?

Log in

No account? Create an account

Вторая карточка

Когда-то в давней московской давности у нас  дома приземлился заморский парфюм. Как гласила гордая золотая донная наклейка, духи были из града Элизабет штата Нью-Джерси.
В полухрущевке на Сходненской таинственный град Элизабет тотчас показался средоточием вкуса и утонченности.
На самом деле это афрогеттодыра посреди химической индустрии штата, куда ни за какие коврижки.
Наш недавний интерн Ллойд как раз и вырос в этом самом Элизабете. В трудной семье. У папы было семеро детей. Но это только от первого брака. От второго – еще восемь. Одного брата Ллойда зарезали в тюрьме. Ллойд полагает, что брат отчасти сам допрыгался, потому что у брата оставалось семеро детей на воле, и думать следовало, как не затюремиться. Другого брата застрелил на пороге их дома бойфренд девушки, у которой брат одолжил телевизор, да вовремя не вернул.
Ллойд каким-то чудом намотал уроки неутонченной элизабетской жизни на ус и стал выбиваться в люди. Окончил юридическую школу, пусть и неблестяще. После чего перебивался у нас интерном.
Это присказка, а сказка началась, когда Ллойд впервые в жизни собрался с другом в Канкун по невероятной скидке.
Ждал, волновался, предвкушал.
Поездка в Канкун для Ллойда была важной вехой, знаком вклинивания в нормальную среднеамериканскую жизнь.
Но элизабетские бесы не дремали. За три дня до полета Ллойд потерял паспорт.
То есть, Ллойд его прямолинейно из кармана по пьяни не ронял. Просто, паспорт сначала вроде бы где-то был, но когда пришла пора вносить данные для полета онлайн, Ллойд паспорта не смог найти или вспомнить, где же черт возьми.
Значит, не полечу, обреченно решил он, да не тут-то было. Наш временно-окрестный коллектив, болеющий за судьбу вырыванта из Элизабет, вздыбился по поводу сбычи мечт. Окей, сдался Ллойд, то есть кака раз в очередной раз не сдался очевидно-каверзной судьбе-лекальщице.

