?

Log in

No account? Create an account

Индусская свадьба

Знакомый рассказывал:
Февраль в Индии – сезон свадеб. Мой друганок Шириш и говорит – а полетели со мной на свадьбу кузена Шайлеша в град Хайдерабад. Я там Шайлеша должен зацепить мизинцем за мизинец и ввести в храм бракосочетания как ближайший кузен, таков обычай.
Христом-богом, то бишь Кришной-Брахмапутрой молю, иначе вернусь в Америку с родины уже так же, как и Шайлеш, погробно женатым человеком. Бабушка Шрилафа пригрозила. А с бабушкой Шрилафой шутки плохи, она Махатму Ганди видела. В гробу. К тому же половое воздержание мутит мне подчерепняшку, и порой уже готов на всякое ради не пойми чего, только помани. А ты будешь рядом и воздержишь от умственных перекосов. Только на тебя, можно сказать, и надежда уцелеть холостяком для большой и чистой любви, которая, уверен, уже не за горами.
Я ему говорю – нету их, больших и чистых любовей, закажи у бабушки девушку попригляднее из приличной гарантированной семьи, и живи счастливо.
Нет, бубнит Шириш, мировая литература утверждает обратное, я подожду большой и чистой хотя бы до тридцатника, а там уж сам к бабушке обращусь, она у меня из долгожительниц.
И правда, бабушка Шрилафа оказалась – кремень старушка, одноглазая, двуподбородочная, тридцать одного внука отвыженила, а Шириш все холостякует в труднодосягаемом Нью-Йорке, ищет пожизненного чувства, а не свадьбы по договоренности. Не волнуйся, говорит бабушка, за две недели скромной кузеновой свадебы на две тысячи гостей у тебя будет, Ширишушка, широкий невестопоточный выбор, даже и для большого и чистого чувства. А иначе не увидить тебе обратного билета, он у меня под сари спрятан, и уже в количестве двух, на еще невыбранную жену тоже.
И на меня – зырк, мол, непонятно, с чем тебя кушать, приятель, но сиди-помалкивай.
Первым делом – самолеты, то бишь подарки молодоженам. Я не верил, а оказывается. Да, такое бывает. Семьдесят градусов высококачественного адского пекла по Цельсию. Даже местным душновато. И не во всяком магазине свадебной шелухи вентиллятор, не говоря уже о кондиционере. А выбор золотбрильянтного ожерелья невесте Шарале – дело семейно чести, особенно с учетом психического отклонения Шаралы в сторону имения идеальной Свадьбы, с большой буквы. Чтобы все, как у людей, только намного лучше. Например, Свадьбы с тремя фотографами – для официальных фото, непринужденных фото и церемониальных фото. Не считая видеографа, звукооператора и музыкального редактора. Зря, что ли, Шайлеш и Шарала, уже сухо поженившись в Америке, приехали на родину осуществлять уже настоящую индусский бракосочетательный шабаш.
Свадебный шоппинг в Индии – дело не только чести, но и времени. Никто никуда не торопится, чтобы никого спешкой не обидеть. Покупатели садятся в ювелирной секции на ковры, и им быстроглазая девушка приносит чай. Горячий, да, чтоб не застудились. Ведутся разговоры. Трогаются образцы. Идет философское обсуждение ценообразования на золото и брильянты. В первый день – только приценка и отсев. Ширишкина семья особенно прижимиста, и из бедных, вся местная родня их жалеет. На свои пятнадцать тысяч долларов желают купить такого ожерельного богатства, чтобы никто не заподозрил жизни от зарплаты до зарплаты.
Дополнительно, чтобы не терять время, к коврам с чаем подплывает то одна близкая семья, то другая. Якобы случайно. В каждой – от одной до трех потенциальных невест для Шириша. Глазки додолу, но флюидина от девок такая, что ай люли. Даже сквозь сари и заслон из мам-тетушек.
Вообще-то, по правилам, надо в дом идти, в гостях смотреться, если вообще покажут, но ввиду краткости приезда и срочности задачи, правила упростили.
