?

Log in

No account? Create an account

Командостроение по профессору Маслову в корейской бане - 2

- Руку, что ли, вдернуть обратно в плечо? – кивнул Олово, оглядывая пустую семейную комнату, в которую его заташил Серж. – У меня у самого хронический вывих – как хрястну в сердцах кулаком по столу во время очередного апргрейда, так кость выскакивает из сустава...

- Да, вывих, -  кротко согласился Серж. – Только не в плече. А в полушарии. Возможно, даже в обоих. Мне нужно сказать речь одному человеку, а я не звучу при виде голых фрагментов личности. Нужна генеральная репетиция. Будь другом, постой, как будто ты – это он... она... оно... а я произнесу, можно? Мне тогда будет увереннее...


Олово добродушно кивнул, и Серж, спотыкаясь, загуглиторил:

- Начну без виньеток. Слова придуманы для того, чтобы оприличневать наши чувства. С утра до вечера мы маскируем словами истинные желания, которых часто боимся. Но в жизни каждого джедая наступает минута...

Олово слушал невнимательно, сопя и разглядывая узоры пара на кафеле. Но вдруг какая-то мысль-догадка отразилась на его простоватом лице и несказанно усложнила облик. Олово косо заулыбался, не хотя верить. Прислушивался к сбивчивой речи Сержа, словно ища второе дно в гулких словах, плывуших от сердца и гугла чемоданами на метафорической аэропортной ленте. Потом выхватил несколько чемоданов, видимо, показавшихся ему почти своими. Вырядил их рядом, помял ручки в ладонях, шатнулся было с ними к выходу, да остался.

Серж, видя, что речь произвела на Олово непредвиденное впечатление, приободрился; речь его напиталась страстью.

- Взглядывая в ваши глаза, -  бормотал он в ораторском полузабытьи, - я обретаю себя заново, в новом качестве... Без вас жизнь моя пуста и бесцельна...

- Ладно гундосишь, партизан, - смущенно буркнул Олово, уже войдя в слушательский образ и подыгрывая.

- Нет-нет! – воскликнул Серж, следуя гугловской научиловке и патетически вздымая руку. - Это единственная правда, которую я знаю и способен выразить словами, хотя и не могу объяснить! Все остальное – лишь обертки блюд, которых мы никогда не попробуем...

Вдруг Олово – видимо рехнувшись от жары - вроде как заплакал, но без слез и содроганий, лишь сморщил грубую морду в печеное яблоко.

И – осторожно взял Сержа за руку. То ли играя в слушателя, которого проняло, то ли и правда для того, чтобы поблагодарить за слова, тронувшие заплесневелые струны его заскорузлой души и извлекшие из них хриплый квинтовый круг.

Серж руки не отнял, набрал пару в легкие для финала.

Да сказать ничего не успел, потому что Олово, рыдая, прошептал:

- Я знал, что ты знал! Я, можно сказать, ждал... Я так рад...

И придвинулся к Сержу как-то уж слишком в ненужных подробностях.

- Это вы о чем, товарищ сисадми?

Но было уже поздно.

Притянув оратора к себе, Олово незнакомо осклабилася и нежно поцеловал Сержа в оторопевшие губы.  

- Извините, что помешали... – послышался сзади удивленный возглас.

Серж замычал, вырываясь. Да Олово не отпускал, лишь успокаивающе похлопал по ягодице, как бы говоря, что худшее уже позади, и дальше все пойдет легче и проще.

Серж извернулся-обернулся.

С порога семейной комнаты на него с Оловом изумленно тарашилась Мальвина. Из-за ее плеча оторопело выглядывала Погодная.

- Это не-е-е!– возопил Серж, вырываясь. – Репети-иция-я-я!

- Понятное... дело... - прокашляла Мальвина, тесня полыхавшую неверящими глазами Погодную спиной обратно в коридор. – Мы тут тоже с коллегой зашли... порепетировать... Вы продолжайте, не стесняйтесь.

И, утянув Погодную за руку, выстремилась прочь .

- Ты это о каких полушариях вел речь, извращенец? – яростно отплевываясь, прошипел Олово.

