?

Log in

No account? Create an account

Ранимая душа

Я с виду может быть для кого-то и ужасен, но душа у меня тонко чувствующая и ранимая, уверял бывший морской пехотинец Джонзи во время перекура. Внешность же не выбирают. Какую матчасть тебе всунул Начальник Самого Генерального Штаба, с той и живешь. А вот внутреннее развитие – зависит от личной самоподготовки. Я, например, читаю книги, много думаю, в церковь хожу и даже вяжу крючком для успокоения нервов. И всегда пытаюсь вникнуть в мысли других людей. А они часто не желают дать тебе второго шанса и понять, что обложка и содержание книги или человека редко совпадают. Видят полтора центнера мускулов, бритый череп и рожу чернее ямайкской ночи, и думают согласно стереотипу, что я чудовище. И это каждый раз больно ранит мое чувствительное, богопослушное сердце.

Вот иду я вчера по родному Браунсвиллу с работы. Темно, пусто, как только может быть темно и пусто на пути одинокого жителя большого города к холодному холостяцкому очагу.

 

 

И вдруг навстречу - белая кукла. Окей! Душа моя воспрянула и ожила. Может, думаю, удастся познакомиться, если девушка, например, русская. Потому что девушки из Раши, по слухам, часто не прочь повеселиться с нашим неутомимым черным братком.

Увы, тоже по внешности судил о человеке. Думал, раз девушка красивая и в мини-юбке, то она прекрасна душевным качеством. Увы, обложка чаще всего врет – что красивая, что безобразная.

Улыбнулся я девушке ласково, ненавязчиво, во всю белоснежь своей стоматологии. А она в ответ – тоже белым пошла. Побелела, ясный мрак, от страха, даже в темноте видно как.

Душа у нее оказалась темная, вот и мысли темные первым делом выскочили. Ладно, не произвожу я неотразимого впечатления на белых девушек, то ли шрамы на лице виноваты, то ли хромота после огнестрельного ранения. Конечно, настроение уже ни к черту. Потому что я очень чувствительный внутри. Еще мама говорила – как ты будешь с таким ранимым характером в этом жестоком мире, особенно когда на улице стреляют...

Но зачем же сразу, по одной невинной улыбке, заподозривать во мне изнасильника? Да еще и руку совать в сумочку? Разве нет расизма, сексизма, предрассудка, сегрегации и человеконенавистничества в этом отвратительном броске руки? Девушка замедлила шаг и руки из ридикюля не вытаскивает. Газовый баллончик там, ясное дело, нащупала и держит наготове. За что она со мной так? Что я ей уже сделал?

Горше горького загорчило у меня на душе. Но как я есть богопонятливый христианин и много читал душеспасительной литературы, то лишь отвел глаза и смиренно загасил улыбку. Мол, очень надо мне пялиться на ваши стройные голые ноги.

А девушка еще и заоглядывалась, и в другой руке телефон расщелкнула. Мол, я уже на линии и, если что, вполне успею сообщить о нападени или даже вызвать полицию.

И ведь видно, что никого набрать она в своем телефоне от страха не успела, просто выполняет дополнительную меру предосторожности, описанную каким-то расистским дамским журналом.

Почему она меня так унижает, ума не приложу. Но смиренно иду своей дорогой, несу, так сказать, свой черный крест.

Неумолимо шагаем мы навстречу друг другу, девушка становится при сближении все красивее, юбка у нее все короче, но радости мне от этого не наращивается, ибо в глазах у девушки под фальшью беззаботной задумчивости полыхают стереотипы феминизма и сегрегации.

Слушай, если ты так боишься нашего черного брата, просто не ходи по Браунсивиллу, когда луна!

Вдруг девушка соскальзывает на проезжую часть – и, чтобы не разминовываться со мной, быстро перебегает на другую сторону улицы!

Брезгует даже рядом пройти! Считает, что я - животное и сексоупырь, бандит и маньяк, даже не перекинувшись со мной словом! Выходит, можно так вот, просто исходя из внешности, плюнуть человеку в нежнейшую душу?

А где же богосмирение, любовь к ближнему и манеры деликатного поведения?

