?

Log in

No account? Create an account

Налет пиратов на компьютерную сеть

Часто спецы по компьютерной безопасности - дородные дядьки, бывшие из органов, порой и стрелять умеют, и приемами дзюдо виртуозничают, и историями по применению уголовного права и холодного оружия изобилуют.

Попадаются, впрочем, в сетевой зашите и мудрые тихие юноши, с которыми приходится говорить на критонском языке, потому что чердачная проводка у них особая, инопланетная.

А тут в больнице, где работал Алекс, ввели должность аналитика по компьютерной безопасности - и наняли на эту должность не дядьку, не юношу, а трепетного одуванчика с наивнячими глазищами-блюдцами, чистую Мальвину.

Почему наняли Мальвину, впрочем, было догадательно - радовала заскучневший глаз. В компьютерной отрасли, не к ночи будь сказано, дамы чаще блистают умом и характером,  чем претяшностью.

- Кадровую политику руководства одобряем! - только и пробурчал оторопело НачИнф, начальник отдела инфраструктуры, который компьютерную безопасность создавал и надеялся передать ее в крепкие и надежные, ненаманикюренные желтым лаком, руки.


В сетевой безопасности Мальвина, похоже, не шарила, лишь гуглила теоретические трактаты, ходила в модернистических кофточках и убедительно кивала-опахивала мужиков на совещаниях липкими электростатическими локонами, а в обеденный перерыв вязала крючком.

Единственный ее секрет - татуировка на крестце в виде орла с раскинутым крыльями - и тот вскоре стал явным и широко обсуждаемым ввиду модной краткости верхотуры мальвининых джинсов и низотуры ее кофтоарсенала.

Только юноша Серж, администратор виртуальных серверов, Мальвину все горячее защищал и уверял, что ничего еще с ней не потеряно в плане байтов и битов.

Серж, впрочем, упрямо проводил отведенный ему земной срок в виртуальной реальности, где был джедай и бэтмен, а с первичной реальностью соприкасался только на хрупких подвесных переговорных мосточках, с которых спешил удрать обратно в свою виртуалию. Так что эксперт в деловых делах и уж тем более кадровой политике из него был зряшный.

После того, как Мальвина, не зная, как создать имейльную группу, разослала очередную блок-схемку прилежно заперечисленной вручную полусотне адресатов, сердобольный Серж стал как бы случайно, проходя мимо с утренним кофе, приоткрывать Мальвине некоторые азбучные ньюансы айтишного дела.

Та благодарно вспыхивала очами-блюдцами, кивала бестолковкой, что-то покорно рисовала в блокнотике.

И если в виртуальном мире Сержа Мальвина, возможно, вскоре уже была главной джедайской феей и бэтменовской пантерой, то в реальности дела с безопасностью сетей оставались аховыми.

Во все еще благосклонных к Мальвине невысоких айтишных верхах созрела идея и деньги для позвать на краткую помощь консультантов.

Однажды утром в главном вестибюле больницы приветственная охрана, вкратце обученная общению с больными людьми, в том числе и буйными психопатами, услышала нарастающий рокот космодрома, доносившийся из подползавшей антилопы гну.

Сходство с пиратским кораблем обшарпанному автосредству придавали торчащие из окна пушками  ноги в количестве двух (в драных носках в количестве одного), а также черный флаг с ликом святотатца Ассанжа вместо черепа и исполненной в виде двух перекрещивающихся костей малологичной надписи «свободу анонимным хакерам» на прикапотной антенне, плюс девичьи визги, соперничавшие по децибеллажу с космодромным рэпом.

Замерев с третьей попытки возле больничного входа, антилопа гну убрала ноги-пушки в кингстоны, приглушила девичьи стоны, узвучила рэп – и изрыгнула из трюма двух типов пиратской наружности. Тощего, с подбитым глазом и уголовной косынкой-натяжкой на черепе, и толстого франта с длинными немытыми локонами, в атласной жилетке, спортивных штанах и тапочках, которому принадлежали торчавшие из окна живописные ноги и носок.

Следом за пиратами потянулись женские руки и колени, но солдаты удачи затолкали визгучий продолжаж обратно в салон, выдернули два лэптопа, провели прощальные лобзанья через оконца авточуда – и, пританцовывая, ввалились в больницу.

- Музычку уберите, вы среди больных, - вежливо попросила охрана.

- Уже заметили! – хохотнули пираты.

