?

Log in

No account? Create an account

Квак лягушки в дождливую погоду

Знакомый рассказывал:
Это оно кино на то и, чтобы. Или предугадывать неожиданность, в кино средненьком, или ее как раз и не ожидать, то есть ожидать чего-то прямо противоположного, в кино хорошем.
А жизнь – она овсяная каша. Даже практически без изюма внутри. Редко когда, чтобы. Но даже и не это самое интересное, то есть как раз наоборот. А самое интересное то, что важные щелчки в жизни, ее разворотные моменты, не только не ожидаешь, а часто даже и не осознаешь, что они вот только что. Щелкнули.
Я, конечно, не имею в виду плановых вех – дипломов, свадеб, гадостных слов теще, создающих иллюзию порядка и осмысленности, просто чтобы не сойти с ума. Я о тех случайностях, которые вдруг оказываются как бы засланцами из будущего, которое сами и ваяют.
Вот, например, сижу я однажды утром на работе в айти отделе нашей больницы, мирно пишу итиэлку, краем глаза перескакиваю на газету.ру, почитываю новости с далекой родины. Думаю еще о чем-то третьем. Вдруг звонок. По внутренней связи. Сомневаюсь – брать, не брать. Утром не люблю отвлекаться от созидательных задач, пока подшевелюрный состав – свежак. Но беру трубку, скорее от скуки. Там китайский инглиш, который не разобрать. Очень вежливый и путаный.
Мы из преопа, говорит невидимое трепетное создание. Я пытаюсь вспомнить, что такое в нашей больнице преоп. Ни малейшего понятия. И у нас проблема, поясняет медсестра. Мы не уверены, какие препараты нужно администрировать.
Ясный пень, не туда попала, дура, у меня с фармом похожие номера. Я продолжаю писать итиэлку, мычу, даже не хочу отвлекаться на переадресовку в фарм, а просто собираюсь буркнуть что-то ответно-непонятное и повесить трубку в удобный момент.
А пациент истекает кровью, вдруг как-то очень отчетливо доразъясняет булькоглас. Перед операцией. А мы не знаем, какие ему препараты вводить. Потому что база данных не работает. Нам посоветовали позвонить вам. Может, поможете.
И тут до меня разом доходит, что в предоперационной истекает кровью человек, а что с ним делать – медсестры не знают. Потому что одна из моих ста семидесяти баз данных, похоже, бомбанулась. И человек сейчас тоже. Того. Из-за, как ни крути, меня.
При этом я машинально продолжаю думать об итиэлке. Она у меня запланирована и я ей продолжаю посвящать утро. И газету.ру тоже почему-то не закрываю.
Пока холодный пот наконец не прошиб.
Одним словом, базу данных я за три минуты поднял, кровотекущего пациента успели закачать, чем надо, и прооперировать, и из морга никого еще неделю не вывозили, я бегал, проверял.
Такая вот петрушка.
Вполне себе мимолетинка, трехминутная, не считая краткого ужаса потенциального убийцы новым оружием – базой данных - и последующих заглядов в пустой морг.
Я все это к чему? А к тому, что теперь – что самое страшное, что может случиться на моей супер ответственной работе в гигантской корпорации?
А самое страшное, что может случиться на моей суперответсвенной работе – это если отчет с суперважными цифрами не ляжет в указанный срок на стол очень большого начальника.
Это самая ужасная катастрофа, которая может случиться в нашем отделе, после массового сокращения штатов, конечно. Если только такое назревает, весь отдел впадает в экзистенциальный ужас, глотает лекарства и носится, как угорелый.
Кроме меня.
Потому что по сравнению с пациентом, истекающим кровью в предоперационный из-за наработащей базы данных, опоздаловка с отчетом – сами понимаете.
Событие не того порядка. От которого никто не умрет.
Я теперь его часто вспоминаю. Этого кровеистекальца. Он постоянно все расставляет на свои места...
Знакомый замолчал, потому что на квартальном форуме нашей фирмы, после жалобы большого начальника на как раз опоздание с отчетом, слово взял Президент.
Управляет нами Президент своим особенным методом – историями из жизни. Что ни спросишь – он тебе историю. Вот и на жалобу большого начальника Президент вкратце промямлил:
- Вот я вспоминаю, когда правительство во время кризиса хотело нас забанкротить, а мы фирму отстояли. С цифрами на руках. Вовремя цифры получили, ага. Всех убедили, что фирма на плаву. А через три дня ко мне приходят добры молодцы из финансов. И говорят – извиняемся очень. Нам нужно переменить показания. На почти пять миллиардов долларов вниз. Вместо баланса – убыль. Маленько совсем обсчитались, на почти пять миллиардов...
Президент обвел аудиторию тяжелым взглядом и добавил:
- Так что, вы, ребята, прежде всего решите дя себя, что такое - настоящая проблема, а что – квак лягушки в дождливую погоду...
Мой знакомый толкнул меня локтем и, кивнув на Президента, прошептал:
- Он в Корее воевал. И наверняка там такое видел... Я уверен, что после Кореи... Ну, да что тут говорить, пошли лучше лопать корпоративные пончики с кофеем. Пока не расхватали.

Comments

Вот это ты мощно задвинул. Жизненно, животрепетно. Кино снимай.
так ведь и жанр у меня монументальный, под сериалы заточенный