?

Log in

No account? Create an account

Две логомайки

- А теперь – поиграем! – вдруг объявила в конце совещания суровая вице-президентша Сэнди, от которой можно было ожидать чего угодно по вектору суицидо-апокалипсиса, но вовсе не игривости.
Сэнди, с виду чистый викинг на разбое, обладала к тому же черным поясом, порой реальным на блузоне. И хотя пояс был не каратистский, а методологический, шести-сигмовский, Сэнди, казалось, и врезать по мордасям могла, ежли чо, без затруднений совести.
Нас разбили по пять душ, и каждой группе отшвырнули по пять белоснежных маек с синим логотипом огромного банка, в котором мы жужжали пчелками.
Должность у Сэнди была громкая по форме и мутная по сути, что-то вроде глобальной управляющей по совершенствованию системных процессов.
- Сейчас каждай команда разработает методику складывания маек в стопки, - тоном, не сулящим близкой радости, объяснила Сэнди. – А потом назначенец кажой команды осуществит системный процесс. Победит тот, кто сложит майки быстрее и качественнее!
И Сэнди зловеще клацнула кнопкой секундомера.
Корпорация внапраслину рабочего времени, как видим, не теряла.
- Очень полезнай тренинг! – воссиял наш начальник про кличке Отец Родной. – Мы давно думали, как сделать совещания общепозелнее и интереснее – и вот, додумались!
Рожей в полировку конференц-тейбла, даже хихишной, было ни-ни. Мы призадумались. Конкуренты уже строчили методики, кто в айподы, кто в рукописные блокноты.
Только вице-президент Джо с глубокомысленной миной идиота пялился на майки и не шевелился.
Все знали, что у Джо от тяжких офисных трудов в последнее время стало нескладно с головой. Он то забывал имена соратников, то наоборот требовал к себе пчелок, уже давно покинувших наш улей.
- Я в армии прекрасно их складывал! – вдруг помолодел Джо. – На доске!
И команда Джо принялась под его руководством  нанизывать майки на всунутый внутрь совещательный блокнот.
Их соседи тотчас сплагиатили и стали складывать майки на пристоенный к майкоспине айпод.
Выходило ловко и красиво.
Нашу команду без ропота оппозиции самовозглавила старший глобальный менеджер по совершенствованию системных процессов Венди. Как было понятно из ее должности, Венди работала на Сэнди, и службу знала.
- Так, так и так, - показала она нам новую методику. - Муж перед свадьбой мне и правда выдал инструкции по складыванию своих маек, рубашек и брюк. До сих пор выполняю!
-А давайте упростим процесс еще дальше и глубже, до так и так, - зевнув обломовым, предложил я. – Выйдет еще проще и быстрее.
Мое рацпредложение не было услышано до тех пор,пока конкуренты не сложили свои стопки.
Третья команда точь-в-точь скопировала трехшаговую методику Венди. Видимо, мужья-методисты были распостраненным явлением.
- А, бес с вами, - прошипела Венди, вычеркивая из нашей методики третий шаг, словно подписывая заявление на развод.
И, глухо матерясь, сложила майки в два такта и вдвое быстрее кого бы то ни было.
- Я сегодня приду домой и объявлю супруге – дорогая, - радстно хмыкнул Отец Родной, - вот тебе новая передовая методика складывания маек. Отныне - следуй!
Сэнди, злорадно осклабившись, велела нам глядеть на экран.
А там заютьбилась инструкция, как складывать майки буквально одним щипком.
Вся хитрость была в нахождении правильного места для щипка. И – раз, майка одним волшебным рывком оказывалась сложена.
- Вот это – методика, до которой никто не додумался! - визуально насладившись всеобщим унижением, вздохнула Сэнди. – Ладно, разбирайте майки на память...
Майки уже были разобраны, а Джо все таращился на пустой экран с выражением экзистенциалного недоумения и скорби на менеджерской ряхе.

