?

Log in

No account? Create an account

Америка и девочки

   Не утвердю про все подземелья Нового Света, но в нью-йоркском метро женщинам мест не уступают. Напрочь. Даже когда моя жена ездила в колледж из Квинса в Гарлем, будучи выпукло беременной нашим первенцем, сажали ее на свои места всего два-три раза. Да и то лишь непродвинутые, политнекорректные сеньоры и бро из латинских и афро-американских расоменьшинств.
   А все потому, что в стране - половецкое иго полового равноправия.
   Подать даме руку при выходе из автобуса, обнажить место в метро, отлямзить комплимент чему-то крупнее и ближе к телу, чем сережки, означает проявить бытовой сексизм и опасно приблизить себя или свою фирму к риску-иску о сексуальном оскорблении - харасменте.
  
Ладно, пороптали-поизумлялись, и - поняли-приняли.
   Подозрения зазакрадывались, когда вдруг обнаружилось, что красивой и удобной одежды для девочек в американских моллах-магазинах, куда ни прибензинься, гораздо больше, чем для мальчиков.
   После мальчика у нас появилась девочка, так что жалобы на пошивочную дискриминацию сменились одобрямсом.
   Но тут открылась дискриминация библиотечная. В школе сына обязали читать по полчаса в день. Выяснилось, что пропорция девчоночьих и мальчишечьих книг в районной библиотеке та же, что девочко-мальчиковых одежд – в моллах.
   О фильмах и вовсе вяку нет. Герои-мальчишки в большинстве американских детских лент появляются лишь в стайке, безопасно оматраценные девицами.
   И уж если зашла ботва за кино, что в голливудятине есть самое святое, чистое и неприкосновенное? Ради чего молчаливо-мускулистый герой заубивает толпень тупых рож, взорвет завод и искорежит автопарк? Правильно, рука сценариста и экранного злодея может много раз подниматься, но ни разу не опустится на самое святое, что есть в национальной психее Америке. Маленькую девочку-ангела с голубыми глазками и золотыми кудряшками. А little girl.
   Куда ни кинь – всюду она. Девочка-ангел. Душа Нового Света.
   Магазин «Американская девочка» в стране есть и процветает. А «Американского мальчика» - нет.
   Рукодельные салоны «Сшей себе плюшевого мишку» и «Разрисуй свой горшочек» есть и множатся. А «Выстрели из своего танка» или «Сломай чужому солдатику шею» - нету.
   И уж совсем дикая для половоравной Америки история началась после 1993-го года, когда Женский Фонд журнала «Ms.» придумал мероприятие под названием «Возьми свою дочь на работу». В конце апреля родители стали брать на работу дочечек, чтобы расширить карьерный кругозор девчачьей Америки. Но целых десять лет борьбы с упрямыми феминистками понадобилось на то, чтобы популярное начинание дорасширили до «Возьми на работу свою дочь или сына».
   Мерещится ли мне в детско-подростковой Америке сильный перекос в сторону слабого пола?
   Как вышло, что девочки в стране кандального равноправия кажутся равноправнее мальчиков?