Вдруг проступившая на стене банного коридорчика группа «Лед Цеппелин», тряся патлами и грифами электрогитар, заголосила Сержу что-то отчаянно-похоронное.

Нужно было как можно скорее объяснить Мальвине, что она стала  жертвой оптической иллюзии.

Приволочь Олово в свидетели не представлялось – сисадмин, страдальчески выкривив рожу, спразднострусил с мероприятия, только пятки чавкнули по сырому кафелю.

Серж заспешил обратно в коллектив.

Но уже произошло что-то несусветное.

На него не то, чтобы уставились. Наоборот, заизбегали смотреть, одновременно заглазев по-новому, вкось и вкусь.

Серж двинулся было к Мальвине. Но та, заметив маневр, вдруг отвернулась и стала прилежной ученицей помогать ДТ готовить новую игропытку.

Банщик-псевдокореец под расписку ДТ как раз вскрыл мастер-ключом обувные ящички и теперь вывалил из мешка туфли-ботинки участников командоукрепления в одну большую кучу.

- Расхватываем наугад и разное! – ДТ, излучая казенное счастье, сверился с планом мероприятия и щелкнул секундомером. - Своего не брать. Пять секунд!

Куча мала рассыпалась, ДТ уточнил задание:

- Обменом, переговорами и созданием коалиций пытаемся заполучить свою обувь обратно! Командоукрепляемся, товарищи!

Сержа вдруг осенило, что мысль изреченная есть ложь, и словами все равно не перерисовать яркий зрительный образ дурацкого лобзанья.

Надо было доказать делом свою правильную ориентацию. Любой ценой.

 «Лед Цеппелин» одобрительно закивал, бегая среди сложных потолочных размывов, затянул бравурное.

Делать было нечего, доказывать так доказывать.

Серж, перетерпев судорогу отвращеия, помахал перед Презрительной ее левым разинским челном, развязно прохамил, кивнув в сторону бассейна:

- Давно к вам испытывал... необъяснимое Тютчевым... И теперь отдам обувь, только если мы с вами вместе рухнем... в набежавшую волну...

Презрительная удивилась. «Лед Зеппелин», повисший на потолочной балке, в страхе оборвал вокал.

Наконец системный аналитик польщенно колыхнула мощным рельефом и скорбно усложнила лицо:

- Ах, юноша, я так отчетливо понимаю... Любому непосильно устоять перед таким очевидным соблазном...

«Лед Цеппелин» ударили «Марш Мендельсона» в корявой рок-обработке.

- Но сегодня судьба вяжет крючком другой узелок... – мечтательно потупилась Презрительная. - В парилке я встретила одного незаурядного человека, с которым интересно поговорить... Я думала, на меня в бане прыгнет вошь, а получается, что прилипло что-то гораздо более интересноле!

Серж сунул Презрительной ее ортопедическую ладью и вырвал взамен, содрогнувшись, разбитую туфлю Ходячего Несчастья.

- Ах, я, признаться, давно и взаимно испытывала к вам нечто... нематеринское... – криво хихинула Ходячее Несчастье, услышав предложение вдвоем омыться от суеты в бассейне. - Я, можно сказать, давно ждала чего-то подобного, прорывного...

- Так давайте же вперед с песней, - Сержа даже подтянул растянувшемуся на бассейновой глади «Лед Цеппелину».

- Но перед мечтой стоит непреодолимое препятствие, - скорбно покачала головой Ходячее Несчастье, дезинфицируя полученную от Сержа туфлю «Виндексом». -  Я многое чего жизненного пережила в жизни, молодой человек. Мужчины рядом со мной почему-то вседа терпят катастрофы. Один разбился на гоночном катере, другого покусала рысь. Гепатит, падение с лестницы, штанина в велосипедной цепи. Я уж не говорю о почти неминуемых половых расстройствах. Я слишком к вам хорошо отношусь, чтобы начать к вам хорошо относиться. Мне может подойти лишь мужчина, которого не жалко. Увы, я обречена любить только тех, кого я ненавижу!

Серж взял у Ходячего Несчастья босоножку Погодной.