Вторую логомайку мне прислали в кьюбикл по почте.
В разгаре был Месячник Благих Дел, и Отец Родной где-то наверху уже брякнул, что наш отдел будет благотворительничать в составе ста процентов.
Мне прислали имейл с вопросом о моем майкоразмере, а через неделю доставили пакет с майкой.
На этот раз – синей с белым логотипом родного банка.
Благие дела творились, разумеется, в рабочее время.
В назначенный час мы натянули маечки, погрузились в мини-автобус и поехали за реку.
Там, на складе благотворительной организации, нашей команде их трех управляющих директоров, пяти исполнительных директоров, восьми вице-президентов, трех просто директоров и афро-секретарши поручили важное и, главное, очень благотворительное дело: расфасовывать макароны из огромного короба  в маленькие коробочки.
Вручную.
Загребать совочком сухость, швырять ее в целлофан, запечатывать целлофан, бросать его в ящик поменьше, а когда ящичек заполнится – заклеивать его липкой лентой и ставить в штабелек.
Сэнди и Венди переглянулись, явно намереваясь с ходу усовершенствовать еще не начавшийся процесс.
Да никто усовершательных девушек не слушал.
Начальники сами бодро разбрелись по самовыбранным ролям, и рационализаторши унылло схватились за последнее, что оставалось вакантным помимо собственно загребалокви - липколентные рулоны.
Вице-президент Джо только что вернулся в строй после операции на опухоли мозга. Никто, признаться, уже не чаял вновь увидеть его на работе. Тем более, что казенная страховка в случае тяжелого недуга сохраняла за работником две трети его зарплаты, пожизненно.
- Сюда, к нам! – позвал его Отец Родной, возглавивший отряд по наклейке адресов на маленькие ящички с макаронами.
- Окей, - с готовностью откликнулся Джо. – Как здорово снова оказаться в седле!
Самым тяжелым этапом благотворительного была, разумеется именно загребаловка.
Неудивительно, что вскоре на этой задаче осталось лишь двое – я, совок с совком, и секретарша Отца Родного, афро-плантационная женщина трудной судьбы Малиша.
Начальники делали то, что умели и всегда – упаковывали, подсчитывали и подгоняли.
Время от времени кто-то из них нехотя брал третий совок и делал два-три лениво-ловких броска, уоризненно косясь на нас с Малишей и словно показывая нам, как надо правильно работать.
Сгребать макароны мне, конечно, не улыбалось, но среди творческого коллектива мы с Малишей оказались единственными пусть и относительными пчелками, так что выбора работ в тылу у нас, как ни крути, не было.
Когда мы довыгребывались до дня большого ящик, Малиша, перегибаясь, медленно соскальзывая попоцентром своей тяжести в короб и падала внутрь, но я всякий раз успевал схватить ее за эволюционные ягодицы и утащить обратно.
Малиша, не роняя ни звука, благодарно улыбалась.
Я был впечатлен ее плантационной работоспособностью, потому что  в офисе Малиша проводила оставшиеся до счастливой пенсии годы, с утра до вечера глубокомысленно пялясь на экранную картинку одного и того же офисного кресла.
Благотворительность длилась четыре часа. К концу третьего часа я двадцать раз пересчитал полудневные зарплаты управленцев высшего звена, перекладывавших макароны с места на место.
Бесплатные макароны для голодающих выходили почти золотыми, ну или уж точно серебряными.
Да и замаялись мы с Малишей, признаться, изрядно.
Наконец мои слабеющие руки не удержали малишиной генетики, ее бесконечные ягодицы прощально хрястнули, выскользнули – и секретарша беззвучно уткнулась теменем в макаронную хрусть.
Тянули мы Малишу обратно всем миром, а когда вытянули – я с удивлением увидел рядом с собой ковбоя-снова-в-седле Джо.
Он, не поменяв лица, взял совок и принялся швырять макароны в пакетики вместе с нами.
Никакой макароно-нормы не было, благотворили мы на время, так что вдвинул Джо в ряды макаронобросальшиков чистая солидарность многорасового пролетариата.
Начальники удивленно переглянулись. Но, видимо, вспомнили, что у Джо плохо с головой, и своих мест трудового подвига не поменяли.
Вдруг рядом с Джо встала специалист по усовершенствованию процессом Сэнди.
А следом за Сэнди подтянулась, кряхтя и тихо ругаясь, Венди.
Последний благотворительный час мы дружно совочили макароны впятером.

Так что в память о банковской работе у меня остались две майки – белая с синим логотипом, и синяя с логотипом белым.
В одной из них, благотворительной и еще не мятой, я даже сфоткался на Линкедине, только вот логотип обрезался, не видать.
Сделал я это после того, как прочитал в Линкедине пост Сэнди о том, что мы потеряли Джо, видного организатора и руководителя банковской отрасли.
Опухоль его, видать, не отпустила, не дала долго поскакать в седле.
Майки я, кстати сказать, теперь бросаю в шкаф, как придется, не складывая ни щипком, ни на раз-два-три, ни с помощью компьютерной техники. Не вижу смысла.
Да, и макароны в последнее время что-то не то, чтобы не, а даже порой и пуще – просто видеть не могу, стыдно перед коробками спагетти в нашем кухонном шкафу и макаронной страной Италией вместе взятой .

Comments

На картошку по-американски. Нас заманивали убирать мусор, типа субботник в четверг. Так затошнило от воспосмнаний...
ну, там мы колхозникам и их плану помогали, а тут - вроде как голодающим
да, точно как поездка на овощехранилище.:)
вечные ценности, они того... сквозны и неистребимы