Воспитание чувств в Нью-Йорке (crazy_dadazy) wrote,
Воспитание чувств в Нью-Йорке
crazy_dadazy

Categories:

Любовь к гетто

Слева от меня на работе сидит Господин А, справа - Товарищ Б.

Что бы ни рассказывал Господин А, даже о невероятном, от тоски тянет удавиться, предварительно треснув господина А глиняной чашкой по кумполу.

Что бы ни рассказывал Товарищ Б, даже о самом обыденном, все выходит с увлекательной безуминкой.

Например, вчера прибегает Товарищ Б утром на работу, пар как от рысака:

- Зря я вечером коньяк смешал с пивом. Просыпаюсь – без трех минут девять! Блин! Душ! Мокрый – в машину! Сосульки на ушах! Менингит в извилинах! Превышаю скорость! Таю! Чуть не врезался в почтовый грузовик! Уже почти! И вдруг – поезд! Проскакиваю перед локомотивом! Влетаю в гараж! Мест уже нет даже на крыше! Выруливаю в запрещенный закуток начальства! Паркуюсь рядом с BMW нашего президента, чуть не царапаю ему дверцу. Если узнают – уволят! Если уволят – узнали...

Господин А ответно возбуждается и тоже блистает в жанре устного сказа:

- Так, а что я вчера вечером делал? Пришел с работы, сел на диван... Снял один носок... Подумал, заказать на ужин фасоль с рисом или, может, жареных бананов... Снял второй носок... Жена заявляет -  я буду сегодня смотреть телешоу «Холостяк»! Я ей – нет, дочка тогда тоже будет смотреть и поздно ляжет... И точно – дочка осмотрела все шоу...

На всеобщую беду Господин А убежден, что он талантливый рассказчик.

Когда он ухаживал за будущей женой и рожал ребенка, то стоял в коридоре часами с кружкой остывшего кофе и всем проходящим отчитывался о прожитом. Народ прибегал к начальству и умолял – уберите его из коридора, мы не хотим знать, каким цветом сходил сегодня по-большому его ребенок, работать не дает! Начальство обреченно вздыхало и шло загонять рассказчика в кьюбикл...

- Как прошел Новый Год? – спросил я коллег.

- Скукота, - хищно сверкнул глазами Товарищ Б. – Дочка пошла в незнакомый дом с тремя подругами и приятелем-геем. А ведь я предупреждал – сиди дома, я сома зажарил! Нет, в восемнадцать лет Новый Год дома не встречают... Вместо обещанных мужиков – сорокапятилетние старики. В одном углу нюхают, в другом – колются. Другу-гею набили морду и задницу. Одну подругу вернули к жизни, лишь выбросив голой на снег. Второй порвали бюстгальтер. Третья теперь выходит замуж. А дочь ровно в полночь облили с ног до головы шампанским, теперь на чистку куртки – полсотни долларов...

- А у нас уже новогодняя традиция! – гордо распетушился господин А. – Мы в восемь вечера заказываем китайское! А в девять вечера кричим – ура, новый год пришел, ребенок хлопает в ладоши и идет спать. А мы до полуночи маемся в кровати перед телевизором. Жена глаза трет – уже? Я – нет... нет... ага, уже! И в двенадцать ноль две - мы уже крепко спим...

Может быть, порой размышляю я, разница в увлекательности рассказов моих коллег секретится в том, что господин А женился на состоятельной даме и проживает в богатом городке, а товарищ Б – рентует в гетто.

Возможно, гетто и скука – две вещи несовместные.

А состоятельная жизнь отгораживает от драм и приключений.

Только вот, продолжаю логичничать я, это интересная жизнь приводит в гетто, или гетто неминуемо вознаграждает интересной жизнью?

Вот пошел Товарищ Б с женой на юбилей свадьбы в дорогой манхэттенский ресторан. Вкрате приобщился к буржуйству.

- Там такой стейк за сорок долларов! – рассказывает. – Берешь его с тарелки, а он тебя вдруг целует в губы!

