?

Log in

No account? Create an account

Колесо истории

Впервые Колесо истории покатилось на моих глазах солнечным сентябрьским днем девяносто первого послепутчевого года.

Колесо проскрипело по седьмому этажу административного здания ТЭЦ-21 Мосэнерго мимо планово-экономического отдела, где я работал - и вломилось в обитую жестью дверь с сигнализацией и прорезанным в середине оконцем.
 
Дверью заведовала такая Любка, числящаяся лаборанткой химцеха. На самом деле Любка распоряжалась привинченной к полу копировальной машиной, похожей на трактор. Чтобы сделать копию любой бумажки, нужно было заполнить другую бумажку и подписать ее у начальника производственно-технического отдела. Любка была важным человеком с ключами и сигнализационным кодом.
 
И вдруг колесо сбило на железной двери амбарные замки, разлохматило панельку сигнализации и оставило неунывающую Любку с глупой  ухмылкой, надолго приклеенной к растерянному лицу.
 
Затем колесо чуть развернулось к другой двери, за которой сидела серой мышкой еще одна химцеховская псевдолаборантка - такая Наташа.
 
В отличие от простоватой такой Любки, такая Наташа не ленилась круглый день выражать утонченное презрение к роду человеческому, и неспроста – ее хлипкая, из спрессованной древесной стружки, дверь была несравнимо могущественнее Любкиной железной.
 
Ибо являлась дверью парткома.
 
Когда колесо вломилось в ее дверь, такой Наташе пришлось сменить безразборное презрение на сложное радушие ограбляемого.
- Возьмите хоть что-нибудь! Жалко ведь! – взывала она с порога.
Я по-соседски внял призыву.
- Макулатурная машина ждет! – объяснила такая Наташа.
 
В огромном пространстве над станционной столовой, где много лет одиночничала
Наташа, колесо истории погуляло на славу. Шкафы лежали на боках, из их вспоротых брюх тянулись кишки собраний сочинений В. И. Ленина., Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Реберными осколками рассыпались издания «Книжки партийного активиста» и «Спутника партгрупорга» с 1970 по 1990 годы. Скисшей печенкой лежала нераспечатанная связка «Избранных речей и статей В.В. Гришина». Являя картинки поруганного несемейного счастья, топорщились домиками фотоальбомы к 70,75 и 80-летию основания компартии...
Брать было в общем-то нечего.
 
- Хоть что-нибудь! - умоляла Наташа пропахших креазотом подрядчиков.
Я полистал научный труд «Праздники, ритуалы, обряды в трудовом коллективе»,
углубился в гулкие разделы «Коммунистический субботник – праздник труда», «Сабантуй – праздник плуга», «Посвящение в рабочие», «Проводы призывников в Советскую армию»...
 
- А на выкройки! – вдруг сообразили малярши из ремонтно-строительного цеха – и бросились разбирать плакаты Политиздата.
- ...И если бы погасло солнце вдруг,
То сердце коммуниста бы светило!.. – успел прочитать я под ускользавшим яснолицым плакатным рабочим с лучам в груди. - ...Старый мир, неизлечимо хворый!
Свет не заслоняй! Посторонись!
Есть такая партия, которой
По плечу построить коммунизм!
 
Идеи стали рождаться одна за другой.
- Протоколы не дам! Это документы! – встала на защиту святая святых Наташа. – Пусть идут в макулатуру нетронутыми...
Слесаря цеха централизованного ремонта нерешительно переглянулись и вместо протоколов стали перегружать в мешок собрание сочинений Маркса-Энгельса.
 –На детективы обменяем! Двадцать килограммов за талончик на один том! – поделились они со мной радостью. - Не настучат?
- Пора наконец взрослеть... – обреченно подумал я. – Надо писать детективы...
 
Посреди разгрома теснили друг друга начальник производственно-технического отдела и председатель недавно организованного на электростанции кооператива.
- Мне директор обещал! – горячился начальник отдела. – У меня чертежники, как сельди в бочке, бока в синяках от кульманов!
- Тебе обещал, а мне – выделил! – зло улыбался председатель. – Вноси, мужики!
 
В бывшем парткома появилась стильная финская мебель.
- Стол – к окну! - частично восстановив презрение к миру, начала распоряжаться такая Наташа
Шепотки прояснили, что и макулатурная машина была от кооперативщика, торопившегося занять помещение. Такая Наташа была уже уcпешно переведена в кооператив - и со своего прежнего места передвинулась лишь на дополнительную ширину финского офисного стола.
 
Начальник производственно-технического  отдела помычал в бессильном отчаянии  - и с горя сунул в карман фарфоровую фигурку В.И. Ленина, изучающего разворот «Правды».
 
Третий за год парторг, уже предусмотрительно-освобожденный, заглянул в дверь с бегунком в руках.
- Напрасно, товарищи, еще горько пожалеете! – пусто пробормотал он - и отбыл в отел кадров завершать оформление документов для двухгодичной командировки в Турцию.
 