- Женюсь уже на любой, - вскоре шепчет в полуобмороке Шириш. – Глаза разбегаются, и сам не пойму разницы между. Все одинаковы. Все хороши. Только одни толще других. А третьи еще толще вторых. Но все одинаково хотят замуж в Америку. А у меня спермотоксикоз, на глаза давит изнутри, я плохо вижу содержание в этих сари и ретуши, и на все согласен. Хотя и понимаю, что я всего лишь транспортное средство. Межконтинентальный ослик для перевозки душевного и телесного богатства в страну неограниченных возможностей.
А я сам от жары так одурел, что в силах думать лишь о том, какой бес пригнал меня в душноватую Индию, и ведь даже острой еды не переношу ввиду гастрита, а холерной воды и так пить не стану. Просто уже силюсь не прилечь в обморок. Мне уже по фигу и Ширишка с его невестами, пусть женится на любой прямо тут, на ковре.
Если бы не Шарала.
Невеста принудила меня фоткать ожерелья на мобильный и посылать их на одобрение, чтобы подарочный сюрприз получился настоящий. Ну, и заодно Ширишкиных гурий фоткаю и отсылаю Шарале. А также образцы подвенечного сари из зала напротив, которые выбирает Шаральная родня.
А перфекто-невеста все бракует – и ожерелья, и ткани, и невест-параллелок. У нее высочайшие стандарты на все явления жизни. Нет конца страданию.
Быстроглазая подавальщица образцов, правда, отличилась, принесла мне водки. Почти кипятковой.
- Ты же русский, - говорит. - Вот тебе ваш национальный напиток. Тайга-сакэ.
- Мисконцепция у тебя, дорогая продавщица, насчет. – шепчу. - Во-первых, мы ею греемся, а не остужаемся. Во-вторых, тебя как зовут?
- Мадхулика, - сообщает.
- Так вот, Мадхуликочка, - говорю, - Нам водка – что вам корова. Священное писание. Открытая дверь в космос. Полет во сне и наяву. Короче, серьезный обрядопроцесс под настроение. А если нет настроения и и так подыхаешь, то ее совать – сплошное надругание и выставление лошади позади телеги. Сначала идет билет-позыв, потом полет-глоток. Но не наоборот. Ты не летишь, чтобы получить билет. Понимаешь, или лучше еще золота нанесешь на ворсины?
Мадхзулика только смеется: вы прям как наш помощник профессора в университете на кафедре психологии изъясняетесь, говорит, только еще дурнее. А слушать приходится, потому что без психологии мне папин бизнес не поддержать на должном уровне сервиса. Теперь вот еще и этнографию возьму в следующем семестре, чтобы лучше понимать зарубежных свадебных гостей.
Три часа на сон – это уже колоссальный отдых. Почему-то все индусские обряды начинаются на рассвете или до.
Ночью ставили столбы и вывешивали “Welcome” из гирлянд перед домом, оповещая мир о свадьбе. Папа невесты упал с буквы W, еле оживили. Потом жениха мазали красной зеленью. Долго, с причитаниями. Очередь из гостей. Шесть часов стояния и приветствий. Каждая вторая семья – с невестой для Шириша. Ажиотаж загустел, и сначала одна краля, а потом и другая так прямо ему лоб и заявили:
- Ага, так это ты – Шириш! Я много о тебе слышала. Давай прямо сейчас поженимся и уедем вместе в Америку!
Одуревший дурак уже женился бы на нескольких энтузиастках американской жизни подряд, да я его удерживал. За полу френча. Сколько мог. До пока, но слушайте дальше.
Пополудни – опять магазин, быстроглазая Мадхулика, на этот раз с ледяной кока-колой, хвала аллаху и психологии, выбор ожерелья и невесты для Шириша.
- Вот на эту согласен! – вдруг тычет обезумевший Шириш в сариевую муть. – Все, готов! Все равно все уже одинаковое! Так всем и объявляю!
Я уже его и так, а эдак образумливал. Не могу больше, шипит Шириш, сдаюсь, измором они меня взяли, гады...
Бабушке Шрилафе тотчас победоносный имейл послали. Хотя она и интернет-неграмотная. Да не тут-то было.
- С тобой Шарала хочет поговорить, сообщаю Ширишу, получив по имейлу очереной отказ от невестиного ОТК, Отдела Технического Контроля. – По душам. Ей и эта невеста тоже не приглянулась, хочет тебе раскрыть глаза и тайну жизни с ихней сестрой. Так что погодите с ее семьей всерьез разговаривать...
