?

Log in

No account? Create an account

Сингапурская математика

- Что за метод такой, умом никак не понять, сколь ни силься, - делилась мамаша Муллокандова. – Может, потому что я – блондинка. Однако дает, судя по электронной литературе, впечатляющие результаты. Выйдите на улицы Сингапура – там каждый малолетка Гаусс с Лобачевским. Тогда как у нас в стране, сами понимаете. Но вот что удивительно. Несмотря на внедренный в школе сингапурский метод, а может, и благодаря ему, моя семилетняя Беллочка демонстрирует в математике удивительные результаты. Я бы даже сказала, поэтические. Стреноженные только воображением. Скажем, вычитает она, например, по сингапурскому методу из двадцати одного десять. В разных попытках получает разные ответы, смотря в какую сторону направится. Получает по итогам вычитания снова двадцать один. Потом двадцать. Потом тридцать один. Но, заметьте, никогда – верный результат. Потому что метод у нее такой – научный. Сингапурский. Или потому что она тоже уже блондинка, я не знаю. Но система в ее ответах всегда есть, видимо, сингапурская. Тридцать один – это самое легкое, это она просто не в ту сингапурскую сторону поехала, вместо лева взяла право. Двадцать тоже понятно – вычла единицу и ноль от десятки. Вот тебе и двадцать один минус десять равно двадцать. Но как из двадцати одного минус десять получилось снова двадцать один? Это для меня загадка. Это какое-то мистическое визуальное переставление знаков, которое мне, никогда не бывавшей в Сингапуре, совершенно непонятно. Впрочем, я не о Сингапурском методе, а о грабежах.
Мамаша Муллокандова перевела дух, мученически закатила глаза и лихо тряхнула блондиночным окрасом:
- Вчера пережила интересный опыт, даже той больноголовой, которая меня стригла в прошлый раз, такого не пожелаешь. Звонят. Мы с Беллочкой хватаем по телефонной трубке, как обычно, ребенок обожает слушать мои разговоры, да и я считаю, что это в высшей степени образовательно. Это ваше кабельное телевидение, госпожа Муллокандова, сообщают, мы проводим улучшение системы, вам бесплатно нарастят двенадцать новых каналов сплетней и мод в том числе. Не считая старых фильмов и песен о главном. Придем через полтора часа, будьте в квартире, чтобы мы могли кинуть-перекинуть новый кабель. Понятно. А я и так в квартире, почти всегда. Всполошилась немного. Чай, мужчины придут. Будут бросать кабель. А тут еще бесплатное улучшение вещания свалилось на голову, когда удача еще тебе вдруг улыбается вот так с бухты-барахты. Может, вообще светлая полоса в жизни началась. Да и старые песни о главном всегда интересно послушать, может, когда наконец и пойму, что это оно такое, главное-то. Словом, выложила квитанции об оплате, мало ли что. Придут, увидят, что не оплатила, и плакали мои давно заслуженные и ожидаемые, можно сказать, выстраданные дополнительные двенадцать кабельных каналов.
И вот тут начинается самое интересное. Ага, сингапурский метод, не иначе. Моя Беллочка как увидела цифры на квитанци, сразу начала их складывать-вычитать, как одержимая. Нравится ей с ними играться. Правильный результат – это ведь не главное, согласно новым педагогическим установкам. Главное, чтобы ребенок был счастлив. Ну так вот. Рисует моя Беллочка на квитанции кружчки-квадратики, соединяет их явно по сингапурскому методу, и вдру говорит – мама, ты кто? – Как кто, отвечаю, я восемьдесят четвертого года рождения. Ты – Муллокандова, мама, задумчиво говорит Беллочка. А папа наш – кто? Как кто, отвечаю, от подлец в шляпе, уроженец города Самарканда. Он – Ниязов, мама, уточняет Беллочка. Даже кружочком обвела его фамилию, а соединительной линии идти некуда.
Теперь ты все поняла, мама? спрашивает Беллочка, кивая на сингапурщину на квитанции. Да, я все поняла, только ничего не поняла, говорю. Опять ты что-то сложнула-вычлела, и вышла новая корявость? Ты – Муллокандова. Ага, отвечаю. А папа – Ниязов. Ага, говорю. Так ты, мама, все поняла? Слушай, Беллиссимо, теряю я терпение, ты мне как блондинка блондинке четко и в лоб объясни – ты это о чем и зачем?
Если ты – Муллокандова, а папа – Ниязов, то как они знали, что ты Муллокандова, когда звонили? – спрашивает Беллочка. – На квитанции-то фамилия папы – Ниязов...
И тут меня прошибает пот и последние сведения о наглых грабежах в районе, о которых даже полиция уже ходила-предупреждала.
А они уже звонят в дверь. Кабельщики-кобельщики, ага. Госпожа Муллокандова, мы пришли – откройте, требуют. Ласково так. Двенадцать новых бесплатных каналов вас ждут- не дождутся, поверните-ка собачку замка в нужную сторону.
И уже, слышу, шурование в двери происходит, какой-то шурш и щелк извне.
А я захолодела от ужаса – ни рукой, ни ногой.
Голос, к счастью, не потеряла, а он у меня – дар божий.
Вот что, как заверещу. Или вы сейчас же уходите. Или я звоню в полицию. Я уже с телефоном наперевес, считаю до трех.
Мамаша Муллокандова закрыла глаза и тихо ответила на всеобщий, хотя и незаданный, вопрос:
- Раз жива осталась, значит ушли. Считала до трех правда долго, три раза. Или десять. Или сто. Пока сосед не прибежал, с молотком и автоматическим забивателем гвоздей, таким пистолетом. Извините, точной цифры, до скольки досчитала, пока освобождение нагрянуло, сообщить вам не смогу.
Потому что сингапурской математике мы в детстве были не обучены, вы уж не обессудьте.

Comments

прелестно!
все еще кое-где у нас порой и кому-то, это отрадно
Замечательная история!
И ведь девочка действительно - умница!
ум, он не всегда строго математичен
Отличные рассказы.