?

Log in

No account? Create an account

Маленькая кукушкандия большого города

Победитель, как известно, тот, кому досталось поле боя. Ну, или если по-нынешнему, то  финансовые потоки.
В войнах свекровей и невесток поле боя неминуемо остается молодежи, да и дарвинизм поддакивает невесткиной неувядающей виктории. Так что невестка в итоге всегда права. К тому же на ней дети. Но на то и правило, чтобы.
Изредка поле боя вдруг достается свекровям.
И тогда наступает растерюшная наперекосячина.

Противостояние уроженки Пешты, что в Будапеште, мадам Кармен и невестки развивалось классически, пока дело благополучно не дошло до развода. И не заранее предполагайте, что Кармен была Шапокляк, Горгона и Снежная Королева под одной шляпой. Даже суд оставил троих детей папе. А маму принудил лечиться и приходить с визитами. Мама, впрочем, приняла приговор без видимой драмы, а возможно, что и с некоторым облегчением и надеждой на новый поворот судьбы. И визитами себя особо не утруждала.
Бывает.
Это только присказка, сказка впереди.
Сын у Кармен оказался, как показал критерий истины, латентным извращенцем особого типа. Привязывался только к кукушкам. Такой у него был подсознательный фетиш в котором, возможно и согласно психоклассике, была все равно виновата мама. То ли ему хотелось мамоконтрасту, а может, просто увидел подростком в родном Будапеште особую цыганку, и образ  неисковыримо впечатался в подсознанку.
Как бы там ни было, следующая после жены спутница вроде бы многообещалась и даже родила Бриану с перспективой на одомашнивание и совместную старость.
Да однажды утром сбежала с мясником, в отличие от предыдущей жены, совершенно бесследно, оставив годовалую Бриану в дополнение к трем безмамным голодранцам.
Сын Кармен и с тремя-то едва справлялся.
Вот так поле боя и Бриана в качестве трофея достались безрадостной свекрови Кармен, которой к тому времени стукнуло восемьдесят три, и дед которой, увидев Бриану на пороге, осел с параличом.
Жизнь порой начинает становиться снова интересной, когда уже занавес щекочет темя, и музыканты в оркестровой яме, отдудев ноты, начианают сворачивать партитуры и расщелкивать чехлы.
А сказка-то все еще впереди, ага.
Летом жаркодушный Нью-Йорк непереносим, особенно для европейской составляющей. В поисках пасторалей и водоемов европейская составляющая устремляется в леса и горы, а особо отчаянные даже и на дачи. К тому же бытует мнение, что несмотря на клещей и обгорания, для детей на природе оно полезнее.
А в лесах каких только чудес на найдешь. Имеет даже место такой феномен экономики и относительной культуры как русский дом леших, тьфу, отдыха. Берет феномен чапаевской дешевизной. Порой даже умудряется оформить отдых пенсионеров по государственной программе помощи неимущим.
Вот Кармен взяла Бриану под одну мышку, недвижного деда под другую – и отправилась в фанерную русскую фазенду в Коннектикуте.
Благо образование у нее было янош-кадорское, советское, и по-русски она говорила-понимала гораздо лучше, чем даже и по инглишу.
Чапаевскую дешевизну русского дома отдыха обеспечиваеют не только Медикейд, макароны по-флотски на обед и ужин каждый день и грубые нарушения в зонировании и планировке. А еще и почтибесплатный персонал из исторической родины по программе летнего студенческо-трудового обмана, тьфу, обмена.
Обмануть думает одна сторона, приезжающая на как бы заработок и часто норовящая подзадержаться навсегда путем всяческих, но чаще всего сугубо половых неправд. Увы, как нередко бывает в жизни, личный скромный обман встречно накрывает другой системный обман принимающей стороны в виде крохотульной оплаты и многослойной обдираловки за оформительные документы, жилье, билеты.
Уже под конец незабываемого забываемого отдыха в лесу, Кармен наткнулась в сумерках среди елей на рыдающую нимфу с наспех собранным рюкзаком, по имени Елена, родом из города с не сулящим особых надежд названием Могилев в составе независимого и очень стабильного государства Белораша.
Вдали, на опушке и с сумками, сидели еще четыре летние блиц-сотрудницы дома отдыха, относительные обменные студентки, тоже родом из закоулков необъятной.
Всех их, как выяснилось, только что со скандалом уволила и выгнала прочь в заросли хозяйка лагеря за лишь частично доказанное многосменное шмядство с директором лагеря, им же супругом хозяйки.
В акте шмядства были застуканы две трудовушки, включая Елену, а остальные пострадали заодно, по итогам быстрого и хаотичного расследования половых утех лагерного директора.
Девушки теперь так же простодушно и искренне, как они только что  признали свою вину, эту же вину отрицали.
Уволили их, кстати, удобно, под конец сезона и не уплатив ни гроша за последние два месяца. Так что наиболее проницательные девушки уже и не исключали экономического сговора мужа-греховодника и жены-праведницы.
Возвращаться в родной могильный Могилев, да даже и оплатить автобус до ближайшего туалета со смывом, трудомигрантке Елене было, например, совершенно нечем. К тому же она обладала особам антиталантом - плохо ориентировалась в лесной местности и всегда выходила только куда не надо и лишь дальше вглубь.