   Триумф девизма в стране проклевывался исподволь. Сначала в пуританском Новом Свете, как и в остальном христианском мире, правил мужской свиношовинизм. Мужчина говорил о «моей семье», жене полагалось упоминать о «нашей семье». Девочки-колонистки из богатых фамилий порой посещали «адвентюрные» школы, где их учили вышивке, музыке, танцам и рисованию. Но после такого образования они если и умели читать, то хуже мальчишек.
   Пришедшее на смену пуританскому воспитанию взращение викторианское требовало от девочки поскорее научиться всему важному у мамы и стать ее копией, «маленькой леди». Если Тому Сойеру и Геку Финну позволялись шалости, то Бекки Тэтчер дожна была всегда оставаться хорошей девочкой. Дочке полагалось вести хозяйство и готовиться к замужеству, то есть к ведению нового хозяйства.
   Перехруст вековых устоев слышится где-то посередке девятнадцатого века. Причем вместе с воем суховея над картофельными полями Ирландии.
   После знаменитого картофельного голода 1845-49 годов в Ирландии Америку наводнили десятки тысяч девушек-рукодельниц. Домашнаяя прислуга стала прелесть как дешева. Служанкам платили всего два доллара в неделю. В либеральном Бостоне, где 70 процентов прислуги были ирландками, на тысячу семей приходилось 219 служанок. В рабовладельческой Атланте - 331.
   Едва на кухнях обосновалсь едокини картофеля, девочкам из приличных семей уже не нужно было драить полы так же рьяно, как прежде. До замужества их попросту некуда было девать. Между детством и венцом образовалась новая, странная пауза.
   А тут еще на дворе распыхтелась индустриальная революция, высвобождавшая умы и время. Женщины, отбросив половые тряпки, затребовали свободы-равенства-сестринства. Элизабет Стентон издала в 1848 году «Декларацию чувств», написанную по образцу американской «Декларации независимости». В ней власть мужчин приравнивалась к гнету тиранического государства.
   Тут-то очень кстати и распахнули двери американские школы.
   К 1880-му году в таких передовых в новоанглийских штатах, как Род Айленд, уже до трети девочек из белых семей посещали те или иные учебные заведения. В том же году Генри Джеймс с ужасом писал о том, что школьницы заполонили все общественные места в Бостоне. Ученицы после занятий явно не спешили домой, где им по-старинке приходилось подчиняться синусоиде несварений папенькиного желудка. Они предпочитали проводить время на бульварах, в кондитерских и галантерейных магазинах.
   Миру явились прежде невиданные создания – девочки, girls. Раньше в Америке девочками называли малюток-малявок или прислугу. Теперь ими стали прежние юные леди.
   В школах девочек учили не подчиняться старшим, а думать. Их вдруг начали оценивать по той же шкале, что и мальчиков. В классах стало модно рассаживать детей сообразно их успеваемости. Девочки все чаще занимали первые ряды.
   Учительницы пополнялись из бывших учениц, суфражистки - из учительниц.
   Я скачу галопом по америкам и перевожу дыхание лишь в 1920-м году, когда была принята 19-я поправка к Конституции США, давшая женщинам право голосовать наравне с мужчинами. До этой поправки разрешения дамам голосовать существовали лишь на уровне штатов, порой со смешными оговорками. Например, в Нью-Джерси голосующая леди должна была обладать минимальным капиталом в 50 долларов.
   Теперь феминизм из причуды незамужних синечулочниц стал государственным делом.
   На волне женоправия, между двумя мировыми войнами, в Америке медленно сгущалось и то, что принято теперь называть «девочоночьей культурой».