Не выдержал я такого оскорбления личности и бескультурья межрасовых отношений. Как она смеет думать, что если ей ночью на пустой улице встретился черный накачанный парень – так дело обязательно кончится фигней и насилием?

Сорвался я с маршрута, развернулся, перебежал дорогу.

Девушка рванула на каблучках рысью.

Ну, догнать ее было делом двух прыжков. Пробежал я чуть вперед, развернулся, замер, поглядел на ее расистское лицо, пытавшиеся закричать запомаженные губы...

И - с размаху залепил девушке пощечину так, что ее баллончик с телефоном заскакакли по тротуару, а сама она отлетела к рифленке, закрывавшей витрину магазина, и ударилась об нее с тупым звуком своей некультурной башкой.

Потому что нельзя плевать человеку в богоданнную душу, когда она очень нежная и ранимая!

Джонзи, затлив от окурка вторую сигарету, задумчиво поглядел на горбатое осеннее небо. Рассказ его, как оказалось, пощечиной не закончился.

Вот мой священник часто говорит, продолжил Джонзи, что кого бы мы ни видели перед собой, мы видим только себя. И мир вокруг нас – лишь огромное зеркало, в котором отражаются наши души, наши собственные надежды и ужасы. И хотя мы думаем, что видим и понимаем других людей, мы узнаем в них лишь самих себя, и вместо понимания чужой души лишь приписываем ей метания своей.

К чему это я? Да вот к чему...

Я уже зашагал было дальше домой, клокоча исцарапанной душой, но почему-то оглянулся и очень неприятно удивился тому, что мой урок, что называется, не возымел. Не пробудил в девушке-расистке раскаяния и любви к ближнему. А наоборот раззадорил злобу и ненависть к миру. Ибо вместо того, чтобы встать, оправить мини-юбку и начать относиться к людям по-доброму, она осталась в низинах судьбы, на асфальте. И лихорадочно шарила вокруг.

Я присмотрелся. Может, она телефон ищет, чтобы вызвать полицию, и мне пора припустить стрекача. Но нет! Девушка нащупала в канавке газовый баллончик! Вот ведь какая боевая афродита-амазонка попалась, я даже зауважал ее! Бросился, конечно, обратно, и пинком выбил баллончик из ее ладони. А то мало ли, догонит и обрызгает, а я дурных запахов не переношу на теле, тем более, перцевых жжений и слезоточивой слепоты, не говоря уже об общем параличе организма.

Девка опять – цап баллончик! Во стерва! Я сжал и вздернул ее баллононесущую руку, разгибаю ее пальчики, чтобы забрать соблазн от греха подальше. А она сипит от ярости, глаза безумные... Дело явно катится к эротическому возбуждению в ходе драки и вполне вероятному изнасилованию по обоюдной ненависти! Но тут я вдруг ощущаю пронзительную боль в области мужской неприкосновенности, и на мгновение ошалев от каблука в мошонке, ослабеваю хватку.

Ослепнув, вижу и вовсе безумную картину. Девушка, отцапнув у меня баллончик, целит вовсе не мне в роговицу или дыхательную слизь! А направляет гадость на себя. И, широко раскрыв все еще пухлопрекрасный ротик, с застекленевшими глазами и хрипом динозавра брызжет отраву прямо себе в дыхательные пути!

Покончить с собой решила безумица, причем мучительным способом, догадываюсь. До того стыдно стало, видать, за свое расисткое поведение. Я бросаюсь к ней, желая спасти божью душу от смертного, что и говорить, греха, но напарываюсь мошонкой на второй каблук!

Джонзи затянулся поглубже и поправил штаны.

Теперь я понимаю, почему женским каблукам дают такие садистские названия - шпильки, стилеты...

В общем, когда боль отхлынула, девушка была еще жива. Выглядела даже лучше, чем прежде. Бледность и выкатанность глаз прошла, и уже никуда она не спешила. Наоборот, со странным удовольствием оглядывалась вокруг и вдыхала нашу далеко не благоуханную Браунсвилловскую зловонь.

Баллончик лежал рядом. Я поднял его, прочитал наклейку.

Это оказался вовсе не перцевый парализатор от насильников. А впрыскиватель лекарства для астматиков от приступов удушья.