- Я не могу резко менять температурный режим образа жизни, - вздрогнула Погодная. – Я хрупкая орхидея мирозданья в сероводородном болоте жизни. Признаюсь - мне нужен человек лишь определенной... температурной ориентаиции... А ваша температура с моей несовместима...  И вообще – перестаньте, молодой человек, приставать в бане к дамам, это малоприлично!

Серж обернулся. Мальвина глядела на него с ужасом.

Группа «Лед Цеппелин» над ее головой в отчаянии начала ломать гитары о канбелябры.

Служебная подсобка, куда Сержа ведомым цеппелином привели скорбные ледцеппелинщики, и правда оказалась идеальным местом, чтобы повеситься.

Настоящий джедай не мог жить запятнанным позором, просто не умел, как.

Серж связал выдернутые из трофейных кроссовок шнурки, перекинул связь через подпотолочную балку. Забрался в зыбкий холщовый жбан на колесиках, хранивший штабеля постиранных халатов. Чуть размял удущиловку и начал сдирал материю со жбанного торца. Уже приготовился затянуть петлю, оттолкнуть каталку и шагнуть в пустоту, благо жбан и сам ускользал из-под пяток.

Да тут дверь чпокнула.

Серж недовольно засопел, спрятал шнурки и уже хотел было выпрыгнуть из норовящего укатиться жбана с якобы остронужным халатом.

Да в копне коридоного света прорисовалась Мальвина.

Уследила за мной и хочет объясниться, все-таки я ей не по барабану, радостно предположил Серж – и забарахтался, пытаясь поскорее выпрыгнуть из жбана навстречу своей гиберболодинике, чтобы развеять роковое недоразумение и наконец сказать гуглоречь.

Вслед за Мальвиной в подсобку вкатился дополнительный силуэт.

Опять Погодная, что ли, недуменно замер Серж, что у Мальвины с этой орхидеей мирозданья...

- Тут, кажется, - нервно квакнул ДТ.

Серж, сам не зная почему. рухнул в копны, прибросился махорочным халатом, затормозил уже поехавший к выходу жбан высунутой в пол пяткой.

- Да, вот они, материалы для финального командоукрепления! – ДТ заскрипел околодверным жбаном, зашуршал извлекаемыми канцтоварами. – Спасибо, что согласились помочь!

Серж, устыдившись шпионщины, отпустил жбан на волю, чтобы выкатиться из укрытия и попрость Мальвину на минуточку задержаться.

- Впрочем, я пригласил вас сюда не случайно... А потому что искал случая... – замялся ДТ, вдруг сшвырнув канцтоварятину на пол.

Серж удивленно замер, остановил жбан.

- Я, можно сказать, и командоукрепление затеял только для того, чтобы поговорить с вами наедине... в нерабочей обстановке... Черт, где же соломинки?

Серж скошенным колоском ржи упал обратно в махру, уцепился рукой за пристенную трубу, не давай жбану уехать.

Мальвина благоразумно безмолвничала.

ДТ, кляня затерявшиеся соломинки, побрел по подсобке, вороша жбаны. Серж спрятал руку, жбан его покатился. Дойдя до Сержевого укрытия, ДТ остановил жбан и вытянул шеищу, собираясь заглянуть внутрь. Серж даже приготовил вежливый встречный улыбняк.

Да тут ДТ, видимо, вспомнил важное, обернулся к Мальвине.

- Начну без виньеток, - прочувствованно произнес ДТ, укрепив жбан Сержа щепой под колесо - и вернувшись к Мальвине. - Слова придуманы для того, чтобы оприличневать наши чувства. С утра до вечера мы маскируем словами истинные желания, которых часто боимся. Но в жизни каждого менеджера среднего звена наступает минута...

Что-то знакомое почудилось Сержу во влажных словах начальства. Да ведь это же была его выстраданно-нагугленная речь! Как смел управленец-жаборыл украсть его слова, его объяснение-изложение неизлагаемых чувств?

Серж уже почти было возмушенно выпрыгнул из жбана, чтобы разоблачить веб-плагиатора.

Да его остановил мягкий хохоток Мальвины.

- Экий вы забавник, менеджер среднего звена! Попросили помочь с канцтоварами, а сами слова говорите! Да какие искренние, идущие из глубины менеджерского сердца!

