?

Log in

No account? Create an account

Как Сема жене трусы покупал


Трусы, даже если вы не фетишист, вещь всегда нужная в хозяйстве, надежная и часто приятная для снимания. А если, например, у вас нет особенных идей для подарка жене на ее день рождения, трусы – последнее пристанище отчаяния. Сема как раз в нем и пребывал, замучавшись угадывать желания и изобретать идеи. Ведь желания он все равно никогда правильно не угадывал. А идеями его даже порой в сердцах нет-нет, да и сердечно же благодарили – наотмашь, по мордасям.

 

С трусами не облапошишься, уныло бодрился Сема, тем более, что жена Тася ему трусы в подарок покупала часто, на второважные праздники вроде двадцать третьего февраля или дня папаши. Да и подошел Сема к делу вроде бы основательно, провел научные изыскания и даже во избежание разночтений стащил у Таси образец в цветочек гвоздику. А то часто на наклейке один и тот же размер, а прикладываешь – не совпадает.

Обед в китайской забегаловке Сема сжевал второпях, забрызгал соусом от курицы генерала Цо всю рубаху. И – поспешил в магазин «Секрет Виктории», страдая от нечеловеческой жары, ниагарского потения и невнятного стыда. Частично, впрочем, гасимого собственной широтой взглядов и свободой от половых предрассудков.

Но вот в магазине дамского белья к Семе вопреки ожиданиям почему-то отнеслись с плохо скрываемым отвращением.

Продавальная хромоножка, к которой он с игривой улыбищей шагнул за помощью, от него отшатнулась и сделала вид, что увлечена нанизыванием вешалочек на бретельки.

Дамы в полупустом магазине косопялились на него, словно на чикатиллу с расстегнутой ширинкой и окроваленным тесаком в лапах. Видимо, магазин интимных секретов в нью-джерсийском селе, к тому же расположенный рядом с женским гимнастическим залом имени Люси Роджерс, был оплотом местной деревенской эмансипации. И к существам противопроложной ориентации радушничал в своих стенах нечасто.

Сема недоуменно сверился с зеркалом, утер ладонями ручьи пота со свекломорды, прижал упрямую всклокоченность. Дозастегнул рубаху на жаркой, расстрелянной генералом Цо груди.

И – делать нечего, отправился на самостоятельные изыскания.

Как говорится, не любите нас – а мы вас не любим еще больше взад. Но как мы есть покупатели в потребительском обществе с кредитной картой, имеем право на закупки и вежливое обслуживание.

Обход и ощупывание периметра показал, что только один ящик в углу хранил разбросы скидочных трусов, на которые можно бы было положить глаз и ладони.

Но ящичек, увы, прочно загородила в области продукции нужного размера «смолл» задница, которой трусы маленького размера были ну совершенно ни к чему.

Сема вежливо подождал. Задница не торопилась. А ведь обеденный перерыв не резиновый.

Сема опять призвал продавщицу на помощь жестом и сопением, и опять от него отвернулись, как от какого-нибудь Калигулы и Дракулы вместе взятых.

Чуток помаявшись, Сема наконец озвучил свои права покупателя в легком и, как ему казалось, юмористическом ключе. Мол, не ошиблись ли, уважаемая трусонуждающаяся, секцией? Не подвинуться ли вам наконец в сторону правды жизни, к трусам помогучее?

Задница полыхнула на него ненавидящими глазищами, схватила трусовую горсть и оттрусила в сторону.

Забавное место, подумал Сема, начиная исследование продукции.

Не прошло и пяти минут, как он уже чуть ли не рыдал от новой, остро-внезапной жалости-любви к жене Тасе. Ибо вдруг открылась его глазам главная драма ее непростой женской судьбы.

Для Таси в подлунном мире не было трусов.

Среднего размера трусы наблюдались хоть пруд ими пруди. Обширный размер был обширно же представлен.

А вот трусов системы «смолл», и чтобы без пуговичек-кружавчиков, которые, как Сема угадывал, после первой же стирки должны были облохматить на «нет» эротическую составляющую гардеробинки, оказалось в магазине днем с огнем.

Видимо, неходовой был товар. Разъесть центры тяжести разъели, убеждался Сема, прицельно глядя по сторонам, а надиетить их обратно пока не надиетили.