А пора уже и свадьбе переходить в решающую стадию, с полуголым монахом.
Да и Шарала наконец остановила свой выбор на свадебной сари за пять тысяч долларов.
И ожерелье мы в самую последнюю минуту, на третий день торга, купили. В виде водопада. По магазину, помнится, пронесся стон облегчения, выскочил со слезами на глазах и криком «Наконец-то!» и «Не верю!» сам хозяин бизнеса, Мадхуликин папа, обнимал Ширишкину родню со словами «Приходите еще!» и «Надеюсь, больше вас никогда не увижу!»
Мадхулика мне на прощание подарила упаковку тайленола.
Поспали мы опять часа два – и на дело.
По законам индусской свадьбы, жених в последний момент должен передумать и заявить, что ну ее, невесту, забирайте свой калым, уходит он невенчанным. В ответ на это родня невесты обязана плакать, а младший брат в знак умоления усердно мыть ноги жениху, пока тот не согласится обратно.
Многим показалось, что Шайлеш уж больно правдоподобно отказывался от свадьбы с идеальщиной. Младший брат Шаралы Шадакшар, пока тщательно и неумело мыл ноги, даже расплакался от ужаса и ответственности.
- Да успокойся ты, - наконец пожалел мальца Шайлеш. – Так и быть, женюсь я на твоей сестре, чего перепугался-то? Куда деваться, тем более, что мы все равно уже как бы по-американски и женаты. А в какую именно гавань вплывать, кораблю в общем-то без разницы...
Получала от финального дня свадьбы удовольствие, похоже, только бабушка Шрилафа. Во-первых, она прекрасно помнила все две тысячи гостей, и успела каждого назвать по имени и с каждым перекинуться свежими новостями. Во-вторых, у нее была самая легкая свадебная работа, чистая синекура – присматривать за драгоценностями. В углу зала у зеркал горки кольцец-серьг-ожерелий были свалены на ковер, и толпы красоток примеряли их на себя, обменивались впечатлениями. А кто их всех знает, может, какая и уйдет не в своей диадеме... В-третьих, бабушка Шрилафа была отчетливо счастлива потому, что Шириш, хотя и дал в свадебном деле временного попятного, явно двигался в нужном направлении...
Шириш наконец исполнил свою стратегическую задачу, ради которой и приехал в Индию – зацепил якобы все еще упирающегося жениха мизинцем за мизинец, будучи его прямым кузеном, и якобы силком подтащил поближе к входу в свадебный храм.
И опять мне показалось, к моему неудивлению, что Шайлеш особо жениться не стремился и даже вырывался из Ширишевого мизинцевого крюка.
- Сука ты, кузен. И гад, - шептал Шайлеш Ширишу. – Зачем женюсь-то?
- Сам такой, - шептал Шириш Шайлешу. – Зачем женишься-то?
Затем Шайлеша взвалили на слона, где он и восседал три часа, с помытыми ногами. Потому что вдруг оказалось, что невесты - нету.
То есть, быть- то она была, никуда не сбежала, только гостям сообщили, что макияжист нарисовал Шарале не то лицо, о котором она мечтала. Так что лицо пришлось пересочинять, и две тысячи человек ждали, пока невеста появится, три лишних часа.
Полуголый монах даже ужал церемонию, половину молитв прожевал в спешке, хотя цветочные гирлянды, конечно, жених и невести надели друг на друга три раза подряд, как и было положено.
Но когда молодожены разбивали над головами друг друга церемониальные яйца (из которых на прически должен был осыпать позолоченный рис, не уверен, что без специй) произошла накладочка.
Шайлеш вдруг хрястнул яйцом по темени Шаралы с такой силой, что треск мог вполне исходить от ее башки. Макияж невесты покрылся рисом.
- Ты опять спала с Ширишем! –в ярости закричал Шайлеш. – Три часа не макияж переделывала, а сама знаешь что!
Голос его, впрочем, потонул в гостевом гуле, мало кто услышал. А кто услышал – сделал вид, что не.
Монах загудел особенно деловито и громко.