   К 1930-му году уже половина американок в возрасте от 14 до 17 лет посещала последний ломоть системы среднего образования в стране, «высшую школу» - хайскул (правда, до диплома доучивалась лишь треть). Это был новый серьезный рынок. И – своенравный. Например, попытки пошивочной индустрии подгадать вкусам девочек закончились тем, что девочки сами придумали свой стиль одежды под названием «бобби сокс» (Bobbie Sox), ставший популярным в 50-е годы (широкая юбка, кринолиновая блузка, порой шарфик на шейку – и, разумеется, сами бобби-соксы, носочки выше щиколотки). Вылазки в подростковую среду косметической индустрии долгое время с презрением отвергались как попытка продать молодежи товары для старух.
   Не только гардероб, но и духовный мир американских девочек теперь постоянно соблазнялся-пополнялся новыми продуктами, от книжек про юную расследовательницу Нэнси Дрю (серия заряжена в 1930-м) и комикс-серий о Чудесной Женщине Wonder Woman (декабрь невеселого 1941-го) - до журнала «Семнадцать» (суровый для нас, но, видимо, не для американце 1944-й). В разное время и с разным прицелом в девичьей субкультуре застряли куклы Барби, конкурсы красоты, выпускные балы – промы,чирлидерство, празднование «сладкого шестнадцатилетия» – sweet sixteen...
   Впрочем, вся эта милая возня ничем не ущемляла традиционного лидерства американских мальчиков что в учебе, что в общественно-полезном труде.
   Под давлением равноправниц в 1972-м году был принят федеральный закон Title IX, обязавший школы предоставлять девочкам равные возможности в классах и на спортплощадках. В Америке началась эра женского футбола... Спустя два года – новый законодательный документ, «Акт о женском равноправии в образовании». Миллионы налоговых долларов потекли на поиски путей, как помочь девочкам найти себя, обрести равноправие с мальчиками...
   Однако перелом в американском мироздании, новый хруст устоев грянул в 1992-м году. Причем, как теперь выясняется, по ошибке.
   В этом роковом году боевая феминисткая организация, Американская Ассоциация Университетских Женщин (существовавшая уже более 120 лет), опубликовала знаменитый доклад «Как школы «обсчитывают» девочек». Страна трехнулась от ужаса. Оказалось, что ее самое-самое, святое-сокровенное, голубоглазую златовласку обижают почем зря собственными, государственно-образовательными руками.
   Многие факты, приведенные в докладе, кажутся смехотворными. В учебниках, громыхали авторши опуса, лишь на седьмой части дестких картинок изображены девочки, на остальных красуются мальчишки. Девочки вынуждены читать в шесть раз больше мужских биографий, чем женских. Школьницы якобы значительно отстают от школьников в математике и сборносоляночном  школьном предмете под странным названием «наука»...
   Чуть позже правдоеды открыли, что умосотрясающий доклад в угоду тезису о дискриминации девочек привольно трактовал и передергивал факты. Девочки и правда чуть отставали от мальчиков в математике, но разница эта сокращалась из года в год. В том же 1992-м больше девочек, чем мальчиков поступало на программы «продвинутого» обучения, позволявшие уже в школе получать «кредиты» колледжа. Согласно опросам, равно девочки и мальчики были уверены в том, что учителя в американских школах хвалят и любят девочек чаще, чем мальчиков, что девочки умнее мальчишек и получают более высокие оценки...
   Но гром громыхнул, американская система образования перекрестилась.
   Конгресс незамедлительно отрядил 360 миллионов долларов на то, чтобы школы обеспечивали девочкам равные образовательные возможности.
   Последующее десятилетие в школах страны делалось все возможное, чтобы изжить дискриминацию девочек.
   Итогом этой эпической борьбы стал невиданный прежде феномен - дискриминация мальчиков.