И вроде бы уже ничего в его рассказе интересного, кроме подробного описания того, как он занимался оральной любовью с стейком, не прозвучало...

А у Господина А наконец стряслось настоящее приключение и стихийное бедствие. Перед его домом от сильного ветра упало дерево, да так, что переломило столб и оставило без электричества улицу.

Полиция перекрыла въезды-выезды и запретила жильцам выходить из  стен до починки.

Господин А пропустил рабочий день, и я с нетерпением ожидал наконец-то интересного рассказа о геттообразных переживаниях-приключениях.

- А ведь я говорил жене – не выставляй яйца на улицу! – возбужденно доложил наутро Господин А. – А она выставила! И яйца замерзли! Теперь мы поручили нашему  адвокату узнать, как потребовать от энергетической компании компенсации за две дюжины испорченных яиц...

То есть, с грустью делаю вывод я, на пути из гетто в приличность увлекательность жизни неминуемо вянет.

А обратного хода это правило, видимо, не имеет. И возвращение из дорогого города в гетто судьбы уже так вот запросто не оживит.

К счастью, бедность прилипчива, и я пока особо не скучаю.

- Вчера после работы заехали в универсам городка, в котором живет Господин А, купить ребенку молока, - рассказывает товарищ Б. – А было уже не семь вечера, когда вменяемый народ возвращается из Манхэттена и закупается, а восемь. Час безумных старух в шубах. Которых шофера привозят на Мерседесах и сопровождают внутрь. В прихожей, где коляски, жена быстро причесала ребенка. Мимо как раз старуха проволакивалась. И уже внутри она мне, проходя мимо, что-то такое сквозь зубы проскрипела. Мол, приехали дикари из своей Польши с отвратительными привычками, волосами на приличных людей разбрасываются. Так это же моя любимая тема, как не развить? Короче, я эту старуху чуть не убил. Только ее и спасло, что убивать ее было слишком просто, одного щелчка по зобу хватило бы. Столько мата этот город, наверное, со дня основания не слышал. Рассудите нас, требую у кассиров. Они потверждают – старуха первая начала, но ничью сторону принять они не могут. Только очень просят меня успокоиться и кричать потише. И перестать бить кулаком по конвейкрной ленте. Старуха уже полицию вызвала, а я все выясняю, каковы ее взгляды на иммиграционную политику Вашингтона... Она визжит – этот громила не уходит, он меня подстерегает! А я ей – если уж ты, мамаша, начала схватку, так будь готова ее закончить. А ну, выходи скорее до темноты и ветру, там договорим! Хорошо, моя жена и старухин шофер меня вовремя утащили и в машину запинали. А то ведь вполне бы мог встретить утро убийцей и за решеткой...

Вот почему, думаю я, зачарованно слушая очередной рассказ из жизни Товарища Б, я никогда не был околдован романтикой достатка и комфортом богатства.

А бедность и гетто люблю.


Subscribe

  • Воспитательный момент

    И тут-то я было жутко обрадовался. Вот, думаю, какой чудный воспитательный момент навылабручивается. Спасибо пытлявому дитяте за…

  • Иванушка и Златовласка

    По ранним утрам в тянущемся вдоль Хадсон-речки Хадсон-парке струилась-наблюдалась публика двух сортов – прогулочники и бегуны.…

  • Взлет и падение клуба женщин-президентов Америки

    Я приколдобился забирать Принцессу Обезъянок с продленки, но ей было не до сборов домой – она читала подружкам письмо от бывшей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Воспитательный момент

    И тут-то я было жутко обрадовался. Вот, думаю, какой чудный воспитательный момент навылабручивается. Спасибо пытлявому дитяте за…

  • Иванушка и Златовласка

    По ранним утрам в тянущемся вдоль Хадсон-речки Хадсон-парке струилась-наблюдалась публика двух сортов – прогулочники и бегуны.…

  • Взлет и падение клуба женщин-президентов Америки

    Я приколдобился забирать Принцессу Обезъянок с продленки, но ей было не до сборов домой – она читала подружкам письмо от бывшей…