?

Log in

No account? Create an account

Луч удачи

Как-то во время обеденной прогулки я от нечего делать зашел в душное нью-джерсийское сельпо, торговавшее хламом – журналами с выпукло-стероидными тетко-дядьками на обложках, выцветшими консервами, открытками-шариками.

Торговая точка находилась на съезде с местной магистрали к заправке, так что главными клиентами ее были однозаезжие водители.

Пока я толокся в рядах и ума ни прилагал, с каких продаж такие точки выживают, к юному заприлавочному индусу, похожему на Рабиндраната Тагора, только наголо бритому, в джинсах и прыщах, приблизился наш русскоязычный человек. Какового даже и не в Нью-Джерси заметно издалека и сразу. То ли по картошечной европеидности черт, то ли по суетливости ока, то ли по кожаной, заелозженной на локтях, куртке.

- Ой, извините! – вдруг спал с ехидной внешности Рабиндранат. – Пробил вам на пять долларов вместо трех! Моя вина! Перебить?

На лице соотечественника вместо темного капризу утвердилось глубокомыслие и просветление.

- Оставь, как есть, так даже лучше! – почему-то обрадовался он.

 

Я выискосил шею. Товарищ по чужбине приобретал билетики лотерейки Мега-миллион, разыгрываемой дважды в неделю. Половину выручки организаторы лотереи удерживали на свои скромные нужды. Оставшиеся 5-6 миллионов доставались тому, кто угадал 6 номеров (за 5 давали мелочовку, 250 тысяч). Если 6 номеров никто не угадывал, деньги прибавлялись к следующему розыгрышу. 

- А это что? – платя, нахищнился на прилавок соотечественник.

Тагор рассмущался пуще прежнего.

- Эти билеты сегодня покупатель оплатил, а забрать забыл, - объяснил он, смахнув с прилавка лотерейки. - Отдам, если вернется.

Соотечественник вдруг издал тихий вздох-стон, полный нежности и страдания.

- Я дам за эти билеты шесть долларов, продай мне!

- Нет, не могу, - отрезал Рабиндранат.

Как-то уж слишком решительно отпенальтил. Словно стряхнул вздрог сомнения.

Я цапнул бутылку воды и, образовав очередь, дружелюбно залюбопытствовал:

- Да на кой ляд они вам сдались, чужие лотерейки?

Товарищ с сочувствием уставился на мои седины и проплешины:

- Сразу видно, что вы, молодой человек, не играете...

Я виновато развел снятыми перчатками.

- Вот вы и не усекаете момента, не знаете верных примет! – мечтательно улыбнулся лотереец. – Настоящий игрок никогда не откажется от того, что само бежит в руки! Чтобы потом от отчаяния не наложить на себя их же, упустив счастливый случай... Думаете, мне просто так вдруг спанталычилось билетов на пять долларов вместо трех? А может, это судьба! И меня наконец коснулся луч удачи!

Товарищ с надеждой поглядел сквозь муть витрины на низкое каракулевое небо, не обещавшее солнечного проблеска.

- Тогда, получается, что и забытый чужой билет – это может быть чужая удача...

- ...которая сама просится стать твоей! – игрок азартно прищурился в челюсть кассы, где исчезли билетики-сиротки: - Семь долларов предлагаю!

- Забудьте... – промямлил Рабиндранат.

- У меня у самого однажды такое было, - пробормотал русскоязычный. – Оставил впопыхах лотерейки на прилавке. А потом гнал машину обратно тридцать пять миль! Слушай, ариец, восемь долларов даю!

- Ладно. Все равно уже долго валяются... – мягкотело сник Тагор.

Бывалый игрок с букетом лотереек жалостливо зыркнул в в мою сторону - и с ликованием скрылся за дверно-оконными размывами коммерческого заведения.

 

Спустя месяц-другой я опять зашаркнул в пыльнодушный магазинчик возле нью-джерсийской магистрали.

Видимо, незамеченный Тагором, я закопошился в товарах. И вдруг - уловил знакомое:

- Ой, моя вина! Пробил вам на пять долларов вместо трех! Сейчас верну все обратно!

Удивленный, я чуть выдвинулся к кассе.

Покупатель лотейных билетов, на этот раз корейский очкарик, уже с видимой радостью уплачивал пять долларов вместо трех. Затем он замешкался, разглядывая что-то на прилавке.

Я по неловкости уронил с полки пакет претцелов. И окончательно, на полный корпус, вышуршал из рядов.

Рабиндранат настороженно покосился в мою сторону.

Мне вдруг показалось, что солнечный зайчик на полу заведения дернулся, побежал куда-то в сторону – и исчез.

С сожалением вздохнув, юный Рабиндрадат Тагор молниеносно-вороватым движением обмахнул прилавок – и без объяснений, захлопнул в ящике кассы нарочито-бесхозную пачку лотерейных билетов.

Comments

А еще гонят на евреев!:))
да, перенимают опыт напропалую, что и говорить, никакого не осталось бендеровского эксклюзива...
написано хорошо.благодарю.
и Вам спасибо на добром слове
:)рассказ взбодрил меня.
прямо с таким огоньком написано, что хоть бери да открывай по свежим впечатлениям магазин по продаже билетиков)))
да, в любом деле всегда важно изучить психологию клиента...
очень весело, хохотала)))
это, наверное, было еще одно доказательство того, что не место красит человека, а человек - место
Психология в действии! Не понимаю только, чего он испугался? Это же нельзя назвать мошенничеством. Или можно?
можно и не назвать мошенничеством, но если пойдет слух по округе, то умника либо уволят, либо, если это семейный бизнес, дело стухнет
ООО, психология рулит. Надо взять на вооружение )))
суеверия лотерейных игроков, во всяком случае, начинаешь понимать лучше...
Хитрец :)
повзрослеет - будет квалифицироваться как мудрец...
Это изумительно! "Нью-джерсийское сельпо", "выискосил шею"... Профессиональным блеском блистаете. Ладно, до подробностей докапываться не буду, но если вы еще не издаетесь, то стоит подумать на эту тему. Хоть насчет Самиздата. Грех манкировать.
спасибо, две мои книжки упомянуты в ЖЖ profile, а другие издательства интереса пока не проявляют
Однако! Это серьезный зачин. Прям завидки берут...
Великолепно - все. Картошечная европеидность - шедевр.

Это интересный новый вариант старого мошенничества с "забытой скрипкой Страдивари".