   Если одним словом – перестарались. Насколько славно и приятно сегодня быть в Америке девчонкой, настолько сложно и тревожно расти в ней мальчишкой.
   «Поведение девочек стало в школах золотым стандартом,» пишет соавтор книги «Воспитывающий Каин» психолог Майкл Томпсон. «Мальчишек же во многих учебных заведениях воспринимают как дефективных девочек».
   В начальной школе мальчики остаются на второй год и попадают в «спецклассы» для отстающих в два раза чаще, чем девочки.    Наш сынок, кстати, не избежал похожей участи – его полусилком записали на ежедневный дополнительный урок для отстающих. И он, что изумительно, продолжает ходить туда даже после того,  как набрал на всеамериканском тесте на смышленность 97 баллов, дающие право на учебу в спецшколах для одаренных детей.
   В «средней» школе оценки мальчиков повсеместно ниже, чем у девочек. В хайскул на каждую исключенную из школы девочку приходится три мальчика.
   Диагноз «дефицит внимания и гиперактивность» ставится в шесть раз чаще мальчикам, чем девочкам.
   Согласно обзору Министерства образования США, 16-летний мальчик сегодня читает на одном уровне с 14-летней девочкой.
   Количество мальчиков, которые по собственному признанию ненавидят школу, выросло с 1980 под 2001 годы на 71 процент.
   За девочек, конечно, можно только порадоваться. Если в полвека назад в колледжи сразу после хайскул поступало 54 процента юношей и только 38 процентов девушек, то теперь девушек больше: 70 процентов против мужских 64-х. Гарвард, где еще двадцать лет назад на одну студентку приходилось четыре студента, и умникам было не на ком жениться, теперь принимает больше дам, чем кавалеров.
   Однако если эта тенденция сохранится, к концу века колледжи Америки будут выпускать только женщин...
   «Природа – не феминистка,» - пишет Кристина Хофф Соммерз в книге «Война против мальчиков». «Всегда существовали общества, предпочитавшие мальчиков девочкам. Но мы впервые делаем обратное. Если дела и дальше пойдут так же, мальчики в Америке превратятся во «второсортный» пол».
   Решение «мальчишечьего кризиса» очевидно – относиться к ним с таким же вниманием, как и к девочкам. Перестать видеть в них потенциальных нарушителей дисциплины и сексистов-унизителей хрупких девчоночьих миров. Осознать, что любое равенство не означает измерения всех одной линейкой, а понимание и уважение различий - полов, рас или возрастов...
   Ну, а пока в Америке типичны вот какие истории. В прошлогоднюю жару одна высоконравственная нью-джерсийские школа запретила мальчишкам приходить на занятия в шортах. Директор школы, по-здешнему принципал, даже разразился спецдирективой – в школе разрешались лишь брюки и юбки... На следующий день после приказа нашелся смельчак, о котором вскоре растрезвонили все нью-йоркские газеты. Парень, не нарушая правил, явился на занятия… в юбке.
   Меня умилила-удивила даже не сама история, а то, как отреагировал на нее сынок.
   - Это правда? – изумился он, услыхав о юбке – и вдруг обреченно погрустнел. – Папа, давай обнимемся...

