?

Log in

No account? Create an account

Где бы хотелось

В приличном  американском банке президент, как правило, один. А то и нету такового вовсе, ибо титулуется главный гений долларооборота как-нибудь позаковыристее. А вот вице-президентов – как икры  в Астрахани, и даже больше - часто аж несколько тысяч. Такова причудливая логика большебанковской табели о рангах. Наверху – тысяча-другая «управляющих директоров», чуть пониже – исполнительные директора, а уж на самом дне-пригорелочке исполнительной корочки  власти – те самые вице-президенты. Засидельцы, нередко получающие титул за сидение-выслугу лет, имеющие в подчинении отсилы консультанта-другого, и ютящиеся в таких же кьюбиклах, как и неисполнительный, хотя и очень исполнительный, шмякиш-мякиш банковской пекарни, то бишь простые директора, старшие менеджеры, менеджеры и ассоцианты.

Простых нетитулянтов в приличном банке, как нетрудно догадаться, не водится-не хабитабится. Зарплата, кстати, от титула не зависит, и вице-президент вполне может зарабатывать смехотульнее какого-нибудь старшего менеджера.

Я давно вынашиваю новую, более адекватную табель банковских рангов. Оправдывается титулярное порно якобы тем, что клиентам банка приятнее иметь дело с целым вице-президентом, чем с каким-нибудь коллежским ассессором. Но истинная причина титулощедрот, мне кажется, другая, глубоко внутренняя. Близкие к большим деньгам люди чувствуют себя на вершине мира, и самоназываются сообразно этому светлому чувству. Поэтому им давно уже следует называть себя прямо – Герцоги, Генералы, Маршалы, Генералиссимусы, Принцы, Короли – и, разумеется, Боги – возможно, делящиеся на Младших и Старших, Исполнительных и Управляющих.

Присказка эта к тому, что в такой табели о рангах наш верховный командарм явно носил бы божественный титул.

Каждый Бессмертный Банкир-Бог раз в квартал проводит, ну чисто как американский президент, встречу в сельсовете, или, по местному, таун-холл с простым народом.

Нынешний таун-холл начался необычно.

- Я вышел вчера утром на кухню в предвкушении тихого воскреснего дня, - сообщил наш вечноулыбчивый Главный Управляющий Бог. – И вдруг почувствовал, что стою в тапочках посреди озера... Оказалось, что из-за мороза треснул шланг нашей посудомоечной машины. И наш подвал украсился чудесным водопадом... Одним словом, только теперь я понимаю, какую удачную страховку я купил двадцать лет назад...

Доклад о победах наш Младший Управляющий Бог  начал с торквемадной ухмылки:

- Сегодня, похоже, утро протечек и аварий. Мы проснулись в диком холоде, потому что у нас от мороза замерзли и лопнули ведущие к дому трубы. Сейчас жена жжет костры, отогревает, что может...

Нью-Йорк и правда переживал самую длинную полосу морозов за последние шесть лет. Температура стояла ниже ноля уже пять дней.

Да, а раз в году, в январе, у банка, как правило, бывает особенно интересная неделя. Качельная. В понедельник увольняют 3-5 процентов персонала. С выходными пособиями. А в четверг объявляют ежегодные повышения по службе, то есть раздачу новых титулов. С шампанским.  

Так вот, одного из наших полубогов как раз причислили к лику бессмертных, то есть назначили полным богом, или, если по старинке – сделали из исполнительного директора управляющим директором, то бишь Managing Director.

Ему дали слово третьим.

Он обвел зал вдохновенным взором и гаркнул с ухмылкой шулера, которому густо шла масть:

- А вот я рад доложить, что у меня дома ничего не лопнуло и не протекло! Потому что именно поэтому люди рентуют в Городе, то бишь Нью-Йорк Сити, а не покупают дома в пригородах!

Зал полуодобрительно-полузавистливо заподстанывал.

Я скорбно вздохнул, потому что уже давно понял, что жить ни в лучшем Городе мира, ни в его пригороде мне не вальсировало.

А где вальсировало – я так до сих пор и не решил.

Пока тягомотилась обычная блудолятина с итоговыми цифрами, целевыми цифрами, и цифрами-растяжками, то бишь «хотелось бы» цифрами, я привычно отключился от сюра реальности в реальность сюра. И стал думать о том, есть ли все-таки такое место, коробка, лужайка, рельеф, архитектурное или хотя бы климатическое решение, где бы мне по-настоящему хотелось жить, которое я бы всхотел назвать своим домом.

Домов, в которых я жил, было много, но ни один не был домом, в котором я жил.

Были дома, в которых я ждал. Или занимался еще какой ойкуменой.

Я стал вспоминать-придумывать для себя идеальный хотебельный дом.  

Но дальше ванной комнаты отеля на парижской улице Бальзака, величиной с нашу теперешнюю квартиру, мои пожелания не бульдозерили.

На экзотических островах мне то и дело становилось слишком жарко, в цивилизованных странах - слишком холодно.

На природе мне становилось слишком пусто , в уличном уюте – слишком суетно.

Отдельные дома и даже дворцы казались веригами саморемонта, рентные квартиры – проходной общагой.

Удивительным образом образ дома упрямо вылепливался лишь из служебного кьюбикла, ног на столе и гугла на мониторе.

Вечером, в служебном лифте, я оказался вместе с Младшим Управляющим Богом, тем самым, у которого жена отогревала трубы. И им же тем самым индусским Отцом Родным, при котором я как-то ляпнул неполиткорректную шутку про обилие индейцев (а он наверняка понял – индусов), которых приходится отстреливать метафорическим банковским ковбоям.

- Рановато что-то, с работы-то, - нагло запоприкалывался я от смущения и виноватости. – Время-то – всего восьмой час...

- А я всегда стараюсь успеть на электричку семь-тридцать, - кротко вздохнул управляющий.

- Долого ехать? – посочувствовал я.

- Полтора часа в один конец, - понурился Бессметрный.

- Ну, хоть лэптоп-то берете для дороги? Айпэдик?

- Не-а, работаю только на блэкберри, - махнул рукой Бог.

Я вдруг, по обыкновению, вдруг взял и раздумчиво ляпнул:

- А вот Гришем свой первый роман написал как раз в электричке...

Управляющий поглядел на меня с застенчивым интересом:

- Правда, что ли?

- Ага. Он работаю адвокатом. И жил далеко от работы. Вот и...

- Это очень интересная история! И ведь айпэдом тогда не было! Что же, он с собой пишущую машинку брал в поезд?- иронически прищурился Отец Родной.

Лифт приземлился, мы разошлись.

Я вдруг подумал, что, наверное, вот ее-то всегда и хотел бы назвать своим домом.

Ага.

Ту самую чу-чу несуществующую электричку, в которой  я когда-нибудь смог бы, хоть чучелом, хоть тушкой, наконец-то написать какой-никакой, а вот поди ж ты и все-таки роман.

Comments

Луч электрички!
он и ее, ага. освещает
Твой дом - турма ЖЖ
глючковатый какой-то домик-то. ненадежный
Дом, который всегда с тобой
праздник всегдастобойный, конечно,поприятнее будет, но и дом-невидимка сгодится
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.