Я увидел, как колесо истории вдруг вскочило на одиночный томик у окна, весело покрутилось на нем и спрыгнуло прочь. Я поднял книжный кирпич. Это была  «Краткая история КПСС».
Окей, подумал я, эта история и впрямь оказалась сравнительно краткой.
И взял книжку на память.
 
Как всегда в обстановке ажиотажа и погрома, я продешевил.
Выяснилось это спустя восемь лет дома у заведующего Славянско-Балтийским отделом Нью-Йоркской Публичнй Библиотеки.
 
Я помогал заведующему отшлифовать его доклад на русском языке перед грядущей конференцией в Москве, когда вдруг увидел на тумбочке за столовыми приборами Николая Второго фарфорового Ленина с «Правдой». Точно такого же, как в разгромленном ТЭЦ-овском парткоме.
 
- Раритет, – гордо похвастался заведуюший в ответ на мой вопрос, что среди его бесценного антиквариата делает Владимир Ильич - и почем он. – Скорее всего, не менее двух тысяч долларов!
 
Я удивился, но спорить не стал. Только пожалел, что при расчистке парткома свалял дурака. А в Америку по настоянию мамы привез с собой огромную сумку гжельских поделок, которых в Нью-Йорке оказалось полным-полно на каждом сувенирном шагу.
 
Фарфоровый Владимир Ильич взлетел из князи в грязи и обратно почти так же быстро, как царские чашки. А  вот Гжель как была, так и осталась недорогим наивным народным промыслом на привезенной украинской глине.
 
Колесо истории в такую глухомань, видимо, попросту никогда не заворачивает.

Comments

"Znal bi prikup..."

Odno mogu skazat - kak xorosho, chto za ocherednim vitkom etogo kolesa istorii mi nabludaem uzhe otsuda...
Мило.
умиляемс почтенную публику, ага
Kak est...
а я бы поехал-постоял на Болотной, а чо, ежли была бы возможность
I'm really afraid of crowds, never liked any kinds of them - either 7 of November in the childhood time, Tiraspol-Pridnestrovie meetings of 91.

Living in Israel you learn quick, that terract is more prone to happen in crowds, so I try to stay away:-)

We don't attend local fair for the same reason. I have not been to Orlando yet...

But it's just my personal "tarakani", I'm not the revolutional type.

I truly believe their no good policitians, in every country and in every time...
как жаль, что я не видела...
трудно теперь объяснить, что не было, ну не было у нас копировальных машин
а были эти монстры
но главное, что любое что-нибудь размножить должен был чуть ли не первый отдел подписать
и что поэзию и самиздат...Эрика берёт четыре копии...
мне самому трудно уже представить, что копировальный трактор был секретным объектом, а вот поди ж ты. Может, из-за рассекречивания копировалок все и повалилось...
плюс Интернет...
а вот если бы каждый пост или емаил нужно было визировать в пяти отделах...:)))))
Срочно запасайся фарфоровыми статуэтками Бритни Спирс. Лет через 50 знаешь какой раритет будет? Только расписанные под гжель не бери!
а что, в Гжели наверняка знают про Бритни, но только они скорее Аллу Борисовну или группу Виагра изваяют...
как раз Бритни Спирс, расписанная по гжель, и будет самым крутым раритетом:)
лучше всего у нас получается писать мемуары про разгромленную юность. Легкая лиричность, смешанная с искрометным юмором по поводу кафкианского быта вызывает смех и слезы у замшелых знатоков и приступы недоверия у бездумной молодежи. Боюсь ей, этой молодежи, недоступны - чего там по тексту - бури жизни, а гром ударов их не пугает, потому что они идиоты, пороха не нюхавшие и ксерокса не видевшие.

Скоро нас посыпят нафталином вместе с нашим искрометным юмором. Печально.
печаль - эмоция rather индивидуальная, я предпочитаю пастись на более стадной ниве бездумного озорства
Андрей,откуда в последнее время столько пессимизма?
Да так. Мы столько помним ненужного. А никто ведь не верит. Вот коммунисты как неплохо сработали. Тьфу-тьфу, не к ночи будь помянуты.
не, я веселенький, только вот никто книжек не издает - неужто надо опять строй в стране поменять, чтобы опять издаться...
Ой, совпало)Это я другому Андрею написала)Который мрачно прокомментировал..
А Вас,Андрей,я в пессимизме не могу упрекнуть)
Вы - молодец)
Я в 92 тоже заведовала такой дверью, как Любка, будучи студенткой)
И да, что бы отксерить одну бумажку, нужно было две испортить разрешениями)
это были важные, почти государственный люди при секретной миссии, и куда только все прошло-все умчалося
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.
:) но есть еще где-то томик с краткой историей КПСС:)или нет?
не, скучное оказалось чтиво, в многочисленных переездах пало жертвой ограничений пространств

Добрая песня!