?

Log in

No account? Create an account

Всешка

-  Все, вроде бы, так, да только все, вроде бы, не так, - продолжила Лера, потягивая мохито. – А что не так - не пойму, хотя уже и понимаю. Это что у вам там в багажнике все время гремит, Вадим? – нежно приворковываю. И по нажелвачиванию этого паутинного паука Вадима понимаю, что в багажнике-то вся его кащеева правда и зарыта-закрыта. На паутинной страничке знакомств он, конечно, представился одиноким бизнесменом и лирической натурой-натуралом – любителем Есенина, как и все они фрики. Ну, фриками меня не удивишь, я девушка многоповидавшая на своем третьвеку. И знаю, что даже и среди интернет-паутинных фриков встречаются порой вполне рабочие экземпляры бинарной номенклатуры . Но вот почему в багажнике его мезозойной колымаги перестук, это  меня настораживает. Я всякого на первых свидания напересвиданила. Могу книгу написать об их брате половом извращенце.  Может, там лопата гремит, которой меня закапывать будут под печальным тополем. Или голова предыдущей девушки, попавшей в его паутину, перекатывается. И вот Вадим этот не выдерживает моего настойчивого аудио-беспокойства, знает, собака, что там в багажнике собака зарыта, или что похуже. Щас разберемся, бормочет, припарковывается, упинывает что-то в багажнике, и опять мы едем в направлении ресторана и возможного родства душ на простынях. Но вскоре - опять перестук. Он нервничает, радиомузычко угулушает, пытается отвлечь. Второй раз, уже лишь после красноречивого моего взгляда, останавливается и опять упинывает содержимое. Сначала уже тихо, потом – стук. В лучшем случае – он неряшка-бардачник, думаю, у него там разбердеж инструментария. В худшем – держит в багажнике передвижную морг-коллекцию дурочек из переулочков-дот-ком. Так что на третьей остановке я нежданно выпархиваю из авто, плечиком отбрасываю паутинного ухажера с некрасовским текстом, что щас сама в коне на скаку починю все, что гремит  – на тебе! Заглядываю в багажник – а там...
- Бейсбольная бита? -  предположила подруга Злата. – Наручники-цепи?
- Хуже, - печально всхипнула Лера. – Куда хуже. Карситы. Автосиденья. Для детей. Мал-мала-меньше.
- Ну и? – недопоняла Злата.
- Три ведь,  - допояснила Лера. – Едва они в багажнике упрятались, вот и бились друг о друга. Я, конечно, будучи многоповидавшей девушкой, хохочу – не на том сайте вы растянули паутину, Вадим, с тремя-то детьми. Такое богатство даже за полным собранием сочинений Есенина не упрячешь. Вместе с мамой детишек, что бы у нас там с ней не ни. Вам на сайт знакомств с целью адъюльтера по обоюдному согласию надо, алисомэдисон-дот-ком, что ли. А вовсе не одиноким девушкам морочить барабанные перепонки. И – бегом к автобусной остановке. Он, конечно, вслед какую-то чушь убормотывал, что, мол, это по работе требуется... Работа у него такая...
- Все? – сочувственно уточнила Злата.
- Это вовсе не все, а только предвсешка, - вздохнула Лера. – Недель через несколько рулю мимо нашей районной школы, как раз дети вываливают после уроков. Родители – бабушки их встречают, в волосах детских синхронно копошатся, потому что, как все в районе знают, в школе – вши. И что я вижу? Моего многодетного отца Вадима, как раз усаживающего мал-малу-меньшу в эти самые неутаенные бустеры. Даже без проверки на вшивость!
- Ну и? – пожала плечами Злата.
- Что характерно, - невесело улыбнулась Лера. – Все три – девочки. И четвертая, постарше – плюх на переднее сиденье. Одна рыжая, одна узкоклазка, одна белесее белесы, а на переднем сиденье вообще – мулатка.
- Ишь ты, - удивилась Злата. – Жизнелюб оказался. Все?
- Тоже предвсешка, - отмахнулась Лера. – Не давала мне покоя эта картина маслом. Ну, вот просто хоть тресни умом. Уж больно Вадим на вид был нормален и даже где-то симпатичен. И почему он у девок своих вшей не искал, когда все порядочные родители это делали? Плюс что-то в его детях не сходилось. И я, как последняя дура, опять через неделю к той же школе в тот же час подрулила. Просто для успокоения нервов. И что же я вижу?
