?

Log in

No account? Create an account

О мусиках

Сезон городских тестов, призванных определить одаренных малолеток для угущенных школьных программ, принес  ожидаемые, но неожиданные результаты.
- Девяносто девять из ста набрали, а программ для одаренных детей нашего возраста в районе нет, - разочарованно делилась в парке мама Таня Ю. – Получается, зря мы Брендусика со страшной тетей-экзаменаторшой оставляли наедине.
- Так ведь на русском сдавали? – уточнила мама Лариса Нгубава. – Значит, не так уж и страшно дитю дожно было быть. Наша экзаменаторша тоже сначала удивилась – в расовой графе у ребенка написано –«афро-американец», а сдаете экзамен на русском языке? Мой Тимусик сам все ей объяснил. У меня папа – хирург с Барбадоса, говорит. А я в итоге - расовое меньшинство. Меня так в Гарвард быстрее примут. И получил вообще сто.
- Мы с Брендусиком, ага, из тех же мыслей самоуказались азио-американцами, - призналась Ю. – Наша экземенаторша виду не подала, видать, всякого уже от русских мамаш навидалась. Но мы все равно не уверены, что правильно сделали. С одной стороны, азиаты вроде как пока еще нацменьшниство. С другой стороны – в лучшей школе города Стюйвейсант сейчас на сто сорок белых деток – шестьсот китайчат. Так что с этой точки зрения мы – вроде как уже большинство, в Гарвад не возьмут, как когда-то евреев. Так что думаем переписаться обратно в белых. Но тогда и фамилию придется менять с Ю на Прянишникову,  а она труднопроизносимая.
- А у нас все просто, - похвасталась мама Ира Гомес. – Мы – латиносы, нас везде мало, в смысле престижных школ и колледжей, хотя вообще-то на улицах – много... Так что мой Джорджусик со своими девяносто восемью одаренным баллами пойдет на программу в другой район, будем возить, куда подеваться. А при поступлении в Гарвард так и напишет – был единственный латинос в классе для одаренных, преодолевал немыслимые трудности... Русским, которых в Америке кот нарыдал, быть для гарвардов не редко и почетно, а вот латиносом, которых полстраны – это да, это огромная жизненная трудность...
- Получается, что мы – такое тайное генетическое оружие, - хихикнула Ю. – Тайком внедряем в смежные расы элемент русской смекалки... Поднимаем народы мира до прежде невиданной интеллектуальной высоты.
- Погодите, а как же я? – заволновалась мама Оля Жанилявичус. – Я же тоже – оружие! Только ближнезарубежное. Что же, раз мой Жанилявичус – литовец, а не барбадосец, моему Сэмусику Гарварда не видать? Несправедливо.
- А ты пишись, как я – латинос, - великодушно разрешила Гомес. – Вардас, Гомес, Жанилявичус – какая разница, кто разберет? А звучит вполне по-латиноамерикански.
- Нет, ну как же? – растерялась Жанилявичус. – А как же то, что на самом деле? Где она, правда?
- Так ведь что на самом деле – сам черт не разберет и ногу копытную сломит, - вздохнула Ю. – То, что внутри, это ведь совершенно не то, что снаружи.  Тебе какая правда важнее, та, что изнтури, или та, что изнаружи?
- Вот дом направо и дом налево, - согласилась Гомес. – Видите? В хорошем районе проживаем, не так ли? А я сквозь стену хорошего дома направо вижу его жильца с бородкой, о котором вчера новости сообщили. Я его помню, здоровалась, обходительный такой. Педагог к счастью не из нашей школы. Спал  с тринадцатилеткой весь учебный год. Пока жена-адвокат карьеру делала. Теперь она же за него залог внесла, тридцать тысяч. Много у учителей свободного времени, доложу я вам.
- Ага, вот почем полиции на улицах прибавилось, - вздохнула Ю. – Логичнененько...
- Может, они на тебя смотрят и думают, как получше охранить, - кивнула на патруль Гомес. – А может – примеривают, влезешь ли ты в их котелок.  Дом налево видите? Там как раз он и проживал, полицейский-жаритель. Который на весь интернет растрезвонил, как он собирается свою девушу и еще сто невинных красавиц медленно зажарить, закотлетить и съесть. Получил восемь лет за неосуществленные фантазии. Вот и выбирай, где она, правда...
Мамаши с ужасом покосились на полицейский патруль и, сгрудив юные дарования, переместились на поросший платанами холмик, в гуще которого посторонним глазам было уже ничегошеньки не разобрать.

Comments

А если мусики в Гарвард не попадут, их мамы будут как плакать, наверное!

ну, есть еще йелли и принстоны, на худой конец - нью-йоркский универ
да, а мне некуда записаться со своей фамилей на -ова.:(((
Дети так вообще англичане белые - тут уж вообще не на что надеяться.
гиблое дело, но вот одна знакомая девушка не смутилась и придумала метод - прошла йелль и адвокатскую школу по статье экономического меньшенства, то бишь бедности, отыскала и такую
Сегодня меня как раз на работе китаянка устыдила - как, говорит, у тебя ребенку уже 5 лет, а она еще не играет на скрипке!
Завтра буду звонить учительнице. Или увольняться. Что проще...
надоть и то, и другое - уволиться и в освободившееся время водить ребенка к учителке