?

Log in

No account? Create an account

Кошачий мяук

Известно, что там, где встретились два еврея, там по любому вопросу гремит три мнения. А у Веры в семье даже правило двух евреев переплюнули.
У них на четырех семейных членов аж тринадцать мнений. По поводу того, в какие же все-таки цвета они в итоге выкрасили стены своей новой квартиры.
А начиналось все непредвещательно. С четырех мнений.

- Дочь хочет свою клеть в розовый, оттенок называется «кошачий мяук», сын – в синий, оттенок называется «медуза средиземноморья в ноябре», нам остается выбрать цвета нашей спальни и гостиной, - объяснила мужу задачу Вера.
- Ага, - как всегда, отмахнулся муж.
Вера поизучала лохматушку с образцами числом тысяча триста шестьдесят, и доложила мужу:
- Спальню красим в персиковый, оттенок назыается «румянец албанской невесты», кухню в салатовый, оттенок называется «предрассветная дымка на дне Большого Каньона».
- Ага, - отмахнулся муж.
Ну и, казалось бы.
Так нет же.
Ночью муж по дороге к антиизжогному споткнулся о банку с новоприобретенной краской.
- Я кричу не потому, что мизинец сломал, - криво улыбнулся он Вере. – Я хочу обратить твое рассеяное внимание на то, что ты все, как всегда, наперекосячила. У нас спальня какого цвета планируется? Правильно, албанского. Тогда почему она желтая? А кухня – красная? А кошачий мяук – коричневый, скроее похожий на очень даже не мяук. А сын будет спать не в синем, а почему-то зеленом, он что, в гринписовцы записался?
- Освещение не то! – всполохнулась Вера.
Но и при полном освещении муж бредил.
- Значит, у тебя куриная слепота! – вспылила Вера.
Днем подрядчику высказала претензию:
- Ваши краски – какие-то оборотни! По ночам меняют цвет! Хорошо, что муж вовремя заметил. Заберите!
- Это вы не краски заменяйте. Это вы лучше мужа замените, - съядовитил подрядчик. – Ну, или в лучшем случае проверьте. В области повыше кадыка. Мозгами испекся ваш муж, не иначе.
Днем еще лучше заразвивалось. Курина слепота у мужа прошла. Началась слепота какая-то многозвериная.
- Ха, и правда – не желтая спальня у нас будет, - вроде бы исправился он. – А скорее оранжевая, чистый апельсин из Марокко. А кухня лиловизны набрала. Новая мода, что ли, динамические краски?
Вот так вот живешь с человеком двадцать лет, и двадцать лет человека толком не знаешь.
- Ты кто? – вскричала в ужасе Вера. – Ты муж или апельсин из Марокко?
В итоге выяснилось, что муж у Веры и правда испекся повыше кадыка, да только не мозгами, а зрачками. Дальтоником оказался. По широкому спектру вопросов, то бишь цветов. А она и не подозревала. Так бы и скончались, не узнав друг друга, если бы не новые стены.
Выбор цветов для комнат в новой квартире стал проходить особенно интересно.
- Я не против чего не против, - бурчал муж. – Я только против чего все против. Но зачем сыну на стенах зелень?
- Да не зелень это, а мужественная голубизна! – кричала Вера. – Протри зрачки, упырь!
- И в желтой спальне я спать не буду, - бурчал муж. – Мне там ярко. Как будто все время день. Я все время просыпаюсь, даже еще не заснув.
Одним словом, как жить, точнее в чем жить, точнее в какой краске жить, стало совершенно невыяснимо.
В старой-то квартире стены были простые, белые. Вот и не было проблем.
- Правильно, бежевые стены сделаем повсюду, как в старой квартире, - безмтежно напевал муж.
Уж Вера и так, и сяк вертела ломатулькой с образцами, в бросала ею в мужа, и бросала морду мужа в образцовое разноцветье, и гомеопатические препараты от дальтонизма мужу подсовывала.
Решение пришло на работе, во время ручного мэппинга, не подумайте плохого. Данные из разных филиалов Вера мэппала, а потом вдруг решила то же самое сделать с кривозрением мужа.
Прямо там же, на работе, используя майкрософт зксел, Вера составила свою таблицу менделеева, то бишь дальтонизма по версии мужа.
И начала процесс выбора цвета стен по новому кругу.
- Так тебе какой цвет спальни по душе, милый? – уточнила она.
- Ты же сказала – персиковый. Вот и хорошо.
Вера проверила, что же такое у нормальных людей то, что у мужа персиковый – и содрогнулась.
- А как тебе... «бархан Сахары»? – прошептала она. – Про персиковый я пошутила-передумала.
- Да бархань, как хочешь... – подумав, согласился муж. – Цвет вроде ничего, с приятной фиолетовизной...
Так что стены в новой квариры Веры оказался в итоге относительнее теории Эйнштейна. То есть, в зависимости от того, кого спросишь.
- Замечательная у нас зеленая кухня, не правда ли? – спросит Вера гостей, многозначительно округляя недальтонические глаза.
Гости поглядят на синие стены, на довольного мужа, понимающие покивают. Осложнение может возникнуть, если рядом окажется сын.
- Да никакая она не зеленая!  - вскричит подросток-правдолюб. – Разве вы не видите, люди, правды? Почему так прямо и не скажете, не назовете вещи своими именами? Ведь кухня – красная!
Дальтоизм, как оказалось, может передаваться по наследству. Вот и передался.
Но главное – не в этом.
Главное – в том, что каждому члену вериной семьи цвета стен в их новой квартире, какими бы они ни были в глазах смотрящего, вполне даже нравятся.

Comments

Все равно не угадаешь цвет. Он все время разный.
никакой стабильности в подлунном мире, даже в излучизме
Я склоняюсь к цвету Магнолия - это такой сливочно-белый, все равно на всех не угодишь, а этот какой-то универсальный.
все равно на человека со своим видением наткнешься - даже сливки не помогут. хотя цвет приятный, спокойный, у нас такого цвета был первый автомобиль Москвич-412
Вот и у нас так же. Мы друг друга считаем дальтониками.
главное, чтобы костюмчик сидел
Над Москвой встает зеленый восход.
По мосту идет оранжевый кот.
И лотошник у метро продает
апельсины цвета беж.
ну, это может дым такой просто или в организме, или над Москвой-рекой