?

Log in

No account? Create an account

Яблочный пирог имени Джорджа Вашингтона - 1

1.

Субботним утром Тасю разбудил удивленный возглас супруга Семы:

- А зубная паста - скисла!

Жить с Семой было, что и говорить, порой интересно. Но не по утрам, когда обморочно хотелось спать.

- Она какая-то инородная! – продолжали поступать от Семы новостные сводки о загадочной зубной пасте. - Не будит организма, только белой глиной вязнет в роте!

Пасту Сема всегда покупал самую ядреную, чтобы утром при прочистке дремотной ротовой полоти она и мертвого прощипала-оживила.

Тася натянула одеяло на голову.

Но Сема вскоре сорвал заградиловку, шлепая полными пены и ужаса губами:

- Немо... забенело!

- Чего? – разолепила глаза Тася, уже внутренне готовясь к новым виражам Семиной нелегкой.

- Тьфу! Небо! Занемело!

- Ага, - сказала Тася и заложилась подушками.

Но и сквозь подушечный пух было слышно, как Сема испуганным бегемотом протопал к холодильнику. Начал рвать цепь, на которую от себя же запирал агрегат для упреждения ночных гастро-оргий. Заорал, где же ключ, который он всегда прятал у дочки Ляси. Потребовал от нерадостной Ляси отомкнуть цепь. Отчаянно загремел судками. Потом забулькал, полоская рот. Зазвякал водочным алкоголем...

Наконец Сема ворвался в спальню с окончательным информационным бюллютнем:

- Ничего не чувствую!

- А когда было да? – резонно вздохнула Тася.

- Я про небо! Язык! И даже зубы! Я теперь как Людвиг ван Бетховен без ухов, понимаешь?

Тася задумчиво поглядела на перепуганного мужа и вдруг, захолодев затылком, ясно распознала многоплановые последствия постигшего их семью необъяснимого удара.

Тоска момента таилась в том, что после того, как Сема на сорок втором прыжке в воду сломал-таки трамплин в летнем деревенском бассейне, где подростки-спасатели из местного гитлерюнгенда пытались сузить широту его натуры, Тасю как-то перестали приглашать в окрестные дома.

Тася осознала это только к сентябрю.

- Ладно, воспы нами брезговали, так теперь и аналогичная голота чурается! – заудивлялась она.

В целях лучшей школы для проворницы Ляси семья рентовала квартиру в унылом двухэтажном комплексе хитрого нью-джерсийского городка, самого по себе пустого места и даже дыры мироздания. Но - трущегося бочком с богатой деревней, вынужденной делить с пролетарским соседом учебные район, фонды и собственно заведения.

В богатой деревне столетиями проживали белые косточки страны, воспы - белые англо-саксонские протестанты (WASP,White Anglo-Saxon Protestants), все сплошь владельцы бизнесов и вице-президенты недалеких манхэттенских фирм. Даже их детки в Лясиной школе со шмуроденью из католическо-еврейского нищебродного городка общались через проколотую, с сережкой, губу. Но чтобы и товарки из родного поселка избегали обмена сплетнями – такой булыжный факт никак не уминался в изящный футляр Тасиной американской мечты.

- Не уважают нас, скифов раскосеньких, - заубивался Сема, меланхолично накручивая из атоллов лысины пейсы. – Христопродавцы индусские, не пришлись мы, видать, гяурам по нирване...

А тут и пышное природы увяданье подвалило, и цунамные увольнения на Семиной работе.

И вдруг понял Сема, что по-настоящему интересуют его теперь только две вещи – телеканал Плейбоя и телеканал приготовления вкусной еды с участием кудесника стряпни Эмеральда.

То есть, в силу возраста и созревания личности освободился Сема от шелухи бытия и грузно опустился к базовым атомам мирозданья. К двум кнопкам на телепульте, вортоцам туда, где только жрут и совокупляются, совокупляются и жрут.

Поварской канал оказался даже интереснее плейбоевского. И в октябре Сема вынырнул из экзистенциальной тоски имени камарадов Альберта Камю и Жана Поля Сартра новым человеком и единицей общества, кулинарным интернет-комментатором.

- Может, это мое призвание такое – жрать, - трезво объяснял он приунывшей от такого выбора Тасе. - И понимать мир через кухню.

Тася терялась, радоваться ей новой Семиной стезе, или как обычно. С одной стороны, Сема начал приглашать ее ужинать в дымные шалманы, таскать в дом сложные продукты и вообще озарился. С другой – вот еще.

А Сема углубялся в предмет с крепнущим чувством, что если уж он и впрямь, как ни крути, животное на Тойоте и разрушает себя жизнью, то пусть это хотя бы будет интересно. То есть, неизбежно умирая и убивая вокруг себя живое, можно было хотя бы отвоевать малость и делать это со стилем.