Девушка, как прояснилоась, вовсе не меня испугалась. А будучи астматичкой испытала атаку задыха, от чего и побелела-застекленела, и побежала на другую сторону улицы прочь от вони на этой стороне улицы, где ядовитил в атмосферу, хоть уже и закрытый, рыбный магазин.

Вы же меня чуть не убили, прошептала девушка, окончательно оклемавшись. Так ведь это только потому, что вы мне очень понравились, отвечаю. Ну, конечно, помог ей подняться-собраться, извинился за недоразумение. Еще раз отметил, до чего красивая девушка попалась на пути. И так как получалось, что никакая она не расистка, а увидел я вместо нее лишь собственные страхи-ужасы, то я не удержал впечатления и оставил ей свой номер телефона. С надеждой на продолжение столь интересно начавшегося знакомства.

Джонзи вытащил свой сотовый телефон и проверил список поступивших ему сегодня звонков.

И вот теперь я курю и думаю – позвонит она или нет? Светлая у нее душа в итоге оказалась или темная? Ведь если у нее душа все-таки темная, то она вполне может вместо романтического свидания и полицию прислать меня арестовывать.

И тогда, вздохнул Джонзи, приподнимая свитер и показывая рукоятку воткнутого за ремень пистолета, живым полиции меня не взять, потому что душа у меня очень ранимая и чувствительная, и не перенесет тюрьмы. Так что если в офисе сегодня вдруг послышатся выстрелы – немедленно падайте на пол и не поминайте меня лихом, а теленовостям сообщите, что я погиб из-за так и несостоявшейся, неожиданно накрывшей меня с головой роковой любви.
 
Следующая история тут:

http://crazy-dadazy.livejournal.com/70186.html

 


Comments

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
ыыыыы, восторг!))
да бросьте...
просто очень хорошо :)
обычно да, когда просто, то и хорошо...
Ах, какие высокие чувства! :)
Так стрельба-то в офисе была?
дык позвонила...
очень-очень да!)
очень-очень ох...
Да, у нас тут было похожее. Русская бабушка по-русски сделала замечания черным тинэйджерам, ломающим качели на детской площадке. Так как отвечать ей смысла не было - она все равно ничего не понимает, то ребенок снял штаны и показал ей Ж... и ушел. А все потому, что душа у него ранимая. Теперь понятно
вот, с ранимыми душами надо особенно аккуратно общаться и лучше сразу профессионалов-задушевников звать, то бишь полицию...
Необыкновенное в обыкновенном. Очень здорово написано. Джонзи, конечно, личность. ))
пыжимся как умеем, спасибо

Crash

Сразу вспомнился прекрасный фильм Crash, где две одинокие ранимые души на обиды жалуются.

- We're the only two black faces surrounded by a sea of over-caffeinated white people patrolled by the trigger-happy L.A.P.D. So you tell me.Why aren't we scared?
- 'Cause we got guns?
- You could be right...

- Get the f*ck outta the car!
- Gimme the keys!
Crash дивный фильм, с таким прищуром на жизнь, который отечественному кино, увы, еще долго будет не по линзам...
Хороший парень Джонзи!
да, товарищ не уместился в одну историю - http://crazy-dadazy.livejournal.com/31287.html
пришлось дополнить новой...
Неужели позвонила?:)
ну, какая песня без баяна, а история без продолжения...
Сага, ёппрст! Почти Достоевский, в миниатюре (имеется в виду формат произведения, а не автора!):)))
да что там ФМ, почище Фауста Гете будет, как почти всегда в моем ЖЖ...
Шикарная история :)
так ведь как люди с тонкой душевной организацией и мыслями выйдут на улицу - так и начинаются они, истории...
С удовольствием прочитала)))
вот ведь, когда пишешт с удовольствием, то и читают порой с удовольствием, а как из-под палки строчишь, так оно чаще всего и читается с мукой...
Блин, как обо мне написано...
как-то я в недоумении - Вы бьете невежливых прохожих или Вас приструняют экзотическими методами...
вот, если вдруг поймете - дайте знать, доуглубим и дорасширим
Мамма миа, какие страсти!! :)
так ведь в жизни без страсти нету сласти....
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>