   Я долго размышлял о том, откуда появилась у американского народа эта неистребимая любовь, это безоговорочное обожание, эта подсознательная страсть к маленькой беззащитной девочке. И наконец, после невеселого вестерна «Искатели» о техасских первожителях и похищенной индейцами little girl, дотумкал, как мне кажется, до сути.
   Что видели американцы прекрасного вокруг себя за долгие столетия земельных завоеваний?
   Величественная природа могла в любую минуту разразиться ураганом, засухой или отрывшими томагавк войны команчами.
   Сухая протестантская церковь скупо целила душу, но не радовала очей.
   Искусства в пионерских селениях не процветали, развлечения разили примитивом и сивушными маслами, перемену судьбы сулил лишь тяжкий труд.
   Красоту мира и надежду на внезапное счастье воплощала только она. Маленькая девочка-ангел. И нет ничего удивительного в том, что в психее американкого народа именно она стала тем идеалом, центром мироздания, без которого немыслимо будущее и сама жизнь.

   Удивительно, но жене во время второй беременности место в метро почему-то начали уступать.
   - Видимо, чувствуют, кто там! – хлопнув себя по животу, со смехом объяснила чудо жена. – Такая уж это страна, что поделаешь? Любят они девочек, и все тут!

Comments

Я как видная сексистка могу только похихикать.))
вот догонит и перегонит родина Америку, как мечтает, тогда посмеемся сообща...
вот уж воистину: заставь дурака богу молиться...
дело, наверное, не в дураках, а в присущей американцам наивности и прямоте ума, которая приводит порой к странным результатам. И еще - в бюрократии, которой что ни поручи, все превратит в боже ш мой.
Замечательное исследование!
спасибо, о чем бы еще было интересно почитать? я намерен продолжать эту серию...
что ж вы Хиллари прокатили?..
Да, вот это хороший вопрос!)
знете, редко читаю такие длинные посты, а тут в самом деле очень интересно исследование. Спасибо.
Подумалось мне, что это давняя тенденция. Те же "Маленькие женщины", Скарлетт, Мальенкие домики в прериях, лесах и степях сыграли свою культурную роль.
Всё же здесь ещё "повинна" культура мобильности, на мой взгляд.
да, подсознание нации закладывалось двести лет назад, куда толком уже не заглянешь, можно только строить теории. А культура мобильности - тема интересная, ее, может, надо бы было и развить... Что еще Вам было бы интересно почитать об Америке в рамках этого цикла?
По "проблемности" мальчиков сейчас очень-очень много литературы, это точно. О том, как сложно вырастить мужчину хорошего. Я не переживаю, на мой взгляд, дело чаще в семье, чем в государственном подходе. Если мальчик ТВ с утра до вечера смотрит (как происходит в большинстве знакомых мне американских семей), чего ещё ожидать?

А насчёт магазинов - закон спроса и предложения. Мужу моему явно не нужно столько одежды, сколько мне. Он не интересуется просто этим. То же и с девочками, они просто больше любят ходить по магазинам. Вместо "Сделай медведя", для мальчиков есть "ЛЕГО" магазины. Тут дело не в дискриминации, а в том, что спроса нет. Кто поведёт своего сына на воркшоп "сломай шею чужому солдатику"? (хотя, целая индустрия есть игрушек из Wrestling Association для мальчиков). А вот в планетарий - пожалуйста, собери ракету, ради бога, или в конструкторский воркшоп. В том же Детском музее Манхэттана есть и автобус, и пожарная машина огромная, и машинки "для мальчиков" и посуда+продукты "для девочек". Я не вижу какой-то особой дискриминации. Это рынок диктует, на что есть спрос - то и существует.

Удивительно, насколько недавно всё это произошло. Ещё и 90 лет нет, с тех пор как женщин гражданами признали (дали право голоса).

П.С.: А мне место в метро уступали, кстати, беременной. И до сих пор, с детьми когда с колясками еду, в процентах 80 случаев уступают, остальные 20 - я сама отказываюсь, потому что не устала, или просто такая толпа, что дальше двери не пройти.

Edited at 2008-06-12 11:56 am (UTC)

Америка и девочки

Очень по делу замечания, спасибо. Я внесу доясниловку в текст. На одежду парням наплевать, да, но до определенного возраста их одевают мамы, и некоторые из них недовольны скудостью выбора. Опять же, мальчики не обделены игрушками, конечно, и лего - это прекрасно, но порой ведь и предложение рождает спрос, а девочкам, мне кажется, предлагают больше. Что же до уступания места беременным - у Вас, наверное, была девочка, что только подтверждает мою bizarre теорию. А если серьезно - вижу и как уступают, и как не уступают каждый день. Но уже одно то, что не уступают пусть и через раз, достойно изумления.
Очень любопытно.
Феминизм - это же только одно из проявлений политкоректности - по гендерному признаку. Вот про весь спектр политкоректности, про развитие событий в прошлом и прогноз на будущее интересно было бы почитать.
И про провал политики плавильного котла и про,как следствие,усиливающуюся сегрегацию, или я ошибаюсь насчет провала?
про политкорректность я подумаю, спасибо. А плавильный котел не то, чтобы провалился, а расплавился совсем, и нету его уже. Наряду с американцами - японо-афро-индусо-ирландо-евреями, есть тенденция жить и растить детей в своей общине, ибо казенные госценности скучны и затерты, местный национальный колорит дает куда более богатую "подзарядку" личности. Взять хоть русскую общину - брачуются, конечно, и с китайцами, и с индусами, и с евреями-амеркианцами, но большинство браков все же - среди своих. Как, кстати, и наш с женой. Тоже можно об этом покумекать, пожалуй.
А как же новые произведения Джеймса?
что-то я, не будучи знатоком Джеймса, не уловил сути вопроса - не желаете ли уточниться please?