Последняя надежда на приличный подарок супруге-именнинице таяла.

Сема рылся кротом в завалах, рвал и выпотрашивал ящички, ронял, поднимал и снова ронял лоскутки интима.

На него глазели все таращистее.

- Маньяки, они тоже люди, - шутейно осклабился дамочкам Сема.

Юмор его не находил благодарной аудитории.

Наконец Сема наскреб пять полосок, на двадцать пять долларей.

Но избранные трусы, как Сема и предвидел, оказались разной длины, хоть и одного размера. Однородного счастья такой разнобой принести Тасе не мог.

Нужен был контрольный замер.

Сверять секретные трусы Виктории с заслуженным Тасиным образцом на людях, то бишь на бабах, да еще и лишенных чувства юмора, не представлялось Семе занятием деликатным.

Так что он ломанулся в примерочную. Чтобы спокойно, никого не ввергая в иссупление соплей, облекалить товар.

На входе в примерочную секцию продавщицы-контролерши не оказалось, может, похудеть отошла.

Сема рванул ближайшую шторку – там оказалось занято, да не занятно. На Сему яростно зашипели такие полуголые рыхлости, что он даже опешил смутиться.

Подумав, Сема продолжил маршрут, падая пееред каждой кабинкой на колени и проверяя просвет между шторкой и полом на предмет наличия щиколоток. Ведь стучать было некуда ввиду шторок, а спугивать дам тембром мужского голоса Сема поостерегся.

На него из зала глядели все ненавидящее. Уже и хромоножка рванула от бретелек к примерочной.

Но тут Сема наконец запеленговал просвет без ног, распрямился.

И - вломился прямиком в кабинку, столкнувшись лицом к лицу с уже изрядно знакомым ему обширным задом, претендовавшим на иллюзию миниатюрности.

Владетельница зада, как оказалось, примерялась комплексно, проверяя на параметр эротичности не только само белье, но и позы в нем.

В момент нежданной встречи с Семой она стояла на четвереньках на приступочке для сидения, втиснувшись трусы не по судьбе и виляя перед зеркалом оружием индивидуального поражения.

По каковой причине Сема и не не мог увидеть в щели ее ног.

Сема, конечно, быстро профырчал извинения – и уединился в кабинке напротив, к счастью, оказавшейся наконец свободной для дела.

На шум и шипение вокруг он во время научной сверки трусов не обращал разумного внимания.

В целях вентилляции могучего торса  расстегнул налипшую рубаху до пупа, чай один и в кабинке.

Увы, с Тасиным трусами совпало только три избранных лоскутка. Годные экземпляры Сема, чтобы не перепутать, бросал себе на левое плечо, негодные – на правое. Он так расстроился перспективе новых археологических раскопок, что даже обрадовался, когда в кабиинку к нему без стука и даже кхека вскользнула мрачная полиция в количестве двух офицеров.

Тоже, кстати, женского пола.

- Фасончик вам как, модняк, гражданки дамы? – возликовал Сема наконец-то найдя к себе долгожданное внимание и с кем посоветоваться. И ткнул подбородком на левоплечные трусы. – Вот тут шовчик в области лобка, натирать не грозит?

Семина антиподруга за полицейскими затылками, потрясая сотовым телефоном, взахлеб заподтверждала какую-то свою глубоко извращенную истину.

- Сэр, чем вы тут занимаетесь? – нахмурилась на просыхающую Семину грудь передняя офицерша, видимо поразговорчивее.

Вторая лишь обняла ладонью рукоять личного оружия.

- Кино смотрю, - мрачно пошутил Сема. – «Броненосец Потемкин» режиссера Эйзенштейна, неувядаемая классика. Как вы сами смекаете, что может делать человек в примерочной кабинке? Примерять!

Лживозадая захрипела прокуророом, тыча телефоном в ношеную Тасину принадлежность.

Сему тотчас озарила глубина мелкости мышления прокурорши и вообще женского рода.

- Клевещет, будто я эти ношеные гвоздики только что с себя снял? – ухмыльнулся Сема. - Нет, я их с собой принес! У меня свои есть, с футбольными мячами, глядите!

