?

Log in

No account? Create an account

Ангел смерти

Это история о том, как мой приятель Судовод решил стать судоводом, то бишь штурманом.

Его папочка был судовым механиком, ненавидящим свою жизнь и всех вокруг. Дедушка – простым матросом, личностью тоже нелегкого нрава.

В возрасте девяти лет Судовода интересовало лишь одно занятие – швырять камнями из своей одесской подворотни в проезжающие мимо машины. Однажды он не успел удрать от разъяренного водителя и был оттащен пострадавшим на быстрый семейный суд.

Пока мамаша потчевала Судовода прямо во дворе тяжелыми затрещинами-«лещами», из подъезда вышел и невозмутимо проследовал к своей «Волге» Капитан.

«Вот, идиот, погляди на человека!» - в отчаянии воскликнула мама. - «Станешь таким же, пусть даже я сдохну! На целого капитана ты, двоечник, конечно, не вытянешь. Но поступишь в мореходку и выучишься на штурмана, слышишь?»

 

Капитан был предметом гордости и зависти всего квартала. Ему было чуть за шестьдесят. Его белая форма хрустела, как сахар. Сигары пахли тропиками.

Капитан с супругой проживали в трехкомнатке. Дочка училась в Москве. Одну из комнат занимал многослюнный сенбернар. Выгуливая пса, жена капитана вытирала мокрую морду белой, как сахар, хустиночкой.

Чем чаще мама ставила Судоводу в образец сказочную жизнь Капитана, тем больше он ненавидел хустиночку, сенбернара, вытиралочную жену и самого старика.

Но однажды случилось немыслимое. На виду у всего двора жена Капитана утерла хустиночкой не сенбернарову харю, а свои заплаканные глаза.

Через месяц она умерла.

Не то от диабета, не то от рака, Судовод не разобрал. Его куда больше увлекло обещание, которое дал рыдающий капитан во дворе после похорон. Он заявил, что вскоре непременно повесится, потому что его жизнь тоже кончена.

«Какой благородный человек с большой буквы!» - сказала на это мама, и глаза ее подернулись мутью.

Судовод не мог дождаться, когда же Капитан исполнит свою обещание. Каждое утро, сбегая по лестнице, он легонько толкал капитанову дверь в надежде, что та откроется. И Капитан наконец будет качаться маятником на веревке, привязанной к роскошной люстре из чешского хрусталя.

Однажды утром дверь и впрямь поддалась. С отчаянно барабанящим сердцем Судовод толкнул ее посильнее.

И в ужасе отпрянул.

Ангел Смерти шагнул на лестничную клетку из квартиры Капитана.

Тем утром Ангел принял обличье красивой девушки с волосами белыми, как кварцевый песок.

Очарованный Судовод никак не мог понять, почему Ангел Смерти не прибрала Капитана той ночью.

Видимо, ей попался крепкий орешек.

Ангел вышла из Капитановой квартиры и следующим утром. И следующим...

К изумлению Судовода, из дьявольской двери вскоре стали появляться и другие девушки - брюнетки, блондинки, рыжие, даже крашено-седые. Все, как на подбор, красавицы. Хотя конечно, и не такие головокружительные, как Ангел Смерти.

Вешаться Капитан явно передумал.

Мама Судовода, как и весь двор, решила, что после смерти супруги Капитан попросту съехал с глузду. И перестала втыкать его Судоводу как образец для подражания.

А Судоводу почему-то именно теперь Капитан начинал нравиться. Какая-то важная мысль вызревала в Судоводовой башке.

Однажды утром их дом разбудили истошные вопли.

Судовод бросился вниз по лестнице к знакомой двери.

Соседи уже растащили дерущихся девушек. Но Ангел Смерти все еще тщилась вцепиться в остатки модной прически сасун новой Капитановой гостьи, благоразумно утянутой соседями в квартирный коридор.

«Нечего тут пялиться! Отвернись!» - потребовала запыхавшаяся от лестничного бега Судоводова мама.

Картинка и впрямь не ласкала взор.

Старец-Капитан в перекошенных трусах выглядел отвратно. Исслюнявленный сенбернар растерянно метался по комнатам курицей перед головорубкой. Новая Капитанова девушка, кричавшая, что она не новая Капитанова девушка, а его дочь, приехавшая погостить на каникулы из Москвы, смотрелась нищенкой-растрепой. И даже Ангел Смерти чуть растеряла свой потусторонний шарм.

Но именно в эту минуту в голове Судовода вызрело одно из главных решений в его жизни.

«Знаешь, мам,» - прошептал он, и его шепот вдруг почему-то перекрыл окрестный вой, проклятия и рыдания. - « Я хочу стать штурманом!»

Четырнадцать лет спустя Судовод стоял на капитанском мостике большого грузового судна, отплывавшего из Одесского порта в Грецию и далее до Китая. Стараясь не закапать новенькую белую форму штурмана – третьего помощника капитана, он цедил кофе и размышлял о том, какую собаку купит после плавания – наверное, не медведя-сенбернара, а какого-нибудь спаниэля...

И хотя Судовод очень любил свою молодую жену и крошку-дочь, он не мог отделаться от образа Ангела Смерти, который в его видениях приходил к нему, глубокому старику, ночь за ночью...

До чего же странен, слаб и тщедушен человек. Даже верные решения он порой принимает по совершенно вздорным мотивам - не правда ли?

Comments

Теперь понятно.) А то сначала я думала, что "судовод" - это от слова "суд" (человек, ведущий судебный процесс?))).