Документов у зевающей двоицы принципиально не оказалось.

- Мы любую ксиву напечатаем, где принтер? – лениво предложил тощий.

- Я – Леди Гага, - представился толстый. – Погагачим, хлопцы?

Охрана уже выталкивала клоунов без нанесения тем видимых увечий, когда входивший на работу НачИнф, увидев побоище, догадался:

- Консультанты?

- Мы бы к вам и так проникли, - расстроились парняги. – С задней двери, раскодировали бы код – и нагрянули! Эх, не дали с ходу начать серьезную работу...

Впрочем, серьезной работы взломщики и не думали начинать. Получив в распоряжение комнату совещаний, они заполнили ее музыкой и интернетной видеомельтешней на белой стене, углубились в свои лэптопы и затратили высокооплачиваемое больницей время непонятно на что.

Мальвина попыталась призвать  к порядку.

- Проникать внутрь когда наконец будем? – негодующе поинтересовалась она, слепя глаз открывавшейся-закрывавшейся между джинсиками и кофтяжом персиоквой полоской живота.

Пираты озадаченно поморгали – и вытащили из чехла для лэптопа армейскую фляжку.

- Сначала обмоем знакомство!

Мальвина из вежливости пригубила – и пошла плакаться НачИнфу:

- Они какие-то уголовники! Наверняка отпущены из уже тюрьмы на еще поруки!

НачИнф, мужчина конкретный, зашел в комнату совещаний, взял пиратов за шкирки, подтащил к исходной позиции, то есть входу в больницу, и радушно объявил:

- Проникаем!

Пираты, зеваючи, недовольно переглянулись.

И тут случилось чудо.

Больница гордилась своей поступью на шоссе технологического прогрессы - и уже год как была безбумажной. Забредший в стены пациент приглашался к любому из киосков, где вводил свою инфу и получал инструкцию, куда следовать дальше и где его уже теоретически ждали со всей его болезненной историей на компьютерном экране.

- Ой, нельзя, нельзя! – дурашливо запричитал толстяк.

А тощак логинулся в киоск свежим пришельцем. Спустя минуту вывел на злопамятный экран список всех юзеров-шмузеров, работавших на этом киоске в течение последнего месяца. Пританцовывая, перекачал инфу себе не лэптоп и еще через минуту расшифровал все их зашифрованные пассворды.

Затем из того же киоска, получив права его администратора, логинулся в рабочий комп техподдержки. Проделал ту же операцию с раскодированием пассвордов. И – нежно улыбнуся НачИнфу:

- Бинго-шминго!

Лицо НачИнфа уже покрылось известковой патиной, потому что на экране высветился его собственный логин с супер-правами на все больничные сервера и сверхсложный пароль, придумкой которого НачИнф особенно гордился.                                            

Исполнив дуэтом танец умирающий лебедей, хакеры играючи расщелкали суперпароль НачИнфа, вошли в домейн-контроллер всемогущими администраторами, которые могли теперь за секунду безвозвратно порушить все больничные компы, - и после звучного одновременного зевка торжествующе объявили:

- Вуаля!

Весь взлом занял у полуподростков двенадцать минут.

Мальвина блюдцела на них с ужасом, постепенно переливавшимся в восхищение.

- Продолжайте, ребята, - мрачно буркнул НачИнф. На лице его высвечивалась сложная спектровка чувств – негодование, уважение, стыдобень, страх увольнения за хлипкость сетевой безопасности и надежда на то, что теперь компы в его больнице будут защищены надежнее, чем в ЦРУ.

- Мы этим с младенчества шалим, - заутешали пираты. – Нам сеть хакнуть – что высморкаться...

На протяжении вынужденно-шедро проплаченной больницей недели компьютерные пираты хакали направо и налево, и по отдельности, и опять всех вместе взятых, и кого только не.

- Вы нам расскажите, как от вас защититься! – требовала Мальвина, выполняя поручение руководства и особенно законфуженного НачИнфа.

Но пиратам зашишаться было неинтересно, их азартил только взлом. Они охотно брали Мальвину с собой на очередной рейд, потрошили какую-нибудь радиологию, а потом заказывали пиццу с колой и под крики видимо певца Джей-Зи излагали Мальвине свои взгляды на историю и методы хакерства.

А порой и танцевали поочередно с раскрасневшейся Мальвиной, припадая вместе с ней как бы по неловкости к стеклянной стенке офиса.