И Сема, одной рукой из врожденной деликатности застегивая рубаху, другой принялся расхристывать брюки, намереваясь показать не только наличие на себе трусов, но еще и классическую правильность их мужского фасона.

Толпа у входа в примерочную в ужасе охнула.

Неразговорчивая полицейская вытащила пистолет.

- Сэр, к нам поступила жалоба на то, что вы пристаете и оскорбляете покупательниц, подглядываеете и ломитесь в кабинки для примерки женского белья. Я застала вас в полуголом виде с поношенными женскими трусами в руке и новыми трусами на плечах, забрызганным неизвестной жидкостью, предположительно спермой...

- Это не моя, это генерала Цо! – похолодев от ужаса, пробормотал Сема. – И не она, а соус, можете проверить хоть на вкус, хоть под микроскопом...

- Цо или ваша, дела не меняет, - пробасила полицейская. – У меня есть все основании арестовать вас за нарушение общественной нравственности!

- Да какое же общество пострадамши, если я один в кабинке занимался своим делом? - возразил Сема, покорно ограничившись вытаскиванием поверх  ремня куска трусов. – А также взять, например, на иглу опыта такое явление мирозданья, как евреи. Как их угнетают, так им сочувствуй. А как вдруг случайно они кого угнетнут – так опять им сочувствуй! А они никогда не виноватые! Однобокая получается какая-то колбаса, с монотонной начинкой, никакой математической симметрии! Так же и у них тут в магазине белья и других секретов. Что можно бабе, то нельзя нормальному человеку. А почему я не могу купить здесь трусов, да даже и померять? Что за дискриминация по половому признаку? Получается, что равноправие женщины и мужчины – это одно. А равноправие мужчины и женщины – это совсем другое! Где справедливость, я вас спрашиваю, товарищи бабоньки?

В идейном волнении Сема перекосил застег и достиг ворота рубашки, еще имея пуговицу, но уже не имея для нее петельки. И начал перезастегиваться.

- Кастрировать извращенцев! – вдруг тихо заорала лживозадая. – Спасу от них нет, белья купить невозможно!

- Я всего-навсего за подарком жене заглянул, - промямлил Сема. – И опять мне получается в который уже раз – тюряга?

- Жена может подтвердить вашу версию? Позвоните кому бы то ни было... - предложила офицерша.

- А вот не буду, - помрачнел Сема. – Запортится элемент сюрприза, неужели непонятно?

- Тогда, сэр, хотя бы отложите наконец в сторону ношеные женские трусы! – приготовила наручники разговорчивая.

- Ни за что! – отрезал Сема, сживая гвоздики. – Они дороги мне как память! Я ничего запретного не напреступил! С ними и вяжите!

Разговорчивая уже втыкала Семины кости в холодные дуги, когда ее напарница вдруг спрятала пушкенцию – и тронула партнершу за бронежилет, указывая на обнажившийся в ходе рубашечного перезастега фрагмент Семиной груди.

Там на мгновенье показалась старая морская татуровка Семы – матрос, оседлавший рыбу-кита.

- Так что же вы раньше не говорили? – вдруг просияла арестовывальщица.

- Что я бывший моряк? – растерялся Сема. – Не знал, что это имеет отношение и искупляет несуществующую вину не хуже чистосердечного самонавета... У меня вот еще татуировка есть - Нептун с трезубцем...

- Все в порядке, леди! – с облегчением обернулась к толпени офицерша. – Ситуация под контролем!

С Семы сняли наручники с кистей, трусы - с плеч.

- Ну, наконец-то! – возликовал Сема. – Вот вы одна... одни... нормальные женщины с умами и пистолетами, давно бы так!

- Закончил шоппинг, зайка? – сочувственно поинтересовались полицейские. – Или нужна дальшейшая помощь?

- Дальнейшая, - очумело подтвердил Сема. – Вот еще двое трусов докупить нужно, и чтобы размером точно по гвоздике...

Чуть было не арестовавшая его офицерша не только помогла ему довыбрать ассортимент, но и, не устояв перед распродажей, тоже прикупила пяток труселей. Конечно же, ходового размера «огромные».

- Мы, зайка, всегда должны держаться вместе, - подмигнула она окончательно ничего не понимаюшему Семе, встав позади него в очередь к кассе.