- А почему бы и нет, - невозмутимо парировала Шарала. – Я за него сначал собиралась замуж, да тут ты подвернулся, точнее, твои родители сговорились с моими, а ты как будто не знал. Брак – отдельно, а чувства - отдельно. Им не прикажешь, сколько гостей ни созывай.
Шириш только глупо улыбался в сторонке. Я вдруг обратил внимание, что выглядел он уже не таким уж и усталым и осоловелым...
- Не нужны пока мне невесты, - вдруг подтвердил Шириш, повинуясь взмаху ресниц Шаралы. – И так хорошо... То есть, конечно, ничего хорошего... Но все же, хоть как-то...
В этот момент закричала дурным голосом из угла с драгоценносьями бабушка Шрилафа.
Как она могла расслышать, что говорили молодые, понять было невозможно. Впрочем, тотчас оказалось, что вопила она о своем:
- Украли!
- Что украли? – вскрикнули родители Шириша, словно чувствовали.
- Ваше ожерелье! – всплеснула руками бабушка Шрилафа. – Водопадные! Вон он, официант, побежал, за слоном уже скрылся! Ловите! На нем ваше ожерелье! Кто его нанял? Когда?
Толпа рассыпалась по двору, да кто ж его уже поймает, быстпроногого вора-то.
Как же мне вдруг стало жалко.
Да только вовсе, если призадуматься, не ожерелья.
И я тоже побежал.
Только в сторону, противоположную той, в которой скрылся вор с ожерельем.
- Мадхулика, - сказал я, запыхавшись от быстрого бега и надвигающейся громадной, как ворота Летнего Сада в Питере, радости. – Тут вот какое дело. Я так много о тебе слышала. Точнее, думал. Точнее, даже и не думал. Просто чувствовал. Все эти дни и в частности ночи. Хотя и не понимал, что. Нечто такое. Без чего – да, то есть нет. Но не в этом суть. Вот многие говорят, что. И я так думал. А оказалось, на этой жаре, что есть оно, что-то такое. Словно из будушего шепчет тебе в ухо и велит делать так, как, казалось бы, ни за что не свете нельзя.
Я сглотнул ком тяжелого семидесятиградсусного хайдарабадского воздуха, и изложил суть вопроса:
- Не бери, Мадхулика, в следующем семестре в университете этнографию, ну ее, эту псевдонауку лысенковскую. И папин бизнес бросай поддерживать на должном уровне, к лешему все это золото. Уж очень оно блестское, да и с собой тяжело тащить.
Я еще недолго подумал и завершил речь:
- Лучше давай прямо сейчас поженимся и уедем вместе в Америку!
Мадхулика хмыкнула, отшагнула под солнечный луч, чтобы получше меня рассмотреть, да так и стояла и разглядывала меня, чуть склонив голову, казалось, целую вечность.

Comments

Класс!
гранмерси на добром слове
Вся Индия прошла перед глазами!
смекаю, дочитали опус до конца, совершили подвиг читателя
с наслаждением дочитала. правда, думала индус на ту девушку клюнет.
А мы пропустили шанс жизни, съездить на свадьбу в Хайдарабад! Подруга жены, выходила там замуж, все дела с путешествием во Сринагар или как он там. Жена второго ребенка ждала, и памятуя холерную воду воздержались. Я зато тут научил жениха водку пить, они сначала в РФ ехали, за родителями невесты. Произвел самое лучшее впечатление человек.
интересный город, судя по рассказам, но, как поется в песне, очень жарко...
Прелестно! И очень правдиво. Вы сами-то не бывали в Индии? Неужто все со слов знакомого?
это многогранный вопрос, когда среди граждан чего-то трудишься, то как бы там уже частично и живешь, физическое соприкосновение не так уж важно.
От ить изверг.... Согласилась, нет?
остается только догадываться...
Вот тоже спросить хотела -и что там дальше-то?
интрига, однако, простор для фантазии... если кратко - поженились
Спонсируете проект?
Очень понравилось).
Автор, пишите еще).
спасибо на добром слове
порой родные упрощают, усредненный результат наверняка близок к добровольщине
супер
гранмерсибушки
Спасибо!Смеялась от души,очень увлекательно!Пишите ещё!