?

Log in

No account? Create an account

Капитан семейного корабля

Семья Судовода очень хорошо понимает в еде. Это вам не сермяжные американцы, для которых суши чужды-загадочны, а вот по-солдатски простой картофельный салат с гамбургером или пицца с чипсами – оно самое.

Каждый вечер Судовод, будучи вдумчивым хозяином и капитаном-коком семейного корабля, лично готовит детально сочиненный на работе ужин.

И в случае поварской удачи, которая случается почти всегда, где-то посередке ночи Судовод вздымается, томимый сладким сном-воспоминанием о своем очередном гастрошедевре.

Который, свеж и недоеден, томится-манит, набирается соками в холодильнике. 

Практически не просыпаясь и не размыкая мечтательных очей, Судовод скатывается с кровати и луноходит знакомым наощупным маршрутом к заветной дверце холодильника.

Рвет ее, пуская слюни.

- Что за ботва? – недоуменно думает Судовод.

Рвет опять, изо всей силы, смакуя во сне кус соблазнительно чирикающего стейка или йодлящего голубца.

Рвет снова, уже чувствуя в небе полынную горечь разочарования.

И, наконец уныло затрезвев, вспоминает, что сам же, вечерний разумник, и от себя же, ночного прожоруна, каждый раз перед отходом в объятия Морфея трижды опутывает холодильник толстой, с детскую сосиску, цепью.

А свободные звенья скрепляет висячим замком.

А ключ вручает на хранение самому надежному в плане ночной обжираловки члену семьи – пятнадцатилетней Лясе, прочно прихрястнутой проблемами похудания.

Сам же все придумал, и цепь купил, упрекает себя мрачный Судовод, пья водичку.

А то семье по утрам нечем было завтракать, до того счастливо и обширно он перекусывал по ночам.

Не говоря уже о мучительных обстоятельствах веса и талии.

Но вот однажды экстатический сон Судовода не прерывается, ночная оргия свежа и сладострастна, а утром голодная семья отваривает перепелиные яйца и глядит на Судовода голодной волчей стаей.

- Ключа вечером не нашел! – вспоминает он причину сбоя в системе гастробезопасности.

Ключа и правда нигде нет.

Ляся клянется, что прошлым утром сдала его на место.

Квартира перевернута.

Загадка мироздания и полный афронт закону сохранения вещества в подлунном мире, который, как Судовод прекрасно помнит из учебника химии, образовательные патриоты беспардонно приписали Михайле Васильевичу Ломоносову, длится до вечера.

Когда сосед и он же разноплановый починщик ЖЭКа, обслуживающий рент-комплекс, показывает Судоводу вожделенный ключ.

Который, согласно соседу, валялся в кустах недалеко от дома на четыре квартиры,  две из которых от него уже отказались, а третьей, починщиковой, он и даром не сдался.

Долететь крутой дугой из судоводовских окон до кустов ключ не мог согласно законам физики шестого класса, которые Судовод помнил не хуже портрета Ломоносова с пробиркой, из которой ничто никуда не исчезало.

- Вы мне не морочьте остатки разума, а чистосердечненько! – ласково предлагает Судовод любимой семье, резонно подозревая заговор.

Жена Вика делает честные невинные глаза, по которым ясно, что она, даже еще прочно молча, уже врет и кругом виновата.

- Даже и не начинай щебетать, дорогая, - предлагает любящий Судовод, сосредотачиваясь на главном подозреваемом. – Все напутаешь, потом сама ужаснешься. Следствие ведут знатоки! Ляся, колись, пока я еще относительно добрый и только что покушал!

Вопли-сопли, крики негодования, Ляся запирается в своей спальне.

Приходится раскалывать супругу, дело двух минут и тактики «добрый следователь-злой следователь», то есть поцелуя и угрозы развода.

- Я как корейка Сьюзан в лес босиком уйду, несмотря на январь! – кричит в ходе расколки Ляся.

Одноклассница Сьюзан и правда недавно сбежала от озабоченного ее нравственностью папы в лес в одной ночной рубашке, ее час искали всей деревней.

- Сразу бери направление в социальную службу удочерения, не мерзни лишнего, - советует Судовод. – Пусть тебя отдадут на попечение доброй многодетной афро-американской семье, уж у них-то ты куриных крылышков вдоволь нажуешься!

Из сбивчивых слов супруги, выясняется, что прибабахнута вопросами похудания Ляся не просто так. А с целью.

Цель зовут Джонатан, корейский же гаденыш тремя корпусами дальше в лес.

И пока благодушный Судовод, заперев холодильник, сладко утанывает в объятиях коварного Морфея, Ляся при олигофреническом попустительстве супруги спархивает на улицу для интимных встреч с наследником прачечной Джонатаном. Занимаясь с мерзавцем, ясный мрак, орально-анальным и непредохранительным сексом, наркотиками, садо-мазо извращениями, зачатием дитя в подоле, сатанинскими обрядами, корейской каллиграфией, погублением своего будущего и отравлением краткой, как вопль дурной птицы в ночи, судоводовской старости.

Вместе со стыдом, разумом и половой невинностью Ляся, видимо, потеряла и холодильниковый ключ.

- Всего на десять минут один раз выскочила! - защищает заговорщиков супруга. – Они домашние задания сверяли!

С любовной мукой поглядев на жену, Судовод, чтобы не убить дочь, плотно покушал еще раз.

Послушал, глядя на стенные часы с маятников, как бежит время.

Слова не сказал, вняв своему же золотому правилу мудрости на случай очередного кризиса жизни подождать и снова покушать.

А вечером, перед тем, как лечь спать, Судовод снял цепь с холодильника.

Проверил, прочны ли звенья и щелкуч ли замок.

Прокряхтел из кухни к искомой двери.

И вместо холодильника яростно, в пять обмотов дверной ручки, запер на цепь Лясю.

 

Comments

а вот цепь мне кажется очень даже перспективным решением проблемы, теперь я с оптимизмом смотрю в будущее, только надо вовремя цепь купить и понять, куда наматывать....