- Всегда отличался умением найти фразу, - нескромно заскромничал ДТ. – Подобрать, так сказать, глагол-факел...

- Да ведь вы стащили из гугла эти слова, идущие якобы из сердца! Нешто никто, кроме вас, самомого популярного объяснения в чувствах согласно гуглу не читал? Вы что-нибудь от себя добавить может, господин гуглозомби?

Засунув в рот свежекрахмальный халаторукав, Серж вовремя приглушил стон стыдорадости тому, что сам не угодил в гуглокапкан.

- Так я это... думал, выйдет складнее... – охотно не растерялся ДТ. – Ужасно приятно осуществлять разговор с тем, с кем даже и не нужно осуществлять разговор... Позвольте тогда брякнуть не по протоколу... С тех пор, как вы взорвали стену датацентра и спасли мою бренную составляющую от задушья, вы сломали и другую, невидимую стену и спасли меня от другого, невидимого задушья. Умирая, я познакомился с ангелами-транспортниками. Они мне такого порассказали!

- Галлюцинации на почве кислородного голодания испытывает каждый третий удушенец, - фыркнула Мальвина.

- Главное – это, конечно, беречь воду, - убежденно произнес ДТ. – Но кроме того. Все мы странствуем между звездами в поисках сами не знаем чего. Скорее всего, морального императива. Но на кой он сдался, если нет груди для прильнуть? Если нет точки отсчета для системы координат икс и игрек? Если не для кого нарушить пустую клятву и предать утухшее святое?

Так ведь и цыганский барон мне мозги гуглил, с ужасом сообразил Серж, как же это так вышло, что все мы вдруг превратились в задурманенных гуглом психопатов...

Он в ярости привстал с твердым намерением вылезти и разоблачить гуглоплагиаторский мир.

- Господи, только этого мне не хватало, - тихо простонала Мальвина.

Серж затих, решил выслушать уточниловку.

- Землятрясение,что ли? – недоуменно пощурился на шум вдруг поехавшего жбана ДТ. – У меня к вам, товарищ секретный аналитик, наболело многое изложить пикселем по диджету.

Серж снова выкинул пятку, остановил свое своенравное убежищд.

- Прекратите мне гугл цитировать, окститесь, Шмидт, - мягко попросила Мальвина. – Вы же женаты, как же вам не.

- Супруга - понятие экзистенциальное даже кантовское. Это уже фактически закрытый проект, - дернул плечиками ДТ. – К тому же, она не бережет воду. А вы – тоже ангел-транспортник, только этого еще не подозреваете. Позвольте хотя бы пригласить вас на вечер платонического общения вне стен производства... Я готов даже перейти в другой отдел, чтобы не нарушать правил общения между начальником и подчиненной....

- Всюду одна и та же история, - расстроено пробормотала Мальвина. – Ах, как жаль.

- О чем вы? - одновременно прошептали ДТ и Серж.

Пятка занемела, Серж быстро переменил тормозяшую ногу.

- Я была просто офицерская жена, кисла в гарнизоне, ждала мужа со службы с ужином, - поведала Мальвина. – Вареные овощи, фрикадельки по-шведски. Настобрыдло, и на свою голову пошла работать. А куда можно пойти работать в военном городке?  Вот и оказалась в армии от тоски и чтобы быть поближе к мужу. Не успела оглянуться, как меня направиили в штаб, в инфоразведку. Нашли ненужный, губительный аналитический талант. Муж заревновал – не к сослуживцам,  к службе. А когда мне присвоили звание раньше, чем ему – даже и к погонам. И покатилась наша семейная жизнь в пропасть... И из армии пришлось уйти, и от мужа...С тех, уж простите, у меня правило - я не совмешаю личное и рабочее...

- Но ведь вы давали сигналы! – в отчаянии воскликнул ДТ. – Локоны! Кофточки! Татуировка извините где! Все признаки аппетитного одиночества, ищущего куда бы то! Так просто даже и нечестно!

- Шмидт, я живу как живу, и в общие игры не играю, - вздохнула Мальвина. – К тому же насчет одиночества вы обмишурились. У меня есть с кем.