И – вдруг смущенно поцеловала невозмутимую партшершу в мочку зафураженного уха.

- Значешь что, зайка, - поглядела та на Сему, доставая блокнот. – У нас бывший сменщик такой же, как ты, мается... Он хороший человек, немножко поэт, недавно произведен в лейтенанты... Мне кажется, вы подойдете друг другу. Вот номер его телефона, мы ему про тебя расскажем...

- Вы что же это? За кого вы меня? – прошептал было Сема.

Но тут как раз подошла его очередь уплачивать в кассу.

 

Многострадальные трусы Тасе, конечно же, не подошли наотрез. Оказались повально синтетические, и фасона «бикини», тогда как Тася предпочитала «хипстер».

В ресторане после вручения жене подарка - и получания его обратно с подробными комментариями о том, до чего же он внимательный и заботливый муж, Сема долго пил воду и растерянно думал о том, что мужчины и женщины и правда, наверное, упали на землю с разных планет, и настоящего понимания между ними нет и никогда не будет. И может быть, в этом есть своя мудрость, и так и нужно, чтобы они всегда оставались друг для друга загадкой и тянулись друг к другу из любопытства и удивления. И вторгаться в чужой мир, возможно, не так уж следует, дилетантов этот мир не терпит, и если вломился – то на дурочку там не прокукуешь, задерживаться приходится всерьез и на полную, так сказать, трудовую ставку и катушку.

Официантик, кстати, попался им с Тасей в тот вечер странный, ходил, как в замедленном кино и чуток враскоряку, а на любые вопросы о еде сразу оскорблялся и уходил страдать к бару.

Сема понаблюдал за ним – и, чуть посомневавшись, оставил поверх чаевых блокнотный листок арестовывавших его офицерш с номером телефона их бывшего сменщика, мающегося поэта, произведенного недавно в полицейские лейтенанты.


Comments

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
трусы, как показал пост в моем жж, самая вообще-вообще главная вещь для любого фетишиста жеского полу.
я, честно говоря, наивно полагал прежде, что - туфли, но вот понемногу, похоже, прозреваю...
Zamechatelno!!!
ага, уже и отфренд очередной начался, на этот раз, видимо, за аморалку...
Эх... Какой муж заботливый! :)
я бы все-таки остерегся сотворять из данного Семы кумира...
ахахаха.
прелесть.
спасибо - заканчиваю рабочий день с улыбкой :)
всегда рад поразукрасить будень
Ужасно смешной рассказ!
наверное, многим из тех, кто побывал в шкуре покупателя дамкого белья, скорее было ужасно, чем смешно
Супер - рассказ! В нашей жижни происходит так
Я спрашиваю:
- Дорогой, что тебе подарить?
- Трусы, носки, - отвечает он!
- Нет проблем, - отвечаю я!
А потом он спрашивает:
- Дорогая, что тебе подарить?
- Белье! (Я томно закатываю глаза)
- НееееееееТ! Только не это! Вот тебе денег, вот моя кредитка, купи себе сама, мне понравится!
в жизни, оно порой еще смешнее, чем в байке...
Потеющий Сема в кабинке с трусами - как живой. Ухохоталась!
славно, если сработало-угадалось...
Как всегда очень жизненно получилось!
вот Вы и вернулись, мы соскучились...
Ох, что-то я туплю..
Так ведь и не поняла, чем матрос на груди тронул их сердце....
я, видимо, должен был глубже копнуть татуировочный вопрос... но мне всегда казалось странным, когда мужики накалывают на себя мужиков же... незамутненное око, мне казалось, способно этому удивиться и сделать доступные воображению выводы...
Ой какая занимательная история, хихи ))
Очень интересно, спасибо!
у улыбчивой mari был повод снова улыбнуться...
Бедный Сема :)!
А вобще очень смешно, готовый сценарий для трагикомедии ;).
ну, пока есть кому трусы покупать, человек по большому счету не беден...
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
А какой еще подарок можно купить на 25 долларов?
Каменты без пива - деньги на ветер! 1
Очень понравилось!
пиво без каментов тоже - не того...
спасибо :)
получилось и смешно, и грустно - люблю, когда так.
dramedy вытанцовывается, ага...
спасибо) развлеклась)
завсегда рад доставить
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>