?

Log in

No account? Create an account

Нашествие гуннов

- Ух, какие тут отличные конфеты дают! - счастливо пропищал динозавр Т-Рекс капитану Крюку. – А у нас в городке скукота – только «тутси роллс» можно разжиться...

Сема в своей деревне уже тоже пострадал от дешевых ирисок «тутси роллз», заполучив расстройство постыдных задач организма.

Но теперь он был в гостях у сестры.

Выкуркнув в окно из скромной обители уединения, Сема немедленно слил воду. Недавно застроенная холмистая поляна, на которой проживала его сестра с семьей, полыхала факелами фар. Зажиточный хутор подвергся наезду армии чужаков.

  

Боевая задача гостя Семы в праздник ужаса Халовин состояла в том, чтобы завальничать на порожке в длинноухой маске зайчика и упреждать звонки в дверь выдачей конфет попрошайкам.

Звонки в дверь неминуемо бы разбудили шестимесячную племянницу Мишелочку, будущую оперную диву огненного нрава с железнодорожной мощью голосовых связок.

Убаюкать эту Монсерат в памперсе было невозможно без часового благоговейного хоровода вокруг капиризули трех поколений семьи и кота Василиски (до роковой встречи с ветеринаром – Василия), титьки в луженой глотке и мерных покачиваний строгой амплитуды.

Сон у дивы экстрим-вокала был чуткий, настроение после неурочной пробудки - апокалиптическое, а феноменальный голос лишь приобретал новый многозвучный оттенок тембра, напоминавший предсмертный скрежет попавших на металл зубцов бензопилы «Дружба». Спать голосунья, проснувшись однажды, не желала больше никогда.

- Только по одной, гавроши! – шепотом зарычал зайка-Сема, обнаружив, что Т-Рекс и капитан Крюк опрокинули стоявшую на пороге тыковку-сумочку со сластями и теперь жадно пытались располовинить добычу.

Восстановив начинку тыковки, Сема опять убежал проклинать американские ириски.

А когда вернулся – тыковка была пуста.

Что за люди такие, возмутился Сема.

Поляна среднего класса, на которой проживала сестра, подобного санкюлотства себе не позволяла. Народ тут заселился трудоголиковый, куртуазный, с уважительным годовым доходом. Но вот бескультурной деревенской голоте окрестного графства явно ничего не стоило оседлать в Халовин свои замызганные Фордяры и начать мамаевские наезды за непоносными конфетами в зажиточные районы с целью мелкопакостной классовой мести.

Сема протряс заготовки и понял, что на весь праздник ужасов конфет уже не хватит.

Он временно посадил свояка Джонатана на порожек с остатками глюкозы, а сам поехал на дозакупки, шарахаясь от встречных колонн замызганных Фордов.

Вернувшись на пост, Сема вскоре снова убежал избавлять свой протравленный организм от ирисок.

Все-таки ненадежный из него получился часовой, да больше некого было выставить, Джонатан уминал в постельку старшую племянницу Семы, тоже не отличавшуюся шелковистостью голоса и характера.

Подозрительное шуршание и шепотки за окном заставили Сему спружинить с унитаза и застукать новых опорожнителей тыковки на горячем.

Выпотрошенная емкость валялась у ступеньки, конфеты из нее заполняли карманы и пакеты малолетнего чудовища, по маске которого струилась убедительная красная жижа, а также очаровательного скелета девчоночьего пола с новогоднимим огоньками вдоль главных костей.

- Всего же пять долларов мешок! – запристыживал Сема на ломаном, брайтоновском английском папашу монстров, типичное красношеее, то бишь пролетария red neck-а, реднека.  – А еще развитая нация, по другим континентам из крылатых дронов шмаляете, не стыдно? Ошалели с голодухи?

- Всего же пять долларов мешок! – презрительно-негодующе отозвалось красношеее, огибая ладонью окрестные мансандры и как бы намекая на богатство прорубленной в нью-джерсийском лесу поляны. – Не стыдно жмотиться?

- А ну ссыпай обратно, дикарье! – зашумел Сема во имя справедливости, стараясь не шуметь.

В ответ красношеее, как и следовало ожидать от представителя люмпен-слоев и носителя примитивных азов культуры, идентифицировал Сему с анальным отверстием осла (несмотря на семину маску зайки), а также энтузиастом эдиповых сношений с собственной мамой.

В присутствии детей Сема проявил редкий в себе буддизм, хотя руки сами тянулись к дрыну. Только едко озвучил, что марку и номер замызганного Форда красношееего он для полиции запомнил наизусть.

Тут бы конфликту тысячелетней индо-европейсктй культуры и уголовного люмпен-американского хамства и иссякнуть.

Тыковичные конфеты полетели Семе в заячьи уши, хотя и не все, пролетарские монголо-татары ретировались.

Довольный победой разумного, доброго, вечного, Сема присел на крыльцо.

Но вдруг услышал нарастающий хрюк чужого автомотора.

Фордярка красношееего, описывая ненужный, нарочитый пируэт, коварно вломилась в чахлый огородик сестры Семы и описала грубой лысой шиной по неприжившимся саженцам полукруг.

Якобы не рассчитав в темноте бордюрного масштабу. И даже отбросив шмяк влажной грязи Семе на неприкрытую маскозайкой скулу

Ярость хлынула Семе в виски. Укрепляя на бегу замученные штаны, он побежал к плотному лесу.