Вокруг же бесились лишенные вкуса и стиля фальшаки, лишавшие убитую на еду природу остатков красоты. И это возмущало Сему с кулинарной точки зрения.

Особенно беспардонные хаос и безвкусицу размазывали по вселенной азиаты, вякавшие в интернете на темы десертов.

Ладно, высказывались бы они в гастрономических форумах по рыбе или нарезанным сырым овощам. Но ведь в десертах азиатской вершиной мысли была паста из сладкой фасоли с соей. Как могли рецепторы языка, развившегося на этой грязи, судить, например, о пирожных от нью-йорксих кондитерских Пайярд или Финансьер?

Сема даже озвучил свою усталость от десерт-азиатов Мартину, единственному из соседей, кто еще заходил к ним выпить.

А Мартин после ворчания Семы спроворнил жену и шестерых детей в выходные и в Пайярд, и в Финансьер. После чего проникся к Семиной экспертизе в области за пожрать благоговейным почтением.

И вскоре, лоснясь счастьем новобранца, сумевшего внятно услужить боголикому гуру, объявил Семе:

- Тебя мэрия по моей рекомендации утвердила верховным судьей!

Мартин, хоть и жил по соседству, будучи президентом совместной, на два городка, пожарной дружины, терся среди соседей-воспов на ниве самоуправления.

Помогая подавившейся Тасе выкашлять ломтик-прожарку костного мозга, Мартин уточнил:

- Будешь на ежегодном ярмарочном конкурсе яблочных пирогов выбирать победителя. Как эксперт по высокой кухне!

- Да блевать я хотел на ваши американские яблочные пироги! - польщенно пробормотал Сема, даже и не подозревая, насколько он был близок, хотя и не в яблочко, к последующему невероятному развороту событий.

(продолжение - завтра)

Comments

Если до завтра я умру от нетерпения - это будет на вашей совести! Мало!!!!
sorry, опус в трех частях...
вкусно!
всегда на здоровье...
Здорово у Вас получается. И все истории имеют свой вкус.
тщимся поманеньку, гранмерси
Тэ-эк-с, как бывший ресторанный критик, "схожу ума" (с) и одновременно злоехидствую над Семой...
правда ресторанный критик? это же безумная мечта моей жизни... где туда записываются?
В Москве 10 лет назад это было несложно - написала в один журнал про кормежку в одном ресторане, потом в другой - уже про другую кормежку и в другом ресторане, стала колонку вести... Прибавила 5 кило... Устала есть всякие вкусности и ужасы (не всегда понимая, где что) - и оставила это волшебное занятие.
Нет, если бы я предавалась ему не только желудком, но и душой, я бы, может, и сейчас этим развлекалась - вкус у меня на приличном уровне. Но постепенно надоело.
А вам действительно хочется? Так попробуйте написать статью для какого-нибудь журнала, этак забавно, в вашем стиле. Типа "это было насыщенно и убедительно". ;-) Только выберите молодой ресторан. И, скажем, национальный такой, с борщами. Побейте за адаптацию, например, русской редьки к местным вкусам. Со вздохом сообщите, что редька нынче не та, но зато американец оценит ее низкокалорийность и взбадривающий эффект, то да се...
Возьмут - а там и еще закажут. Так и вольетесь, если захотите.
Да что я вам рассказываю, у вас вкуснее моего получится!
ага, и правда вкусная стезя расписана, спасибо. только вот кто может всурьез позариться - ума не приложу
А это и есть самый проклятый вопрос русской интеллигенции "Кто ж позарится?"...
А здорово - лишиться вкуса: можно всю жизнь кушать только сухую гречку. Представьте - всё равно, что ешь! Хоть сено. Какая ошеломительная выгода!
что и говорить, счастье можно отыскать в самых неожиданных местах и обстоятельствах...
а без эстетического чувства нынче никуда, хоть бы даже и в программировании...
если позволите, гитлерюгенд и, наверное, белые косточки
вот, спасибо большое в борьбе с прогрессирующим самомаразмом
Ох, какая интрига...
С нетерпением жду "завтра"..
буит, буит и завтра, и еще вдогонку послезавтра...
*потираю ручки* и жду с нетерпением завтра )))
вот решил почему-то разбить на части, одним комом показалось как-то слишком громоздко...
Ааааа.... Как интересно! :)
то ли ишшо будет ой-е-ей...
Буду ждать ишшо.
"После чего проникся к Семиной экспертизе в области за пожрать благоговейным почтением."

Бугага! Чудесная история!
Финансьер, кстати, в ланч полон финансистов
S neterpeniem zhdu zavtra!
ага, есть, значит, какой-то резон в разбивке длинных текстов...
нуууу, првао слово!
не зря же сама Шахерезада разбивала рассказы - так же легче читателя-слушателя завлечь:)