?

Log in

No account? Create an account

Жаркое из соседки

Места у нас тихие, спальные, детовыращивательные. Новостей с гулькин нос. Ну, развесят по столбам объявление с портретом попугая и мольбой помочь найти улетанта. Ну, разведутся-сойдутся стенька разин снизу с персидской княжной сверху. Ну, ураган раз в год потопчет деревья и помнет ими дюжину авто.

А тут – неслыханное бурление страстей и существительных в детском парке.


- Говорю же! – едва дыша от ужаса, терзала на себе гучи Света в Гучи. – Да вы сами включите Первый канал! Да что включать – вон он сам теперь живет у порога и вещает!

И правда, телевэны и ведущички толпились возле внешне унылого краснокирпичного дома послевоенной застройки в шесть этажей. Теперь в нем почему-то прорисовывалось нечто прежде неподмеченное, готичное. Даже и не готичное – пещерное.

- Принцесса была прекра-асная... Погода была – ужа-асная... А в пещере – людоед! Приходи-ка на обед! – занапеваал наследник богатств Светы в Гучи Максимилиан.

- Замолчи! – нервно взвизгнула Света.

-Чем приличнее район,  - растерянно улыбалась логопед Вика, - тем креативнее в нем людоеды...

- Аня ж там проживает! – вдруг взвизнула Света в Гучи, кивая на дом. – Или – проживала...

Парк притих.

- Думаешь, он съел? Аню? – не поверив, поверила Вика.

- А чего она не тогда? Она всегда тут, под кронами, с утра до вечера! – заистерила Света в Гучи. - Где она, обратно на Урал улетела?

- Ох, бедная Анечка... – запричитала Вика. – Ох, кто же мог подумать? Говорила я ей – переезжай! Нехороший у тебя дом, порченый! И люди в нем проживают – не те... Не нашего круга... Раньше этот дом был, конечно, другой. Веселый. Много ленинградцев. Но и москвичей. Все – художники. Или музыканты. Или просто безработные. Жили коммуной. Практически друг у друга. Ну, и друг с другом, не без этого. Я любила туда в гости заходить... По молодости чего не бывает... Зайдешь – и не выйдешь... несколько дней. Потом все, к сожалению, переженились. Занарожались. Выучились на программистов, нашли работы. И – разъехались. А ремонтировать послебутыльный раздрай домохозяин не захотел, решил – и так сойдет. Так что въехала взамен публика неинтересного качества. И вот – нате.

- Еще не факт, - занадеялась без надежды Света в Гучи. – Про жертв не передавали. Только – про планы! И приспособления...

- Вот в нашем доме людоедов никогда не заведется, - задумчиво бормотала Вика. – Наш дом – со швейцаром. И вензелями на фасаде. И рент уже удвоился, хрен шваль вселится. Конечно, в нем не так уж весело. Но зато наш дом – бастион, в котором ничего такого никогда и ни-ни. Приятно засыпать без мыслей о. Бедная Аня! Надо денег собрать, что ли, если что?

- Кому - денег? Если что - что? – залюбопытствовала подошедшая с детьми Аня.

- Анюлечка! – взвизнули подруги. – Живая? Вырвалась от маньяка? И без шрамов?

- Вы чо, девки? Амареты в обед перехряпнули? – расхохоталась Аня.

- Маньяк же у тебя в доме! Раскрытый полицией с поличным полицейский! Сосед! Может, даже и на твоем этаже! Первый канал смотрела? – загомонил парк. – Ветеран с четырехлетним стажем!

- Вот у нас в России – ветераны как ветераны, - кстати-некстати заметила Вика. – Чинные, шатаются, глаза заискивающие, вот-вот помрут. А у них – двадцатилетние хряки. Послужил две минуты – уже ветеран. И блюда из соседок замышляет.

- Его герлфренда заложила!  - продолжал парк пересказ последних, в уме не укладываюшихся местных новостей. – Так, мол, и так, бросил меня ради удивительных планов! Стали отслеживать чаты! А у него – список из ста девушек! В своей же полиции и надыбал адреса  и портреты! И –  вертел уже в вертепе, или что-то вроде. План был – изнасиловать! Потом обнаркотить, чтобы подольше дышала, привязать к вертелу! И жарить по методу медленного приготовления, еще живую! А потом – на жаркое! Еще и друга приглашал, на дегустацию. А первым номером в списке – она же, герлфренда!

- Нестандартная у них выискрилась любовь, - снова ответвилась увлекательной мыслью от магистральной темы  Вика. -  Интересная, хотя, конечно, и печальная. Ладно, он ее одну решил бы изжарить, дело личное, интимное. Может, она сама ему своим поведением и подала идею... Но остальные девяносто девять девушек – они-то почему должны были пойти на жаркое? Как она умудрилась сделать из полицейского такого женоненавистника, что он теперь людоед и кулинар женского тела?

- А, вы про это? – беспечно махнула рукой Аня. – Так это ж не в нашем доме! В нашем доме снимают другую телепередачу! У нас лесбиянки, с которыми в лифте страшно ехать, выкинули из окна после урагана электропровод-удлиннитель прямо на тротуар. И приглашали людей, у которых дома без электричества оказались, бесплатно заряжать свои сотовые телефоны! Так что теперь они не страшные лесбиянки, а добрые самаритянки! А людоед-полицейский – он вон в том доме проживает! Туда, кстати, вон уже тоже телевизионная группа подъезжает.

Парк развернулся в сторону, указанную Аней.

- Так ведь это же... мой дом... Мама! – побелев, прошептала Вика.

В парк, вытирая рты, вошли трое обстоятельных, пузатых полицейских.

- Вы нас жарить пришли? Или защищать? Говорите честно! – задорно крикнула им Аня.

Центурионы смущенно отжались к ограде, уткнулись в радиопередатчики.

Мамаши, переглянувшись, сгребли недовольно вопящих детишек, и через минуту парк опустел.

Только Вика все еще стояла у детской горки, с ужасом косясь на полицейских и с горячностью втолковывая что-то по сотовому телефону, видимо, засидевшемуся допоздна на работе мужу.

Comments

На каждого людоеда найдется свой кот в сапогах :)
если бы людоеды еще и котами закусывали, проблемы бы не было, зря брезгуют
А всё потому, что нужно покупать газетку с телепрограммой! Тогда ещё в воскресенье будет известно, что в четверг, скажем, в том доме - маньяк внезапно обнаружит себя. А в пятницу с утра - официальный визит зилёнавых человечков в этом доме.
если окно в мир показывает понятный и безопасный мир, то это, видимо, хорошее окно
Да это же готовый бизнес и готовый слоган!)
А то у меня тут только унылые "5-45-45 - окна-ягодки опять!".
O, я видела фотографию с заряжающимися на улице телефонами! Но не знала, что это проделки лесбиянок...
а уж что геи творят во время чумы, вообще ни в сказке сказать, ни пером описать...
ну, княжну за борт "сверху", это тоже неплохо ящетаю. заелись!
гастрономические предпочтения - тонкая материя...

и еще вспомнилось:

"мы есть то, что мы едим!"
о, так это у вас совсем рядом...
живем в гуще, за что боролись, на то и
Кто-нибудь хоть выжил после вертела?
до вертела дело не дошло, схватили на стадии сладких замыслов, герлфренда запавликоморозила
Повезло потенциальным жертвам!