Теперь самое время подчеркнуть важность многовекторного образования, которым часто пренебрегают симпатичные девушки, полагающие, что педикюр важнее теоремы Пифагора.
Например, нигде и никогда, а вот пожалуйста в чужбинном коннектикутском лесу и будучи уволенной без гроша и обратного билета, не пригождается белорусской девушке знание нескольких ключевых слов на венгерском языке.
Дело в том, что Елена в своем Могилеве некогда встречалась, таковы уж причуды международной экономической интеграции, с лицом мадьярской национальности. Вроде бы, безрезультатно, а вот оказалось, что времени она зря не теряла, учила венгерские слова, которые в американском лесу и очень пригодились.
Еще поднося в столовой макароны по-флотски, Елена нет-нет, да и изумляла Кармен, парализованного дедушку  и особенно Бриану удачным венгерским выкриком.
Словарный запас у нее был, признаться, узко-постельный, и ограничивался командами «давай», «еще», «больше не хочешь», «другой рукой» и что-то связанное со ртом. Но это удивительным образом и как нельзя удачно подходило и для общения с Брианой в столовой.
По-английски Кармен шпрехать особо не зидойчила, русский знала из молодости куда тверже. Бриану соответственно воспитывала на венгерском. Больше Бриана живых людей, говорящих на ее языке, не знала
А тут целая Елена.
Решение у Кармен созрело мгновенно, в такт с движением сердца.
- Няней с проживанием будешь? – крикнула она Елене. – Пошли!
Назавтра хозяйка лагеря, нанявшая поутру новую обслугу из изумленных постояльных подростков, уже лицезрела Елену в качестве гостьи-бэбиситерши радостно венгрогудящей Брианны.
Время уже позднее, пора наконец и за сказку.
Уже весной многонациональный и разновозрастной табор, руководимый бароншей Кармен, постигли две радостные новости. Елена по итогам деловых встреч с директором русского летнего лагеря принесли в подоле мальчика, которого из ностальгических чувств назвали Яношом.
Клянясь не быть обузой и едва оправившись, неунывающая Елена собрала рюкзачок и поехала на север страны с целью пересечь пешком канадскую границу и наладить половую и семейную жизнь простого канадского лесоруба Мэтта, с которым Елена спуталась по интернетовской переписке.
Правильных документов у Елены не было, но умелый лесоруб надоумил девушку сойти с автобуса в приграничном гадюшнике и взять пеший курс на север, не страшась многовековых зарослей и волков.
Что неутомимая Елена и проделала.
Но лес в ее жизни играл роковую роль. Страдая неизлечимым пространственным идиотизмом, измученная Елена вышла из леса вопреки компассной стрелки вовсе не туда, а как раз обратно, в Соединенные Штаты Америки, откуда и позвонила безутешному Мэтту.
Но любовь, как известно, ага.
Лесоруб сам пришел лесочком из Канады к телефонному будке и увел могилевскую красавицу в страну синих озер через густые заросли.
А через полгода Кармен из Саскичевани пришло письмо. В нем Елена сообщала, что твердо встала на правильный путь получения канадского гражданства и здоровой новой жизни в виде брака с лесорубом Мэттом, который уже нарубил дров. Дрова поспеют через несколько месяцев, назовут Сюзанной. О существовании Яноша канадский муж пока еще не подозревал. Но честная если и не зачастую телом, то всегда душой, Елена понимала, как уже много Кармен для нее сделала.
Поэтому просила привезти Яноша к заветно-судьбоносной телефонной будке у канадской границы, откуда Елена обещала тайный плод нелюбви несчатной забрать и увести в Канаду, а там будь что будет.
Кармен думала один день.
Потом тщательно отгладила накладные кружевные воротнички для своих все еще ничего платьев.
И, виновато глядя на своего деда, порвала письмо Елены на мелкие кусочки.
Вот так и вышло, что Кармен если и не удочерила Елену, то уж точно увнучила Яноша.
Так что тяга к кукушкам сыну Кармен, возможно, все-таки досталась по наследству. Хотя кто его знает.
Пожалуй, на этом я и завершу свой сказ о маленькой кукушкандии большого города, чтобы не переутомлять читателей.
А то ведь, если вовремя не остановиться, придется рассказывать еще и о том, как спустя два года Елена бросила мужа-лесоруба и с двумя уже лесорубовыми детьми и к огромной радости Брианы и Яноша, переехала жить к Кармен.

Comments

прекрасно :)
рад, что доставляю
славно и чУдно написано как всегда..
ну, не всегда, не всегда, взглянем правде в зрачки, лищь в 99,9% случаев
просчет - 99.968%

;-)
как всегда--- прекрасно!!!
даже и не знаю, что удивительнее - что Вы все еще не устали читать, или что автор все еще не устал щелкоперить
Здорово написано и интересно, как всегда.
гранмерси спасибович
то есть теперь предлагаете волноваться, за всё это поселение, они же множится не перестают ... а баушка то не молодеет...
аааа
не, волнения не предусмотрены, разве что легкая ухмылка
вам легко говорить, вы в центре событий - ))
Какой захватывающий мексиканский сериал! А правды то как много. Только у нас на рыбачих лодках границу переходят.
наш телесериал а - бесплатный, б - еженедельный, с - никогда не предугадаешь чем дело кончится