?

Log in

No account? Create an account

За кустами георгинов

Родителей нашего начальника ограбили.

Они гостили у нача всю праздничную неделю, а когда вернулись домой – их жилище стояло выпотрошенным.

В наволочках вынесли, например, коллекцию квотеров для внуков, собирая которую старики регулярно мотались в банк. Монетки в четверть доллара были посвящены штатам Америки. Пятьдесят штатов, ролики по десять долларов на штат, четыре внука – одного номинала на две тысячи. Ну, и нажитого добра поэкспрориировали, конечно.

Преступники, как выяснилось, резали по ночам телефонные кабели, выходившие из домов. И ждали. Если на вторые сутки не приезжали починщики – значит, никто не пожаловался, дом стоял пустой. И в него залезали.

Дело это для местной полиции оказалось плевым. И все благодаря бдительной старушке-соседке, неутомимой выщивательнице георгинов. Город маленький, улочка глухая, чужая припаркованная машина на ней, да еще и в течение нескольких дней – событие. Вот старушка, когда полиция начала опрос жителей, и с загадочной улыбкой порылась в закромах-шкатулках. И - выдала полицейским бумажку с аккуратно записанным номером незнакомого автомобиля, который парковался на улице во время праздников.

Номер пробили по компьютеру, авто принадлежало умнику из соседнего города, недавно освободившемуся после отсидки за вооруженное ограбление.

Другой сосед, мельком видевший возле ограбленного дома незнакомую рожу, опознал умника по фотографиям из прошлого уголовного дела.

Спешить не стали.

Отследили поездки умника к барыге в мидвестовский штат, где он сбывал краденое. Подождали, когда он с друганом опять займется перерезкой телефонных кабелей. Залезет в пустующий дом. Вернется с награбленным, усталый и счастливый, к себе домой.

И там-то его, среди вещдоков, уже и повязали.

Оказался, кстати, сын федерального судьи, позор и несчастье благополучной семьи.

Коллекцию квотеров родителям нашего начальника вернули.

Старушку-героя отчествовали полицейской грамотой и праздничным обедом. На радостях, окрыленная всеобщим почетом-восхищением, она расчувствовалась и разоткровенничалась.

- Вот вы думаете, что это вы дибиэи, что это у вас базы данных, - хмыкал начальник. – А вы - пацаны. Истинной дибиэйшей оказалась соседка моих стариков, любительница георгинов! Вот у нее велась настоящая база данных – кто, куда, когда, с кем, номера, даты, на протяжении всех трех десятилетий, которые она жила на этой улице!

 Родители нашего начальника были очень благодарны соседке и довольны работой полиции.

Но как-то после ограбления стало им неуютно, не по себе в родном доме. Хотя прожили они в нем почти тридцать лет, только недавно выплатили наконец моргидж.

Старики какое-то время помаялись – и вдруг уехали во Флориду. А дом продали.

- Конечно, - закивали мы, когда нач упомянул об их переезде. - После того, как к тебе залезают в дом и грабят, вокруг уже все не то, и даже ходить по комнатам как-то страшно...

- Да они вовсе не из-за грабителей уехали, - отмахнулся нач. – Грабители, если вдуматься, не так уж страшны. На грабителей есть полиция, законы, тюрьмы. С грабителями все ясно – налетели, украли, сели. По-настоящему страшны те, на кого нет ни морали, ни управы, кто улыбается тебе каждое утро и не совершает никаких преступлений, и только - бдит... и тайно прилипает к твоей жизни зрителем-осуждальшиком... Так что уехали мои родители во Флориду от тихой, приятной и вежливой старушки-соседки, которая, как оказалось, десятилетиями следила за их жизнью, за каждым их шагом, из-за кустов с георгинами.


Comments

а разве во флориде струшки не в более плотной концентрации? это ж в какое плотное кольцо старушек, которым делать нечего, можно попасть.
ну, есть, как говорится, варианты... можно в башне из кондоминиумов поселиться, где даже швейцар тебя не вспомнит, можно дрейфовать от пляжа к пляжу посезонно, да даже и старушечьи концлагеря - это скорее такая пионерская забава, где общак является одним из заранее оговоренных удовольствий...