Мальвине работа с хакерами, похоже, нравилась все больше и гуще.

- Шабаши вместо вдумчивого анализа, - неодобрительно бурчал НачИнф, но помалкивал и ждал, когда же хакеры наконец подскажут, как сделать его компьютерную сеть непробиваемой.

Лишь виртуальный сервер Сержа взять приступом хакеры почему-то не смогли.

- Джедаи не сдаются! – гордо шептал Серж каждое утро, вступая в очередную вируальную битву с пиратами, отслеживая их наследеж и ставя проникантам новые барьеры.

- Хорошая у вас больница! – заудивлялись взломщики. – Хакебельная, но с изюминкой!

Возможно, Серж бы и не стал возиться с защитой своего хозяйства от пиратского налета.

Да уж больно много внешне приятного времени стала проводить Мальвина в совещательной комнате с лоботрясами. Уж больно задушевно и неразлучно троица стала смотреться на второй день проекта. Уж больно много пиццы Мальвина ела с руки тощего, колы пила из банко толстого.

И главное – то и дело танцевала с оглоедами под их ужасную музыку, словно была не на службе, а на вечной вечеринке без утр и похмелий.

Затянуло, словом, аналитика по сетевой безопасности в небезопасный омут.

Но не все была скотам масляная халява.

Больница уже была хакнута без остатка, а сервер Сержа стоял, как ни в чем ни бывало.

- Джедаи так просто не сдаются! – загадочно улыбался Серж Мальвине, которая, словно оснувшись от заколдовья, таращилась на него, как на непобежденного рыцаря с обнаженным мечом на верхотуре последней башни крепости, в которую еще не проникли ордогниды.

Обиженные пираты приступили к яростной осаде.

Да закавыка топорщилась в том, что какие бы пассворды они в виртуалии Сержа ни отлавливали и расшифровывали, никакого проникновения проделать не удавалось.

- Ну и ну его, гада, - заныл толстяк. – Уважим коллегу, оставим непроникновенным.

- Именно из уважения, - мрачно возразил тощак, - мы и должны посвятить ему свое дракоценное время и хакнуть вдрызг, как положено.

Уж они и программу засадили Сержу в вирутальный сервер, которая подавала им пассворды, как на тарелочке с голубой каемочкой, и тотчас осуществляла проникляж – да дудки.

- Вы нам отчет напишите, как от вас защититься! – напомианло-негодовало руководство. – Бросьте с виртуальным сервером бороться!

Но пираты своих секретов выдвалать не хотели. Взамен ссылались на нехакабельность Сержа, которую они считали своим долгом извести.

- Дай им хакнуть тебя, и пусть пишут, как создать от них защиту! – приказывал Сержу НачИнф.

Но Серж, отдавая честь под виртуальный козырек, и не думал сдаваться.

- С его это ты решил, что ты круче? – хмырился на Сержа толстяк. – И не таких хакали!

- Молодец, уважаю коллегу, - бурчал тоший. – Но мы тебя все равно, потому что как же.

Мальвина при встрече с Сержем помещала его рыцарский образ в прямиком в сердцевину своих глащих-блюдец и гордо кушала его там без приправ.

Настал последний день консультантского хаканья.

Пираты притащили особый, легендарно-дракоценный диск, который им срочно по мольбе выслал возможно из Филлипин всемирно знаменитый хакер по кличке Кукушка.

Вставили диск и поехали брать последним приступом сервер Сержа.

Серж, побелев от счастья, отслеживал попытки.

Пираты сражались с ним три часа, но даже волшебный диск им не помог.

Вируальный сервер Сержа так и остался нераспотрошенным.

- Иди к нам работать! – мрачно продложил толстяк. – Жить будет весело и на грани нарушения законодательства, то есть делай, что хочешь. Никаких секретов в мире от тебя не будет, только не оставляй следов...

- Коллега, как же вы нас уели? – спросил, прочувствованно пожав руку Сержу, тоший.

- Да я просто такую программку залудил, - смущенно прошепал Серж, - которая создавала одноразовые логины и пассворды на лету, по вызову. Их-то вы украдывать как раз насобачились. Но вот того, что эти одноразовые пассворды автоматически менялись при логине на другие, автоматически сгенерированные на основании моего собственного алгоритма, даже диск Кукушки не смог распаролить...