- Мальчик-джедай, виртуальный администратор? – понимающе кивнул ДТ. – Оригинальный выбор, впрочем, не уверен, что он бережет воду...

- Нет, о чем это вы? – отмахнулась Мальвина. – У меня есть настоящий человек, с которым мне хоть куда и сами понимаете. А мальчик, похоже, оказался совсем другой субстанцией... Да и был ли мальчик? Может, мальчика-то и не было...

Серж, оторопев от услышанного, даже и не заметил, как пятка его отнялась от пола и жбан быстро поехал к середине кладовки. Он было попытался остановить скоростной жбан, высунувшись наружу и зацарапав ногтями пол...

Да повозка вместо того, чтобы тихо замереть, вдруг заскрежетала, заюлила, накренилась, опрокинулась - и с грохотом вывалила его вместе со штабелями халатов под ноги изумленным Мальвине и ДТ.

Топиться, топиться и топиться, бормоталл Серж, слепо колдобоча по бане. Жизнь его была порушена чередой непоправимых ощибок. Жить дальше, как прежде, не представлялось. А новых потуг не наколдобивало.

Чертенята из «Лед Цеппелина» безутешно патлатили, тренькали похоронное.

- Давай к нам! – вдруг зацепил Сержа за локоть Нетроньменя. – Пальцы - в обрез!

Команды в конференц-зальчике, наугадно расхватав принесенные ДТ канцтовары, возводили каждый по башне. 

Выигрывал тот, чья башня окажется выще.

- Не стесняйся, присоединяйся! – зарадушничала команда Нетреньменя. – Мы не успели много соломинок сграбастать, сваи приходится клеить из бумажных трубочек. Нужны рабочие пальцы!

ДТ, обозревая упражнение, победно сиял обликом, почти медоносил. Методика командоукрпления наконец, казалось, срабатывала. Персонал увлеченно наляпывал этажи, подзадоривал соперников дразниловками.

- Товарищи, а не лучше ли было бы обменяться канцтоварами, чтобы у всех оказался одинаковый стартовый набор? – удивился Серж. – А то джунгли получаются, и каждый в заранее неравных условиях.

На него удивленно уставились. ДТ мудро хихикнул.

- Все-таки эти, они... того...  соображают, - фыркнула Презрительная.

- Да идите вы со своими штучками, - содрогнулась Ходячее Несчастье. – В свои клубы по интересами...

- Кто это – они? В какие клубы? – удивился Серж.

- Ой, только вот не надо скандалов, - шепотом взмолилась Погодная. – У нас башня вот отстает в развитии...

- Хотелось бы все-таки уточниться, - занастаивал Серж.

- Ну, вы явно обладаете особенными артистическим видением...ведь вы - гей, - вежливо улыбнулась Погодная, отодвигаясь от Сержа. - Это все знают. Как только что выяснилось, уже давно. Я все понимаю. Вы пытаетесь. Но поверьте опыту. Человек есть то, от чего никуда не деться. В этом нет ничего такого, даже что-то романтичное...

«Лед Цеппелин», прыгая между шайками, затянул визгливое, соплеродящее.

- Я, например, тоже прошла через подобное, - вздрогнула Погодная. - Объяйте свою внутреннюю программу, системную диэлэлку, которая бутает вас поутру. И ваш микропроцессор снова зафурычит на полную оперативную память, поверьте!

Безумная догадка вдруг шарахнула Сержа шаровой молнией.

А что делали, вернее, пытались осуществить державшиеся за руки Мальвина с Погодной в уединянтном объеме?

- Так это ведь вы - геи! – прошептал он, новыми глазами осматривая зал. – Все – геи! А также змеи, шлеи и карабеи! А меня обзываете!

 «Лед Цеппелин» отторжественил с веников вагнеровский марш прозрения.

Коллеги в проштампованных махорочных халатах, бросив башнезодчество, удивленно уставились на Сержа.

- И никакого командоукрепления у нас не получится, - вежливо объяснил Серж разалевшемуся ДТ. - Потому что каждый - по-своему гей, на гее сидит и геем погоняет. И вы тоже гей, даже и не надейтесь, будто нет. Кому из геев нужна пенсия, кому зарплата, кому карьерная ступень, кому социальный статус. И - ничего общего, кроме кофеварки. А вы башни строите? Кого дурите? Себя дурите!