Дорога, ведушая вон из поляны, описывала неизбежную периметряную загогулину.

А если припустить наперерез по лесочку, то вполне успевалось вышастнуть на местную трассочку одновременно с покидавшим пенаты транспортным средством.

Только Сема чуть придержался на перекрестной конной тропе, выламывая долгожданный дрын.

Да еще и свалился в холодную яму.

Но все же успел вывалиться из царапучих зарослей как раз перед тупорылой мордой Фордяры.

- Смирно-о! – заорал Сема транспортному средству, рискуя жизнью ради выполнения нелегкой задачи по прививанию дремчему американскому пролетариату утонченности манер и деликатности поведения. – Вот вам наших конфет, дегустаторы! Учитесь культуре, сволочи!

И вшмякнул дрыном по притормозившему капоту.

Окошко водителя угрожающе расскипелось.

Убежившись, что из салона не выскочил ствол берданки, и вообще пока не стреляют, Сема упреждающе всунул дрын в салон и покрутил деревцом маненько.

Из окна с пулеметной руганью поймали кулаком его лицо.

Форд, кстати, кажется, оказался вовсе не длиношееего, но это уже не меняло принципиальности вопроса.

Увидев в отрезе лунного электричества корзину с конфетами, Сема вграбастнул руку в салон и схватил первый прилипший к пальцам шарик-леденец на палочке.

Стекло заскрипело, закрываясь, мотор взревел.

Чтобы не оказаться зажатым стеклом и не умереть, тащимым волоком по афальту где-то через милю другую, Сема выдернул конечность и от греха упал обратно в непроходимый кустарник.

Победоносное чувство свершенной справедливости и восстановленного равновесия мира пьянило его стеклянный ум.

- Будете знать, как воровать наши конфеты, быдлоброды! – заорал он вслед фордяре, уже и впопыхах, конечно, по-русски.

Сжимая в ладони трофейный леденец и чувствуя себя образцом-оплотом мировой  справедливости, Сема победно запроламывался обратно к сестриному дому.

 

На обратном пути он опять отсупился в яму, и от волнения, видимо, ненадолго успокоился головой о корень.

Нашли-подняли-отряхнули Сему гоблины и зомби на лошадях из соседнего тихого городка миллионеров. У них мимо сестриного дома как раз была проторена тропинка для галопов и рысей, вдоль которой и отдыхало семино тело.

- У вас очень оригинальный макияж на Халовин! – весело прокомменитровали конные ряженые в кромешной лесной тьме внешность Семы, разноображенную фингалом, царапинами от кустов и подтеками глинозема.

Даже утром родные племянницы не узнали дяди и потребовали стянуть прочь халовиновскую ужасалку.

- Да это же не маска, это и есть лицо! – с хохотом отмахнулся от дурочек Сема.

И хотел было угостить племянниц добытым в тяжком бою за гуманизм и мировую культуру сладким шариком на палочке из приблудной Фордяры.

Да, так ничего и не обнаружив в карманах, в итоге вспомнил, что трофейный леденец сожрала ночью во время его извлечения из ямы любопытная лошадь.

Comments

ХИИИИИХИИИ!!!!
спасибо, Вы это больше от доброты, чем от смешливости...
Восстановление классовой справедливости, это праально! Эт по-нашему! :)))))))
ну, да, или мы не советские люди, нам что по Марксу, что по понятиям, но справедливость подай незамаранной...
Это гениально смешно! :))))))))))
вот и я убеждаю супругу - это гениально! а она глядит на меня с жалостью и отзывается - это смешно...
НАСТОЯЩИЙ хэллоуин получился:))))))))
настоящий хэллоуин носишь в себе...
Эх... А конфеты-то небось даже не шоколадные... :)
вот именно, отрава, спрессованная из сургутской нефти, огайской кукурузы и нью-джерсийской краски

Edited at 2009-11-03 11:51 pm (UTC)
Прямо зона боевых действий какая-то!
ну, был бы солдат, а война подыщется...
Смешно и грустно одновременно:).
Ущерб свежепосаженным зеленым насаждениям большой?Я бы позвонила в полицию.У нас в районе тоже было немеряно непонятного народу ну и пока мы с детьми чинно попрошайничали по одной конфетке на нос у почти родных соседей,наша необъятная бадья с шоколадным добром,оставленная возле порога,опустошилась за пол часа;).Средняя дочь почти рыдала и спарашивала:ну почему же такие невоспитанные люди?;)
зеленое вырастет, полиция дрябла и презрительна, а вот оптовое грабастанье розничных сладостей - какой-то новый феномен, может, кризис виноват, люди оголодали-одичали...
Исключительно талантливо написано. Получаю огромное удовольствие.

Мне кажется, что будет совсем недурно начать собирать, продолжать писать и издавать рассказы о Семе в отдельный блог/альманах/книгу и будет это "История Бравого Иммигранта из Совка Семы"

Желаю успехов в творчестве!
спасибо, собрать и продолжить не проблема, издавать вот бумажно никому из бумажных издателей не интересно...
А что насчет новых технологических типов издания, таких как DVD-book или там по типу I-tune-e-google-books контрактов?
Нынче ведь газетный кризис привел к тому, что все газеты обеспокоены как с бумаги перебраться целиком на виртуал.
Зачем же вам, IT-person, к бумаге-то прилипать?!
честно говоря, DVD и Google модерна не пробовал, но, кажется, ни один писатель еще не вырос без традиционных бумажных книжек...
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalistа.