?

Log in

No account? Create an account

Герой Индии

Я озирался меж двух огней Пьером Безуховым на Бородинском поле. 

Понять, где метафорические Багратионовы флеши, а где мусьюзы, было несложно.

Впереди меня в медленной очереди к единственной кассе аптеки «Райд Эйд» шароварно-индусская дама перебирала в тележке гималаи из туалетной бумаги и кошачьих консервов.

Позади дико озиралась прилично одетая городская сумасшедшая с одной-единственной бутылью шампуня.

Враг находился впереди, без сомнения.

И дело было даже не в моем пристрастии к представителям альтернативного мышления. Мне нужно было пробить в кассе лишь две коробки бумажных вытиралок по цене одной. Индуска с гималаями грозила отнять десять минут моего тихого православно-пасхального утра.

- Пропустите вперед тех, у кого мало! – каждые двадцать секунд кукушкой на часах выкрикивала горсумасшедшая.

Стратегический альянс с психичкой усугублялся моими сложными, политически антикорректными отношениями с родиной бубонной чумы и острого керри.

По мне, скрести педанта-немца с вреднюгой-украинцем, и получишь индуса по фамилии Пател.

Да, обобщения лгут, и судить людей, как и книги, по обложке – глупо.

Да, я был знаком с утонченными индусами-врачами и красавицами-тестировщицами из аристократических и военных каст.

Но все же в душевной слабинке к выходцам из Индостана меня не уличишь.  

Ибо телефонные агенты служб помощи покупателям американских компаний, сидящие в Бомбее или Калькутте, часто оставляют чувство общения с роботом. Чаще - со стеной.

Недавний робот сообщил даже, что помочь по моему древнему звонку не смогли, потому что в Индии как раз наступил фестиваль...

 А тут еще специалистша по ODBC и интерфейсам Шаши Пател.

Новонанятая, с развязанными шнурками и взглядом Карабаса-Барабаса, она принялась требовать от меня новый код в десять утра наутро после постановки задачи ее начальством.

Показав специалистше по  ODBC, где находится ODBC в Windows, я изумленно поинтересовался насчет волшебного слова «пожалуйста». Мисс на полном серьезе ответила, что у них, в Индии, не говорят please, когда ты делаешь то, что ты обязан делать...

Видимо, не я один поразился казарменности индийских обычаев, ибо вскоре начальство отправило Шаши обратно на ту Луну, с которой она свалилась.

Так вот, предаюсь я антииндийским воспоминаниям в «Райт Эйде» и готовлюсь вступить в схватку за свое пасхальное время плечом к плечу с шампуневой идиоткой.

Но в этом, кажется, уже и нет нужды.

Индуска неохотно скрипит тележкой, освобождая нам место для прохода впереди себя.

Как вдруг шампунеобиженная, распалившись до истерики, выкрикивает роковую фразу:

- Убиралась бы ты обратно в ту страну, из которой приехала!

И - все. Пороховой дым вдруг рассеивается. Багратионовы флеши и шеренги французов чудесным образом меняются местами.

Тележка индуски прочно загораживает проход к неторопливой кассе.

За которой, кстати, покряхтывает другая индуска.

А я, кроткий метронейтрал, клокоча от чувств, уже не могу молчать – и выступаю на стороне армии, которую, что греха таить, одновременно недолюбливаю:

- Потише-ка, родная! – увертюрно цежу я за спину.

- Понаехали тут! – не может сдержать наболевшего психичка. – Сидят на пособиях и обкрадывают нас! Уже и к кассе не пробиться! А мы оставляем в этой аптеке миллионы!

- Не надо оскорблять людей за то, что они стремятся к лучшей жизни, - философически замечаю я, с тоской косясь на кряжи туалетной бумаги и  кошачьего лакомства впереди себя.

- Мой папа приехал из Раши! И ни цента не взял от государства! – вопит сумасшедшая, пытаясь свести на мне разбегающиеся глаза. – Ты сам-то откуда?

Я пытаюсь перепсихичить психичку.