- Вшивых учителок? Четырех мамаш на тротуаре? – отпустила фантазию на волю Злата.
- Хуже, - допила мохито Лера. – Снова девчонки лезут в его мезозойку. Мал-мала-меньше – и совсем крохотулька.
- Ну и? Значит, все - нормалек...
- Но только они – другие.
- Чего другие? – не поняла Злата.
- Другие дети-то! – тихо закричала Лера, расширив глаза. – Другие четыре девчонки! И тоже разномастные! Какой вывод напрашивается?
- Учитель он, может? – брякнула невпопад Злата.  – Инструктор по автовождению? Вошевыводитель?
- Вывод напрашивается очевидный, - отчеканила Лера. – Мой приятный во всех отношениях Вадим – кинематографист- порнограф. И возит девочек на съемки откровенных сцен,как пить дать. А что и как может быть еще? Я, конечно, газанула за ним, чтобы выведать адрес студии и сдать в милицию.
- Все? – уточнила Злата. – Сдала?
- И это – предвсешка, - поведала Лера. – Все оказалось еще хуже. Куда уж там. Хужее не придумаешь. Щас разрыдаюсь, до того хуже.
Лера выдула залпом второе мохито и рассудительно отбезумила:
- Высадил он девочек возле районного Центра Досуга, или, если по-старому, Дома Культуры. И повел внутрь. Что же, логично, думаю, там и аппаратура казенная для порносъемок, и аппаратная. Зашла следом. Все оказалось куда ужаснее.
- Что же может быть хуже?
- Вадим этот оказался не многоженец-обманщик, и не отец разнорасовых детей, и даже неизвращец-порнограф с уклоном в малолеток. А - маменькин сынок!
- И это - всешка? – догадалась Злата.
- Она всесамая! – подтвердила Лера. -  Маменька его – тренер по синхронному плаванию, и соответственно владелица курсов в бассейне Доме Культуры. Бывшая серебряная призерша Олимпиады. А Вадим у маменьки менеджером бизнесует. И в рамках бизнеса юных плавальщиц-синхронисток привозит-развозит на уроки и с уроков.
- Ох, уж лучше бы он многоженцем был, - печально выдохнула Злата. – Или извращенцем. Или маньяком. Или серийным убийцей. Тогда была бы хоть какая-то надежда. На исправление и хоть с виду нормальную жизнь. Но если он верный-примерный маменькин сын – то все. Никакой надежды. Никакой перспективы в плане отдельной и своей жизни. Ужасную ты мне историю рассказала, Лер. Леденящую. Прям жить не хочется. И как он еще умудрился тайком от мамы на сайт знакомств прокрасться, смельчак?
С улицы донесся нетерпеливый бибик.
- Да, такие дела, - пробормотала Лера, вдруг поспешно прихорашиваясь. – Ну, все, побежала. Вон она, его мезозойка, бибикает. Вводную я тебе изложила, так что ты теперь в курсе...
- К Вадиму, тому самому? – ахнула Злата. – А как же его мамаша? Ее же никогда и ни на каком тракторе не объедешь!
- Вот именно, - кивнула Лера. – Никаким боком эту мамашу не и ни. Уж я-то знаю. Убедилась лично. Это она меня нашла, с вадимовых слов. И умолила. Или ультиматум выдвинула, это как поглядеть. Как, говорит, я раньше дурой отгоняла от Вадима девок, так теперь только и мечтаю, чтобы он хоть кем-нибудь сдружился. Тотальная женщина  подпяточного качества. Монумент характера.
- Ничего под такой тигрослонихой путного не выйдет. Не может выйти! – убежденно произнесла Злата.
- Да знаю я. А что делать? – безнадежно махнула рукой Лера.
И скрылась в уже полутьме-полулиловости стремительно сгущавшегося вечера.

Comments

Ну, дайтобох, все сложится. И Вадим будет своих детишек из школы возить.
А почему Злата?! Первый раз встречаю персонаж-тезку, не считая, конечно шолом-алейхемовских Златок и Златушку из болгарской народной сказки:)
хорошее имя, странно, что не зайдействовано в анналах. а вообще имена придумывать трудно, если только они сами неизвестно почему не соскакивают с языка... то бишь клавиатуры