Как и во всем цивилизованном мире, в Америке существует сервис по получению паспортов прямсразу. Но сервис этот, разумеется, сложный, особенно для среднерасслабленного американца. Да даже и закаленному в жизненных боях Лллойда сервис пряником не привкусился.
Чтобы получить паспорт в тот же день, надо было собрать документы и начзначиться на встречу в одном из окошек, которые паспорта с ходу печатают. Но паспортоутерянтов в Америке много, особенно в начале сезона отпусков, а окошечек – не так уж. Ближайшее окошечко, куда еще можно было сунуть голову до полета в Канкун, оказалось в городе Филадельфия. Куда Ллойд и зарезервировался онлайн.
Свидетельства о собственном рождении у него, разумеется, не завалялось, а у многодетных родителей - и подавно.
Всего за один день доблестная мэрия града Элизабет все-таки отыскала в анналах запись о рождении Лллойда и выдала ему копию. Из Элизабета Ллойд помчался на машине в Нью-Йорк, в родной юридический колледж дозаверять и копировать прочие важные бумаги. Из Нью-Йорка в тот же день он прирурил в славный град Филадельфию.
И вечером от бюрократических стрессов напился.
Пакет с документами, впрочем, Ллойд крепко прижимал к груди и в ходе запьянения героически не утерял.
Окошко принимало назавтра утром, с девяти до двенадцати, а в двенадцать должно было выдать свеженапечатанные паспорта.
Время Ллойда было последнее, 11.45.
Он успел, хотя и с головозвенящим трудом.
Первые десять минут встречи с окошечком Ллойд с замиранием внутренних органов ждал бумагоподвоха. Никогда не знаешь, что ты сделал не так, когда не знаешь, как именно сделать так. Какая-то из копий могла оказатся заверенное не так, а эдак. Фотография могла оказаться недостаточно цветной. Фон на фотографии мог оказаться недостаточно белым. Какая-то форма могла оказаться устаревшей формы, а то ее могло и не оказаться вовсе.
К тому же расказывалась похмельная курчавая головушка, не смотрели на мир тяжелые глазоньки.
Но судьба, казалось, мини-улыбнулась разнострадальному Ллойду. Тетка в окошечке пусть и малоохотно и с подозринкой, но всю бумагочушь разысследовала, приняла и подколола.
Теперь плати, велела она.
Плата за экспресс-паспортизацию было выше обычной, что-то около двухсот долларов, ну да спасибо и на этом.
Казалось бы, все страдания и судьбокаверзы уже были позади. Но они, конечно же, оказались наоборот впереди.
Ллойд привычно зашарил по карманам в поисках дебитной карточки, которой он всегда расплачивался за процесс жизни.
В прибедренных карманах брюк ее не было. В приягодичных – тоже.
В карманах куртки ее не было. В кошельке - увы. В хилой пачке однодолларовых банкнот – тоже, не завалялось.
Щас! – взмолился Ллойд, мучительно соображая.
Сквозьпхмельная мысль поползала туда-обратно, и замерла на той константе, что дебильная дебитная карточка в итоге какой-то чертовщины наверняка осталась в машине, припаркованной неподалеку.
А если я отлучусь-сбегаю к машине за карточкой, моя очередь не пропадет? С надеждой спросил Ллойд.
Окнотетка неумолимо покачала башкой. Если ушел – то пропала твоя очередь, озвучила она приговор. К тому же, окошко вот-вот должно было закрыться и тотчас переоткрыться для паспортовыдачи.
Ллойду было жалко уже даже не столько Канкуна, который ведь не корова голодающего Повольжья в неурожайный год, и даже не потраченных, как оказалось, впустую усилий последних суток.
Ему просто стало обидно, что ведь вот, а все равно вот так.
И Ллойд от похмельного отчаяния и судьбообреченности, а также в силу еще психически хрупкого возраста – разрыдался.
Прямо в окошко. И неподделльно.
В ходе рыдания он, ждя катарсиса, вываливал на скучающую тетку фрагменты сложной семейной истории и личной биографии, включая зарезанного в тюрьме брата,юридическую школу и прочие странномелкие обстоятельства вроде того факта, что единственная работа, на которую его брали,оказалась в фирме адвоката, который защищал телевизорного стреляльца в его брата –и Ллойд туда не нанялся.
Тетка слушала, скучая и поглядывая на часы так, как будто это был секундомер.
Тетка была бывалая и бывучая, ничем ее не пробьешь.
Когда Ллойд чуть прервался на кислородозаглот, перевсхлип и утурерку соплей, она лишь полувнимательно, без сочувствия, поглядела на Ллойда – и спросила:
- А кредитная карточка у тебя, милок, есть?
- Oh,shit! – выдохнул Ллойд.
И, стыдливо улыбаясь, нащупал в кармане кредитную карточку, о которой не то, чтобы забыл, но даже и почему-то в трудную минуту судьбы не подумал.
Пока Ллойд новостатусно гулял в Канкуне, наш временно-окрестный коллектив не уставал обсуждать-мусолить злоключения юноши.
И неизменно приходить к выводу, что какие бы судьбы, какой бы Элизабет кому ни выпал, и какие бы каверзы ни крутили-путали траекторию жизни, всегда и обязательно где-то чаще рядом, но может и просто неподалеку, должна все-таки и вдруг найтись какая-то вторая, правильная, дополнительно-альтеранивная и спасительная карточка.
Нужно только ее настойчиво поискать. Или просто о ней вспомнить.

Comments

блестяще! и главное, жизнеутверждающе
надо будет еще о поездке героя в канкун пожизнеутверждать чуток
Прекрасный рассказ!
Получила массу удовольствия! Спасибо!
спасибо, что все еще терпите-читаете
А что помогает в русском консульстве? Их соплями точно не прошибешь
Блат.

Стоя в очереди во время выездной консульства, я фотографировал вторую, таыную очередь - людей проводили внутрь, они выходили через несколько минут.
очередной уникальный отчественный путь...
очередной уникальный отчественный путь...

Причем, literally, через задний проход.

Мне, конечно, в лом было стоять 6 часов в очереди, но зато -

- познакомился с интересными людьми
- помог бабушке распечатать и заполнить формы
- попрактиковался в польском с мужем-поляком одной ученой дамы
wszystko wspaniale then...
я в русском консульстве, признаться, побывал однажды, и больше туда не хочу и не хожу
прямо-таки реклама кредитных карточек получилась.:)
ага, лучшая реклама - она так и есть, обычно от бесплатных болванов-энтузиастов