?

Log in

No account? Create an account

Нирвана-монтана

Вдруг Тася и приехавшая из России гостья-свекровь Дарья Тимофеевна услыхали посреди нью-джерскийского молла роковое русское слово:

- Дают!

Слово, конечно, было на английском, даже два слова - free gifts. Но роковизны от этого не убавилось.
Они побежали.

В парфюмерном отделе Macys-а и правда давали, да еще как.

 

Во-первых, даром. Macys из-за кризиса только что закрыл по стране дюжину магазинов. Неликвид, что ли, они расшвыривали и попутно умасливали покупательcкие орды.

Во-вторых, давали три комплекта косметических наборов-подарков сразу, от Estee Lauder, Lancome и Dolce & Gabbana.

Тремя очередями к трем прилавкам.

- Только один подарок на персону! – вежливо кричали раздавальщицы.

- Кынешшно... – согласилась Дарья Тимофеевна.

Тася отстояла одну очередь, а во вторую встать отказалась:

- Да ну, неприлично!

- Коммунизм, - вышарашила глаза Дарья Тимофеевна, - есть советская власть плюс электрификация всей страны! От каждого по способностям, каждому – по потребностям! А я еще не развернула свои способности в их мощь! И потребности у меня – знаешь какие? Весь город ждет от меня подарков из Ымерики! Зря ымериканцы, что ли, нам козни строили и Горбачева охмурили-облапошили? А теперь у себя в моллах наш коммунизм устраивают?

Где-то в подполтолочной выси сладко трелила идол подростков Майли Сайрус, прославившаяся в телесериале "Ханна Монтана".

Ладно, встала Тася в оставшиеся две очереди, набрала три подарка.

- Еще по разку-разочечку, - деловито предложила Дарья Тимофеевна.

- Нехорошо, - отрезала Тася.

- Девки в родном городе голодают, деньги экономят, чтобы намарафетиться, а ты что же, как цыца? - заубивалась Дарья Тимофеевна.

Тася обреченно прошла во второму кругу. Со стыдом, но без позора. А вот Дарью Тимофеевну как даму крупную и иностранную, засекла ланкомовская язва.

- Рашн туристо, но инглиш! – сделала Дарья Тимофеевна зеркало души топором на возражение раздавальщицы.

Та вздохнула и выдала подарок, чтобы не связываться.

Дарья Тимофеевна раздумчиво оценила объем трофеев. И придумала новое:

- А скидывай-ка шубу! Авось в другой одежке не запеленгуют! А даже и если – путь докажут!

- Еще чего, - возмутилась Тася. – Хватит дикости, мама!

Но Дарья Тимофеевна уже сшуршала свой мутон ей под ноги - и пошла личным примером в очередя.

Ланкомовка сделала ей безумные глаза. Но подарок сунула.

- Ну? – поинтересовалась Дарья Тимофеевна. – Девки-то – не сами по себе голодают, они ж попричесочно матери-одиночки! Тебе русских детков, безотцовщины лопоухой, не жалко?

Тася обреченно сняла шубу и, малоузнанная, взяла еще три подарка.

- Теперь, надеюсь, все? Безотцовщина позавтракает?

- Кынешшно... – рассмеялась свекровь. – Еще не вечер! Способности только проснулись-потянулись! Теперь надевай мой мутон – и вперед с песнями! Пока коммунизм не кончился! Нирвана-Монтана!

- Некультурно это, мама! Стыдно!

Дарья Тимофеевна втиснулась в Тасину шубу и пошла оподарочиваться.

Возле ланкомовки наконец случился напрашиваемый скандал.

Выдавать подарок подколодная отказалась. Да еще и вызвала охранника.

- Руссико туристоре! – окончательно запутывала этнографические следы Дарья Тимофеевна, требовательно предъявляя пустые руки. – Но копрехенде! Капиш? Хенде хох!

Очередь, ясный пень, урчала и волновалась.

Тася, скрипя сердцем, рванулась на помощь.

Но тут же замерла, увидев предупредительную ладонь свекрови:

- Сама справлюсь!

И ведь точно, справилась. Охранник, выслушав змею, полиглотную речь Дарьи Тимофеевны и оценив психоз очереди, самолично взял подарок и отдал его свекрови.

А Тасе стало вдруг обидно и за свекровь, и за нашу советскую родину.

Вот чего она так, возмутилась она на ланкомовку. Что понимает в нашей русской жизни, стерва нью-джерскийская. Всего-то геройств в жизни – мужа нашла, детей родила и моргидж выплачивает. А попробовала бы она коня на скаку остановить и в горящую избу войти.... И еще, вишь, строит из себя... Да, мы как базарные... но ведь не от простой и хорошей жизни...