И Серж, будучи не в силах сдержать ярости, которой он не испытывал даже во время финальной виртуальной битвы магнитостремительного аргентинозора терабайтуса с альфацентавровым киберосьминогом , боднул недостроенный столб своей якобы команды.

Тот накренился пизанской башней – и свавилонил в сторону смежников, задев ажурный фундамент из питьевых соломинок конкурентного строения.

Бащня-соседка закряхтела, к ней бросились со всех сторон и с воплями попытались удержать, впопыхах толкнув столик с башней-лидером.

Соседская башня, повиляв бедрами, с шипением рухнула в бассейн.

Тут и башня-лидер, проскрипела не то что-то вроде «очень надо», не то «падать так падать», а может даже и «банзай» -  и повалилась на кособочившуюся рядом конкурентку.

Башни, обнявшись, покачались в экстазе и повалились, задев шальным обломком последнее строение и отправив его, после недолгого колебания, прямиком в мусорную корзину.

ДТ беспомошно переглянулся с Мальвиной, и этот перегляд безошибочто подсказал Сержу, что пришло время топиться

Он застонал, не нашел никаких новых интересных мыслей для прощального слова -  и спиной завалился в упругий бассейн, вообразил себя кирпичом, затщился упасть на дно и приклеиться к окончательному кафелю.

Поначалу путешествовать в мир иной было даже интересно. Уже и лед-цеппелинщики приволокли податливых русалок, заустраивали в воде салки, обнималки и прочую вакханалию.

Только вот вода в итоге оказалась какая-то неправильная.

Не желала почему-то принимать Сержа, не лезла в легкие, не сжимала в роковй страсти – а гадливо выталкивала на поверхность.

Серж забарахтался, пытаясь остаться на дне и честно задохнуться, да глубже собственного роста удержаться так и не смог.

- Отличная имитация Красного моря, солевой раствор держит, как мама родная! – хохотнул Нетроньменя, радушно кивая с берега вытолкнутому со дна Сержу. – Газетку не хочешь почитать, лежа в неутопимых водах, там есть статья про узаканивание однополых браков в США!

От дверей вдруг раздался итошный вопль.

В конференц-комнату, оправляя скудный гардероб, в панике ввалилась Презрительная.

- А я-то думала!– взвигнула она, содрогаясь. - Он - фальшивый барон! Потому что – цыганский! 

Рядом с Сержем раздался тихий вой.

Это Погодная, которая, как оказалось, бросилась в солевой бассейн, чтобы спасти Сержа, стремительно покрывалась бурыми аллергиескими пятнами, оевидно, вызванными красноморской солеимитацией.

А потом у стола с рухнувшей бащней-лидером вдруг полыхнул синий столб, который легко взметнулся под потолок, опередив высотой все башни командосплоченцев вместе взятые.

Ходяее Несчастье, отбросив бутылек с очистительной спиртовой смесью, удивленно переводила слепые глаза с пожара на свои лежавшие рядом очки – и видимо, пытаясь понять, каким это роковым образом солнечный зайчик от ее линзы смог воспламенить тщательно продезинфицированные командосплоченческие стройматериалы.

На понедельничной планерке посещение бани было признано очевидным командоукрепляющим успехом.

ДТ, опуская несущественные детали, доложил о проведенном в бане тренинге, тюнинге и антитроллинге.

Сплотившаяся еоманда, бодро доложил он невысокому высокому начальству, была теперь готова к выполнению новых стратегических задач, которые до поры до времени хранились от нее в секрете.

ДТ в своем докладке благоразумно опустил лишь те несколько портившие радужную картину факты, что после командостроения никто в АйТи не разговаривал  друг с другом, а в отдел кадров поступило два заявления об увольнении – от администратора виртуальных серверов Сержа и аналитика сетевой безопасности Мальвины.



Comments

Эк вы их!
возможно, акелла промахнулся...
Очень интересно. Жду продолжения.
нет, правда? а мне показалось, что скис проект, никто не отзывается...
правда. за всех сказать никак не могу, а я так с удовольствием.