Прощаясь, пираты долго лобзали-тискали у входа Мальвину, обнмались с охраной, которой они подарили кучу айфонных игр с перестрелками и камерами пыток, отбивались от безутешного НачИнфа:

- Дошлем документацию!

Сеть больницы лежала в руинах. Пути врага-прониканты были ясны. Но вот как защититься от таких же паршивцев, как они,  консультанты так и не показали.

Увильнули и не раскрыли толком ни одного хакерского секрета.

На совещании по итогам разрушений невысокое высокое руководство устроило взбучку и НачИнфу, и особенно Сержу, который своей непроникновенностью отвлек пиратов-консультантов от главной задачи – росписи стратегии сетевой защиты.

- Вот так всегда – делаешь лучше, а выходит хуже... – безутешно прошептал Серж, как бы объясняя свою нелюбовь к реальной реальности.

Начальство уже начало сообщать, что оно лишит Сержа кварталки, как вдруг с ангельским перезвоном откашлялась Мальвина.

Смущенно улыбнулась, лукаво повращала блюдцами.

И начала раскладывать перед невысоким высоким начальством распечатки.

В распечатках лазерно-черным по глянцево-белому струились-перечислялись все коды, методы и секретные трюки хакеров, которые они так ревностно скрывали.

- Как же это? – прозревательно изумился НачИнф.

Оказалось, что хакеров хакнули.

Танцуя и попивая колу с безобразниками, Мальвина не теряла времени даром, а незаметно собирала-копировала их программы, коды, пароли, адреса, явки.

Как защитить сеть, теперь было яснее простого и проще ясного.

После ревностного расследования корней удивительного явления открылось, что пришла в больницу Мальвина из армии.

Где работала в разведке.

Сначала обычной, а потом компьютерной.

В чине капитана.

Так что владела она весьма разнообразными методами информационной защиты, а никто и не подозревал.

Назавтра после уезда пиратов-хакеров Серж по обыкновению притормозил с утренней чашкой джамайского кофе «Синие Горы»  возле кьюбикла Мальвины

Прежде он, попивая зелье и стараясь не обидеть в целом приятную, хоть и туповатую девушку, в ходе непринужденного трепа открывал ей секреты виртуальной реальности, в которой мотал земной срок.

Но на этот раз язык не вздымался чушить.

Серж молчал.

Мальвина подняла на него бездонные глаза-блюдца, и в них вдруг прочиталось ответное желание начать открывать Сержу секреты реальной реальности, от которых он всегда убегал и перед которыми испытывал ужасный ужас.

Серж в панике глотал обжигающий кофе, и неминуемый ответ медленно вызревал в его подслеповатых, набиравших незнакомой глубины глазах.



Comments

уууу, какая прелесть!))))
лягушечка в крынке с молочком все била и била лапками, неужто сметанку набила, сама того не подозревая...
Прекрасное.
Субстантивация уморительная. И это гомеровское, медно-острое всё))
лучше не скажешь, вот спасибо-то
Здорово!!
рад порадовать
Ай, как хорошо!
Продолжение последует?
хм, я еще не думал. серию, что ли, попробовать залудить, а какие сюжеты видятся впереди, не подкините ли идейку-другую, раз пошла такая пьянка
О, как много новых интересных слов-паразитов! Ура, это обжираловка просто! Но вот что же такое - претяшность?
это от pretty - симпатяшка, помните фильму Pretty Woman?
Какая роскошная история!!!
тужимся, да, спасибочки
Ай-яй-яй!
Слишком хорошо! Просо вот не верю :-)))))
Но хорошо-то как! Ах, Мальвина!
вот пыжишься все время, а потом неизвестно почему что-то нравится вдруг. Что не нравится - понятно почему, но наоборот - решительно непонятно, наугадно как-то
Спасибо,порадовали)))
так завсегда рад сам, только бы кто объяснил раз и навсегда, как...
да, внешность порой бываeт обманчива:)
так ведь и внутренность, вот ужас, тоже предательна, инопланетная вы наша аленушка...
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
Как романтично! :))
где же еще романтике расцвести, как не в компьютерных сетях
щикарно :)
тщимся угодить почтенной публике
Замечательно. Спасибо, порадовали! Продолжение, упомянутое выше, хотелось бы.

Вируалия - Виртуалия?
виртуалия, ага,так и не обзавелся русским спелл-чекингом, а насчет продолжения подумаю, хотя они редко удачатся...
персиоквой

Хорошо. Хотя намёков многовато.