?

Log in

No account? Create an account

Герой «выжженной земли»

    В сердце Нью-Йорка, на Пятой Авеню в начале Центрального Парка, подле знаменитой Плазы, искрится на солнце монумент генералу Вильяму Шерману.
    Странный это памятник.

    Личностью генерал был, несомненно, завораживающей. К тому же он сам успел превратить свою жизнь в роман, написав известные мемуары.
    Названный не только Вильямом, но и Текумсе (в честь индейского вождя), он остался сиротой вместе с 10 братьями и сестрами. В 16 лет поступил в Вест Поинт, бил семинолов во Флориде и мексиканцев в Калифорнии. Женившись в чине капитана (у Шерманов родилось восемь детей), вышел в отставку и стал президентом банка в Сан-Франциско. Выжил в кораблекрушении, вплавь добравшись до берега возле моста Золотые Ворота. Банк лопнул, попытки стать адвокатом не удались. Возглавил военное училище в Луизиане.
    Когда Юг провозгласил независимость, Шерман отказался присягнуть новой власти и уехал в Вашингтон. Начав Гражданскую войну полковником, был ранен в колено и плечо, произведен в бригадные генералы. Не веря в победу Севера, пережил нервный срыв, но быстро оправился во время предоставленного Линкольном отпуска. Отказался командовать генерал-майором Грантом, хотя тот был ниже его по званию. Во время битвы при Шилохе он пренебрег предупреждением разведки, не выставил посты, конфедераты застали его войска враслох, и Шерман едва сумел наладить организованное отступление своих частей. Отыскав вечером Гранта, Шерман сказал лишь – У нас был чертовски трудный день, не так ли? Курнув сигару, Грант невозмутимо ответил – Да, но завтра мы им покажем… Во время успешной контратаки под Шерманом было убито три лошади, сам он ранен в плечо и руку.
    За два года гражданской войны Грант и Шерман сблизились настолько, что Шерман позже писал: Грант защищал меня, когда я сходил с ума, а я его – когда он напивался, а теперь мы стоим друг за друга, что бы ни случилось.


    Полководческие успехи Шермана во время Гражданской войны историки называют «смешанными». Фортуна улыбнулась ему взятием Атланты в 1864 году. Затем генерал двинул свои 62 тысячи воинов в Джорджию, применяя к южанам методы, получившие ныне называние «политика выжженной земли». По его собственным подсчетам, материального ущерба южанам было нанесено на 100 миллионов тогдашних долларов. «Марш Шермана к морю» позволил ему сделать президенту Линкольну рождественский подарок – взять город Саванну…
    Затем армия Шермана «успешно» завоевала Южную Каролину, то есть сожгла ее вместе со столицей, городом Колумбией.
    От маршей Шермана юг страны, кажется, не оправился до сих пор…
    Хотя грабежи официально были запрещены, никто за них не наказывал. Согнутые северянами о деревья рельсы даже получили название – «галстуки Шермана». Гражданских, судя по всему, особенно не истребляли – но урожаи, дома, скот, дороги – все уничтожали. Когда старцы Атланты пришли к Шерману жаловаться, он вкратце изложил свои мотивы. Мол, виноваты в войне те, кто ее начал, то есть южане. Если Юг победит, страну ждет судьба Мексики, то есть вечные междуусобицы. А как только настанет мир, он первым поделится с южанами последним крекером. Но пока мира нет, будет делать все, что считает нужным для победы…
    Шерман оказался таким большим энтузиастом политики «выжженной земли», что использовал этот метод и после Гражданской войны – против индейцев Сиу. Он прямо писал: «Мы должны наказывать воров (индейцев) со всей серьезностью, вплоть до полного их уничтожения, будь то мужчины, женщины или дети. Сиу должны почувствовать мощь государства. Во время боя солдаты не должны думать, кто перед ними – мужчина или женщина, или учитывать возраст противника…»
    В письме 1867 года к Гранту Шерман назвал свой подход «окончательным решением индейской проблемы».
    Скончался генерал в 1891 году в Нью-Йорке, прославленным героем-полководцем и писателем, автором красочных мемуаров о Гражданской войне.
    Ему, кстати, приписывают авторство изречения «Война – это ад», которое генерал произнес на выпуске одной из военных академий, предостерегая юных офицеров от романтических представлений о службе…


    Меня всегда удивляло, что монумент не самому яркому американскому генералу делает в Нью-Йорке, никогда не выказывавшем особой любви к военным.
    А уж одиозному проводнику тактики «выжженной земли» и истребителю индейцев, казалось бы, в самом либеральном и политически корректном городе мира – и вовсе делать нечего…
    Но получилось все просто – после смерти генерала его друзья скинулись на памятник, и через 11 лет героический монумент открыли перед Плазой…
    С годами позолота облезла, но в 1989 году ее обновили. Хотя генерал Шерман из безусловного героя - из-за своей жестокой любви к "выжженной земле" и победе любой ценой - уже понемногу превратился в, что называется, "противоречивую историческую фигуру". Но памятники в Америке не сносят...
    Вот и любуюсь я из принципа, глядя на памятник Шерману, вовсе не Шерманом, а лишь аллегорической фигурой богини мира, сделанной с образа и подобия любовницы скульптора Огюста Сен-Годена. Да еще девушками у постамента...
    А сам Шерман служит мне напоминанием того, насколько все-таки американское общество стало гуманнее всего за сто с небольшим лет.
    Да, и еще того, как быстро громкая слава может обернуться тихим позором.

Comments

я не совсем поняла про тихий позор, но очерк очень интересный :)
Спасибо!
спасибо за подсказку, я попыталя досамовыразиться в тексте
интересно)
спасибо, какое-то настроение, знаете ли, военное
Да - насчёт последней фразы. Очень интересно Ваш очерк сейчас читается.
потому и написал...
Хм... Немного на злобу дня! ))
да, есть немного...

Герой «выжженной земли»

Ни одна война в истории,особенно гражданская,не выигрывалась "чистыми руками".Единственный способ надёжно прекратить войну-лишить противника воли к сопротивлению,а этого не добиться без применения методов тотальной войны.Генералы Союза,осознавшие эту истину,безусловно,заслужили памятники,что бы ни скулили по их адресу всякие "гуманисты".
Интересно и познавательно :)
им бы Марка Твена водрузить, а они истребителя Шермана воздвигли...