнула глазищами:

- До ветру хочу, ирод. Ты так спешил меня взмыть, что даже и не подумал вспомнить о насущном. А теперь, хоть тресни. И где же удобства для девушек, спрашиваю я администрацию фестиваля?

Пилотша с сочувствием поглядела на Светика:

- Придется потерпеть.

- Я вам тут щас... всю вашу гондолу... – в отчаянии рассмеялась Светик.

Дима приценился к корзинному краю, безутешно потопал по дну плетенки, не то проверяя прочность, не то ища отверстий.

- Даже и не думай, - проскрипела Светик. – Даже если мужчины повиснут снаружи на канатак, я ужасно стеснительная и некомфортная в небесах обетованных. Спустите меня скорее обратно домой на землю, супостаты!

- Есть такие пассажиры, заземленные, - заметила пилотша. – Им в небесах ужасно не по себе. А есть – которые наоборот, лишь бы от земли оторваться... Но посадка будет только примерно через час... Вот в пакетик не желаете сходить?

- Сами туда ходите! – отрезала Светик. – По очереди, один за другим...

- Ладно, романтике кирдык, - обреченно кивнул Дима пилоту. – Чрезвычайные времена требуют чрезвычайных мер. Кондуктор, ударь по тормозам!

Но пилот продолжал, как ни в чем ни бывало, увлеченно плевать вниз и задумчиво отслеживать результаты деятельности.

- Одно из уникальных удовольствий полета, - пояснил он, по тычку напарницы оторвавшись от оплевывания родных просторов. – А развлекуха все равно протечет согласно расписанию, хотите вы этого или нет. Потому что нас несут не наши пожелания, а сила природы. Ветер – он всему голова. И я не виноват, если у вас в голове ветер. Написано же было на обороте билета – если страдаете беременностью или сердечно-сосудистыми заболеваниями, то взмывайте на ваш страх и риск. А также примите меры предосторожности. Вам что, надо было черным по белому писать, чтоб перед полетом туда-сюда?

Дима вцепился пятерней в горелку.

- Сдувай шарик, или я его щас сам о землю грохну!

- Стой, костей не соберем! – в ужасе заорал пилот. – Вы же не понимаете сути навигации! Мы с трудом нашли правильную высоту и вектор движения. А под нами – коварные потоки, которые в лучшем случае неизвестно куда понесут!

- Просто он из стаи ненавидит выбиваться... Из расписания... – многозначительно доразъяснила пилотша.

Дима крутанул вертушок в одну сторону, потом, с бесстрашной веселостью, в другую.

Шар наполнился огнем и засиял лампочкой Ильича в предсумрачном небе.

- Спартак – чемпион! - счастливо заорал Дима.

- Мили-иция! – завопил в рацию пилот, бросаясь на Диму. – Террористы на борту!

Дима отпнулся и заиграл вертушком туда-сюда.

- Наоборот, в кои веки нормальные пассажиры попались. Не умеешь ты относиться к человекам, как к людям... – пробормотала пилотша.

- Эти нормальные? – изумился пилот.

- Господи, как же ты мне надоел! – простонала пилотша. – Как мне все надоело! Этот шар, эта гондола. Как я понимаю товарища пассажирку. Словно самой надо... Сил моих больше нет - останавливай шар, или я тебя отрапортую ассоциации пилотов и налоговой инспекции!

Пилот ошарашено поозирался в пустые пространства - и решил с вороватым лицом:

- Попробуем...

Начав снижение, воздушный шар тотчас и правда отделился от стаи и побежал зигзагами.

- Говорил же вам! – заорал пилот. – Теперь куда и что? Падаем, неведомо куда!

- Ведомо куда я уже была, - криво улыбалась пилотша. - Ничего там интересного не оказалось...

- Коллектив шаров от нас уходят! Взлетаю обратно!

Успыпив бдительность Димы обманным снижением, пилот подкрался к вертушку - и вдруг решительно добавил огня в пузыревы ребра.

Дима ответил на подлость маневра левым хуком, по итогам которого рация пилота, описав прощальный полукруг уже за пределами гондолы, устремилась вниз, на импрессионистские пятна сельхозугодий.

- Что вы наделали? – в ужасе захрипел тот.

- Теперь возврат-команда хрен нас отыщет. – меланхолично отметила пилотша. – Вот и славно, вот и наконец-то...

Пилот словно закаменел от какого-то личного ужаса.

- Скорее разбивайтесь, мочи нет! – рыдала Светик.

- Главное, на линию электропередач не замкнуться, - пробормотала пилотша, высматривая перспективы. – Или на верхушки леса... или в болото...

Наконец плавсредство грохнулось в овраг, и с такой яростью, что корзина легла на бок, а Дима с ругающимся экипажем, не удержав ног, повалились на стонущую Светика.

- Прочь, дебилы! - орала Светик, выбарахтываясь. – Дайте наконец сделать дело!

Но быстро исполнить насущное ей была не судьба.

Воздущный шар упрямо забегал за ней по оврагу, а за воздушным шаром упрямо забегал пилот.

- Отвернитесь! – вопила Светик.

- Я не могу! У меня оборудования на двадцать тысяч долларов! – кричал пилот. - Унесет – не поймаешь!

- К нам беги! – посоветовал Дима, все еще лежа на пилотше.

- Вы, кстати, очень романтичный тип мужчины... – заметила та, не спеша счищать с себя Диму. – Такие нынче редко встречаются...

- Прекратить порнуху! – орала Светик, мечась. – Все, больше не могу!

Поймав край шарового полотна, она накрылась с головой - и на какое-то время скрылась из поля зрения.

(окончание сразу за)

Comments

ууууу! прелесть!
полетали, да...
весело там, на небеах, оказывается...
я так шитаю, что первым делом туалеты надо обустроить, в потом уже взлетать...
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
Klass! Vsegda bilo interesno, kak ono v realnosti, no ne dumayu, chto osmelus proverit...
да, лучше глинозем под ногами, чем облака на темени...
Rozhdennie polzat...:-)