- Так ведь я – твой папа! – ласково шиплю я ей в очки. – Тоже приехал из Раши. Тоже не взял ни цента. И мне теперь стыдно за тебя, дочурка! Да, твоя семья раньше притюхала в Америку. Но в эту аптечную очередь-то ты встала позже!

Психичка язвительно хохочет в ответ.

- Мы все из Америки! – сообщает Пател. – Я – американская гражданка!

- Убирайтесь оба! – предлагает нервнокосящая.

Я вкратце размышляю о том, куда же мне можно бы было убраться.

По месту зачатия-рождения не получится, уральская река Теча официально объявлена зоной радиоактивного заражения.

Во Львове я был уже дитем москалей-оккупантов.

В Москве – лимитчиком из армии «понаехали тут».

Архангельские пенаты предков отца прочно потравлены целлюлозно-бумажным комбнатом Арбумом.

А деревня предков матери отошли государству Румыния при разделе мира в 1939 году.

К более далеким предкам и их землям я как-то равнодушен...

Видимо, судьба моя такая – проскитаться всю жизнь по свету нежеланной лимитой.

Ладно, хоть у Мага, едва он пошел в школу и выучил по Джорджа Вашингтона, появилась незыбкая почва под ногами, она же родина.

Отчизны у меня нет, так есть хотя бы детизна.

- Вас, девушка, никто не оскорблял и не отсылал по месту исхода предков, - обреченно излагаю я. – Человек отоварился и встал в очередь, как все. Так что - стойте спокойно!

- Я – свободный человек и не боюсь сказать, что думаю! – горестно орет сумасшедшая. – Во что превратили нашу страну, а? И-ы-и-ы-а!

И тут свершается немыслимое.

Тележка Пател отъезжает от моего носа.

Раздается короткая команда кассирше на хинду.

Пробивка чеков за туалетную бумагу прерывается.

- Ты иди! – командует мне шароварная дама.

С небес гремят фанфары и литавры.

Я удивленно прохожу вперед и пробиваю свои две коробки бумажных полотенец по цене одной.

Кассирша задушевно улыбается мне.

 – А ты – стой! – злорадной объявляет Пател сумасшедшей, толкнув тележку обратно и возобновив неторопливый обсчет Гималаев.

Литавры и фанфары, не умолкая, провожают меня до выхода.

Вот так я и стал, пусть на мгновение, героем Индии.

Раджи Капуром и Рабиндранатом Тагором в одной демисезонной подергушке. И еще Святославом Рерихом, да.

Сумасшедшая не убила Пател только потому, что вовремя прибежал пакистанский менеджер – и открыл вторую кассу.

Так что, гастбайтеры всех стран – объединяйтесь!

А то, что родина Мага – вовсе не Америка, а Нью-Йорк, он пока не знает.
      И чем позже узнает, тем лучше.

Comments

Да, то что НЙ - не Америка, это точно.

Сумасшедшая сказала, большинство бы всё же промолчало, даже если бы так и подумало.
интересно, какой мегаполис вообще может претендовать на сходство с окружающей страной - Москва не Россия, Париж не Франция, может быть Токио, ибо вся Япония - один большой город... Мегаполисы - словно одна страна в крапинку, похожи друг на друга куда больше, чем на взродившие их государства.
Это да, мегаполисы все похожи между собой и одинаково не похожи на страны, в которых расположены.
но Нью ЙОрк в этом смысле совсем выделяется - он существенно больше не похож на остальную Америку, чем какой бы то ни было другой мегаполис.
О Париже не вправе спорить, хотя здесь, мне кажется, обратное влияние - Франция стала походить на Париж, а не столица - на страну... Нью-Йорк же космополитичнее других мегаполисов, отсюда и его "отрывность", но все мегаполисы сходны именно своей всеядностью
Париж - все же немножко Франция :)
И ведь везде же звучит "Понаехали тут!", даже в Америке!))
страны похожи, как люди, а уникальность российского пути и жизни кажется со стороны теорией, основанной лишь на недостаточных или тенденциозно выбранных фактах
Я не придерживаюсь теории уникальности российского пути.))
я тоже не придерживаюсь, но непридерживальщики, мне кажется, на Руси всегда были в заметном меньшинстве
К этому-то нам не привыкать!))