Тася утонула в сложнопахучем свекровином мутоне - и решительно встала за новыми подарками.

- Нирвана-монтана! – заприплясывала Дарья Тимофеевна, пополнив мешок с подарками. – Коммунизм-ГОЭРЛО! Ну, что, дочурка, где здесь дамский ватероклозет? Кофтами меняться будем?

- Арестуют! Плакала ваша грин карта зелеными слезками!

- Кынешшно... – согласилась Дарья Тимофеевна. – Я ж еще подругам-пенсионеркам недобрала. Это им, значит, на лекарства будет не хватать, потому что подарки дочкам-невесткам надо покупать на дни рождения? Зато местные лахудры десятой пудрой смогут попудриться?

- А, ладно...- прошептала Тася. – Зачем они европейские баллистические ракеты в Польше против нас ставят? А нам уж и лишней туши для ресниц не взять?

Смыли они косметику, поменялись кофтами – и взяли еще по подарочной троечке.

Ланкомовская даже и не пыталась показать, что узнает.

Получился внушительный мешок, тащить тяжело.

В процессе волока оказалось, кстати, что Sears тоже оподарочивает, но хлипко, в одну растянувшуюся до улицы очередь.

- Ну, и люди у вас тут!- хмыкнула Дарья Тимофеевна, отдышиваясь и младенческими очами глядя на бесконечную Sears-овскую очередь. – Ведь удавятся из-за ерунды!

Вечером в честь случившейся в молле нирваны-коммунизма устроили пьянству-бой: за ужином - только пиво.

- Ну, хотя бы давайте водки с томатным соком! – умолял муж Сема.

Тася често проверила закрома:

- В доме нет томатного сока...

Сема уже звонил в Macys.

- Завтра утром тоже будут давать! – доложил он по итогам расследования. – Видать, сегодня все до конца недорасподарили...

- Да ну уже их с ихней нирваной-монтаной, - устало отмахнулась Дарья Тимофеевна, пересчитав добычу. – Что мы, пупуасы, что ли. Мы меру знаем, и ум-разум не потеряли. Взяли чуть-чуточку, и будя.

Но Тасю задело.

- Нет! Они не понимают нашей жизни! Нашей духовности! Нашей сложности и унизительного положения в мировой политике и как женщин! И завтра пойдем! Наберем для девочек-подростков и старух!

Тася много хотела сказать, да не сумела.

Только всплакнула от многогранности чувств.

А после ужина, хоть она и шаталась от усталости и пива, Тася отправилась по свежему снегу через дорогу к соседке-хасидке одалживать парики.

Comments

Хоспади, ну и напаслись же они подарков на Дарью-то Тимофеевну!
Хочу набор от Эсти Лаудер в подарок. Ну хотя бы один. Но в Нью Джерси не попрусь.
спорадические очаги коммунизма отмечены пока только в Нью-Джерси, быстрого распостранения по планете не ожидается...
:))))))))))))))))
Ох, спасибо! (утирая слезу - от смеха)
Напомнили Вы трудную молодость...
Только у нас в одни руки - за собственные денньги тогда приходилось:))
Помню, как с сестрой за детскими колготками стояли..А в соседней очереди - будильники продавали - по одному в руки:))))
моя самая длинная.справедливая очередь длилась восьмичасовой рабочий день, и еще полдня - впрочем, это была распродажа на производстве, так что зарплата капала, да и на рабочее место отлучаться не возбранялось. давали, помнится, все, но главное - сапоги
Ужас-ужас-ужас, как мне жалко эту Аню!
родню и родину не выбирают...
автор, пишы есчо))
я вся плакала)))
спасиба, буду. хатя вот патриотки расфренживают...

Руссо туристо!

Ждем нового креатива!
бум тщиться...
отличный рассказ :-)
дуже дякую
Изумительно :)
И таки что-то напоминает... Эх, каталися мы по заграницам автостопом... :)
Тащу ссылку к себе :)
автостопом?! вот это был бы сюжет...
В восхищении (и от остальных постов тоже). Рыдаю пацтулом.
спасибо, на кушеточку поскорее, пожалуйста, там удобнее...
сама вспотела, пока читала - сильно переживала за то, как жарко в мутоне-то им было))
часто кондиционеры так рьяно фурычат, что даже в шубах быстро не замаешься. хотя, конечно...
Замечательно! :))) И ведь правда, чистая правда. :)
придумать такое невозможно, разве что поэтически пересказать...
а у нас всегда в меню по понедельникам шедевры, по средам нетленки, а по пятницам улеты...