?

Log in

No account? Create an account

О слияниях и воплощениях

IMAG4112

Перед работой я стараюсь пройтись, потому что потом уже куда уже. Глазею, ага. Отслеживаю процессы. Вот, например, дуронаучному слиянию города и деревни, которым нас заставляли умиляться профессора истории КПСС, моя нынешняя среда обитания противопоставляет слияние бизнеса и быта.

Я о даунтауне, нижнем городе Города, то бишь Нью-Йорка. Сюрреальная изюминка местности в том, что дядечки в костюмах тут трутся рукавами с йогомамашами, коляска в одной ладони, поводок в другой. Помеж исторических ущелий и былых опор финансов страны мысль градсозидателя понавтыкивала жилых коробок и даже целых мини-деревень вроде Баттери Парк Сити.

Жизнь среди офисных небоскребов представить трудно, но она, удушливая, есть. Включая универсамы, брадобрейни и детские площадки.

Отдельно забавны школы, обреченно понавтыканные в башенные основания, перед началом занятий являющие собой запорожскую сечь из деток, няней, собак и родителей, кто в пробегательных трусах, кто в деловых костюмах.

Мимо одной из, красного кирпича, я прошел первый раз, особо не поперхнувшись. Ну, коробка и коробка подле Бруклинского моста.

Во второй раз я поднял глаза, что никгда не поздно и всегда не помешает. И поперхнулся.

Оказалось, что школа служила основанием архитектурного шедевра.

Почему нельзя всегда строить все по-разному и весело, мне всегда было непонятно, хотя и понятно. Причиной тут даже не лень архитекторов и даже не деньги, хотя и они во вторую очередь. Причина тут – в сантехнике.

Построишь вычурно – и оно не потечет, куда надо, а то и вовсе потечет, куда не надо.

Так что тем, как и в чем мы живем, правит оно, и наши они же. Как ни печально это сознавать.

Но гении на то и, чтобы перекосить даже вечные ценности отходопротекания. Вот и архитектурный классик современности Гэри (канадский еврей Гольдберг польского убега) свой исторической небоскреб с удовольствем закрутил бы побольше и покруче, да сантехника не позволила. К тому же судебная тяга по поводу протекающих корпусов Массачуссетского университета научила осторожности.

Вышло, впрочем, все равно круто, на трудноуловимой грани эффективного дерьмопротекания и высокого искусства.

Пикантное жилье до даунтаунского небоскреба в Нью-Йорке и вокруг строили, но крошечное и малоэтажное. Творческий вызов классика заключался в том, чтобы изобрести то-то такое ухошное, но для сотни-другой творческо-финансовой интеллигенции, в виде многоэтажной многоквартирки и пределах сметы на обычную коробку для съема. Потому что особо доплачивать за архитектурные излишества никто не собирался.

Драть втридорога за удовольствие проживания в архитектурном шедевре – это пожалуйста, это уже. Квартиры в доме Гехри сдаются в рент, так что желающие могут прицениться. Двести разных квартирных планировок не такие уж и разные. Да и кухни почти все с окнами, что в местной местности – отдельное благо.

Трудно судить, ощутимо ли наружное веселье изнутри, потому что квартирки в небокребе крошечные, и да, чутошно разные ввиду кривизны средны обитания. И не совсем прямоугольные. Но снаружи, если задрать башку, дом выглядит достаточно смешно. А для наполненного собственной важностью финансового районища торчашая посреди несерьезинка – в самую пору.

Гэри называют классиком деконструктивизма, но любое пришпиливание узко. В даунтауновско небоскребе разбирать-деконструировать на детские кубики и ленты было нечего, но классику в три утра привиделись драпировки Бернини – и замысел народился. Несушая конструкция скучна и прямоугольна, а вот металлическая облицовка – сплошные волны, алгорим которых не предугадаешь. Оно и неудивительно – притык облицовочных плиток рассчитан на компьютере, каждая стена уникальна (что, наверное, и является признаком деконструктивизма в этом отдельно взятом домище). И, главное, обошлись волноплитки не дороже обычной уныло-прямоугольной облицовки из нержавейки.

Где деконструктивизим скрежещет – так это в сочетании краснокирпичного основания и стальной вышки. Все равно, как канделябр воткнули в лососевое филе. Если не поднимать головы – нижняя кирпичная школа вполне себе вписывается в малоэтажье улицы. Но вместе два дома, прилепленные друг к другу, не пляшут, не женятся.

Издали, впрочем, нижнего кирпича не видать, а изблизи, если не задирать башку, стальная стерлядь тоже не нависает.

Так что главную архитекрутную революцию я жду в области сантехники. Как только инженеры слива научатся гнать все, что надо, куда надо и задешево – вычурного и причудливого жилья, спиралечудных офисов и прочей скульптуры для жилья и труда появится пруд пруди.

А пока в яркий день в нижнем Нью-Йорке приходится довольствоватсяь солнечными водопадами Гери.

IMAG4113
IMAG4114
IMAG4240
IMAG4246

Comments

Какая великолепная стерлядь! Сразу видать: большой город ))) *вздыхает завистливо*
большой город помещает в себя всякое, не только стерлядное, но и пиранистое
Мы и сами с усами )))) А вот блестяшшшего в нашей деревне нету ых