?

Log in

No account? Create an account

Ноги на столе

Бывает так, что не любишь что-то особенно щипучей нелюбовью, ужасаешься и содрогаешься. Это - верные признаки надвигающейся любви. По какой-то иронической драматургии небес именно предмет яростного отвращения часто оборачивается страстью или, еще унизительнее, привычкой.

Так у меня, например, было с писателем Чеховым. Или ногами на столе. 

 

Советские люди наверняка вспомнят, что американскую военщину и прочую капбесовщину карикатуристы-кукрыниксы часто изображали если не семитско-пузато-крючконосо и в куцем фраке, то с ногами на столе.

Не было лучшего доказательства повального бескультурья Америки, чем эта дикарская негигиеничная привычка.

Того обстоятельства, что российской подошвенной грязи в Америке днем с огнем, да и вообще какой-то это континет пыльный, но безгрязевый, знать мы, конечно, не могли.

По приезде в страну бескультурья ноги на столе я видел только в кинолентах про Техас. Но в поездах метро – да, хлопали топалки на пустые сиденья, что вызывало привычное содрогание и грустные мысли о непосильности для Америки высоких стандартов европейской культуры.

Это присказка.

Наступает, надо признаться, легкая, походно-полевая предстарость. И вдруг стал я замечать, что с задранными на подлокотник кресла ногами жить вечерами чуть легче.

Дальше - гуще.

Кьюбикл мой в углу, посещаем публикой не часто.

Наш менеджер планировал его для себя, да потом решил остаться в кабинете. Хотя над кабинетом проходит источающая жар теплотрасса, и летом в нем можно забыть сначала об отпуске и пляже, а потом и о подлунном мире в целом.

А в доставшемся мне кьюбикле вполне можно сосредоточиться.

Вдруг я обнаружил, что куда лучше сосредотачиваюсь с задранными на стол ногами.

Точь-в-точь как американская военщина и прочая гнусь на советских карикатурах.

Клавиатура - на учебнике Оракла, учебник на бедрах, очень удобно.

Только ботинки надо чистить, а то перед внезапными гостями неудобно.

Надо сказать, что в кьюбиклах многих наших сотрудников встречаются обстоятельства, не упомянутые в своде правил поведения нашего департмента.

Один товарищ каждый день связывается по Скайпу с исторической заокеанской родиной. Другой превратил свое рабочее пространство в склад компьютерных деталей, которые он плюшкинит отовсюду все двадцать лет работы на данном месте. Третий слушает, часто без наушников, подписное радио, каждое второе слово политических комментаторов на котором - fuck. Четвертый сначала успокаивается, расчесывая мини-граблями песочек на подносе с мини-экибаной, а потом разговаривает с купленным за двадцать долларов камнем в коробочке. Гениальная бизнес-придумка так и называется – друг-булыжник (pet rock). Коллега с ним часто советуется при решении производственных и личных проблем.

Ну, а у меня на столе – они, ноги.

- Чудила ты, - качает головой Судовод. – Уволят. Если повезет, лишь дополнят твоими ногами свод правил поведения.

Начальница департмента, впрочем, случайно столкнувшись с моими ногами, не разразилась меморандумом и свод правил не дополнила.

- С адвокатом советуются, - нервировал меня Судовод. – Плохая примета...

- Но ведь это же национальная американская привычка! – прорабатывал я защитную речь. – Меня ей кукрыниксы научили!  И вообще- что необычного в том, что бедный иммигрант пытается быть американистее самих американцев?

Наконец настал день, когда на встречу с моими ногами прибыл наш менеджер.

То есть, приходил он и раньше. Но на этот раз влетел он в нашу комнату бесшумно, целенаправленно. Сразу – к ногам.

Убирая копытца, я каким-то звериным чутьем догадался, что администрация тщательно изучила вопрос и, возможно, и правда проконсультуровалась с адвокатом.

- Нет, нет, что ты! – замахал руками босс, излучая всяческое радушие. – Ты вовсе не обязан при моем появлении снимать ноги со стола!

Вот она, демократия. И культура, ага.

Теперь я тружусь с ногами на столе вполне официально. Правда, Судовод говорит, что участь моя решена, и ноги мои всплывут при первой же разнарядке на увольнения.

Но мне кажется, что он просто вредничает.

В конце концов, в доставшийся мне кьюбикл наш менеджер не переехал потому, что в кабинете, даже и под теплотрассой, собаку держать все-таки удобнее.

Ведь он трудится каждый день, лодыжка к уху, с четверногим другом.

Когда я в первый раз шел к нему на интервью, меня даже предупредили – если у тебя аллергия на собачью шерсть, заранее прими лекарство!

Пес – участник и герой больничной программы «пето-терапии». Его вызывают играться и ласкаться к одиноким больным и детям. Говорят, эти визиты ускоряют выздоровление.

Еще в программе участвуют кошка, попугай и кролик.

Собака живет у менеджера дома и вместе с ним каждый день приезжает на работу в нашу больницу.

А я теперь начинаю подумывать о том, возможно ли совместить американскую национальную традицию ногодержания на столе - и исконную русскую сказочно-печковую мечту.

И начать работать лежа.

Comments

Все-таки - два мира, два кефира)))
Как все отличается у нас в голове)))И не потому что мы - плохие, или они - хорошие..
Просто разные до колоссального удивления!
кефир, кстати, до недавнего времени был один, в Америке я его не встречал. несколько лет назад русские умельцы стали наполнять универсамы напитком, который они называют кефиром, довольно вкусным, но имеющим с российским кефиром, каким он помнится, отдаленное вкусовое родство - американизированная версия, как, скажем, и американская китайская еда
А я Чехова люблю...Даже не представляю, как его можно не любить, хоть умом понимаю, что "на вкус и цвет"...
в отрочестве я его не понимал и считал мелкотравчатым, потом проняло-прошибло
Да, Вы правы, он, наверное, для взрослых больше понятен..
:) Да уж, стратегическое расположение - это хорошо, а открыто высказанное одобрение шефом привычки - ещё лучше!
одна беда - приходится теперь следить за чистотой обуви.
А чем дело кончилось с Чеховым - страстью или привычкой?) Хотя, конечно, привычка к Чехову... звучит интересно...)
даже по этому журналу, наверное, видно, что я - безнадежный чеховец. считаю его Аристотелем короткого жанра, которого никому не перемастерить - вершина. страсть долго терпеть трудно, вытлевает в привычку. методы и интонации вживлены в ткань собственного письма - вот Вам и привычка
я вас как - то спрашивала про довлатова - любите или нет)каждый раз читаю ваши посты,как довлатовскую литературу.это очень круто.вы мне прям дарите жизнь в новом свете)
да бросьте смушчать автора... помните историю, когда юный Вознесенский однажды подпрыгнул от радости, когда его сравнили с Пастернаком.... а потом расстроился, потому что хотел стать не вторым Пастернаком, а первым и единственным Вознесенским...
И я тоже американизировалась, - сижу на письменных столах. Потом замечаю растерянный взгляд, когда гощу где-нить на просторах бывшего Союза, вспоминаю, что это жуть как не прилично и зардевшись от позора медленно сползаю. :)
вот ведь как, вместо американской культуры перенимаем американское бескультурье...
я Вас люблю.
с первого взгляда и навсегда.

Вы не против?
во-первых, этот журнал ведется для чтения. во-вторых, моя жена подумает над моим ответом. в третьих, если этот ответ ей не понравится, журнал будет моментально закрыт.
я буду восхищаться тихо и на расстоянии)