?

Log in

No account? Create an account

Седьмое слово

- Что-то мы никак не услышим нового, седьмого слова, - затревожилась бабушка.
- И никогда его не услышите, - предупредил я. - Потому что оно - беззвучное...
Не то, чтобы в языкопознании двадцатимесячной Принцессы Обезъянок не было прогресса. Просто прогресс бурлил внутри ее шести слов – мама, дядя, кака (мусор), афА (собачка и другие позвоночные), вава (ванна и вода) - и асЯ (крылатое насекомое и самолеты над крышами).
Так, например, Маг и дедушка из «дядей», к моему унынию, стали почему-то «папами».
А вот няня Роза оставалась «дядей».
- Я - тетя! – молила Роза. – Перед людьми стыдно!
- Дядя! – радостно обнимала ее Принцесса.
Недавно мировой финансовый кризис приземлил на детскую площадку уволенную из манхэттенского хеджфонда маму девочки Ноа, подружки Принцессы.
Тихую, скромную маму зовут Шизуко. Русские няни величают ее Шизухой. Хотя слово это удачнее описывает вовсе не маму, а языковые обстоятельства крошки Ноа, весьма, впрочем, типичные для Нью-Йорка.
Дело в том, что Шизуко – японка. И разговаривает с дочкой по-японски. Папа, бухарский еврей из Израиля, общается с девочкой исключительно на иврите. Между собой папа и мама говорят по-английски. Бабушка со стороны отца уверенно чувствует себя лишь в таджикском диалекте бухори. А няня Зуля растит Ноа на русском языке с татарским акцентом.
На каком языке говорит девочка, толком уже не понимает никто.
С Принцессой Обезъянок, впрочем, Ноа находит какой-то общий язык. Крошечные дамы гуляют вместе, то есть периодически, счастливо визжа, сталкиваются друг с другом – и, шатаясь, разбредаются вновь.
Тут как-то записали мы Мага на уроки йоги. После первого же занятия он, упираясь руками в пол, засеменил ногами по стене.
Принцесса, вторя своему кумиру, тоже деловито подбежала к стенке и, трудолюбиво урча, уперлась ручками в паркет, памперсом – в штукатурку.
Я помог ей потопать ножками по стене.
- Скажи папе «спасибо»! – потребовала неутомимая Метида.
Принцесса, подумав, вдруг два раза кивнула.
- Согласна? Так скажи наконец седьмое слово! – обрадовалась Метида. – Спа-си-бо!
Повернувшись к Магу, Принцесса молитвенно сложила ручки ладошками и снова дважды быстро кивнула.
Мурашки прозрения вдруг захолодили мне спину.
- С Ноа гуляет? – прошептал я.
- Гуляет, - недоуменно подтвердила Метида.
- Мама у Ноа – японка?
- Ну, да, япона мать...
- Поздравляю, - прошептал я. – Это и есть наше седьмое слово. Принцесса так «спасибо» научилась говорить. По-японски. «Аригато», кажется. Только без слов...
Сложив ладони у лица, я дважды быстро кивнул Принцессе в ответ.

Comments

Вот она, многонациональная страна!))
есть немного, да - или, как говорят в Японии, Hai...
У друзей похожая история: пока 6-летняя дочка не пошла в школу, упорно говорила только на китайском, т.к. проводила с няней-китаянкой по 12 часов в день, начиная с 3-х месячного возраста. Дома родители гворили на армянском и английском, бабушки-дедушки когда навещали - на русском. Она понимала, но отказывалась говорить. Представляете каково родным было её китайский понимать? ;)
мне кажется, китайская няня - это прекрасный шанс обучить дитя сложнейшему китайскому языку и тем самым дать ребенку огромное преимущество в будущей карьере...
Да-да, очень знакомая ситуация :)
жалко, у нас не случилось китайской няни, упускаем шанс обучить детей иероглифам...