?

Log in

No account? Create an account

Глобальное потепление на восемь кьюбиклов

Американцы, как правило, не то, чтобы прижимисты, но по-протестантски рачительны. Например, удерживать в доме зимой тропики дорогого стоит. Несведунцы часто удивляются, чой-то америкосы такие отмороженные, прыгают без шапок и сидят на бетонах без страха попопротстуды и менингита, а секрет в цене на топливо.
Температурной кнопочкой на стене диктаторил ветеран Фред, выросший в канадообразном Баффало. И не его вина, что концепция холода была ему недоступна, и ходил он на работу зимой и летом одним цветом, то бишь в рубашке с коротким рукавом.
Никто не роптал, а несогласные утеплялись, как умели. Шанхайка Сьюзан, например, куталась в мохер и обнималась с печкой.
- Ты должен любить холод, ты же из Раши! – радушно зазывал меня в ряды отмороженных Фред.
Я вспоминал долгие ожидания промороженного троллейбуса на продувном Коровинском шоссе города Москвы во время тридцатидвадцатиградусного мороза - и лишь криво улыбался в ответ:
- Как ты думаешь, от чего я сбежал из Раши в теплые края?
Температурный путинизм в нашем зальчике кончился с приходом индуса Бахмаджана.
Зальчик наш окончательно оформился в мини-проекцию Организации вынужденно-объединенных наций, ибо размещал теперь в своих стенах по лучу компьютерной мысли от Китая, России, Мексики, Израиля, США, Одессы - и Индии. Пустой кьюбикл резервировался для инопланетян в виде вендоров и консультантов.
Бахманджан пришел к нам прямиком из глухой деревни в глуби Индии, по моему подозрению, той самой, в которой родился Маугли и втихую, неторопливо и без сглаза, зарождались две мировые эпидемии чумы. Английский он выучил только в двадцать лет, в большом городе, куда пришел босиком. Но шестеренки у самородка вертелись здорово, так что в тридцать пять он уже сидел в нашем при-нью-йоркском кьюбикле в зимней куртке, мелко дрожа и не попадая зубом на зуб.
Если они уже завелись, то не изведутся, и будут только умножаться, злобно процедила неполиткорректная Элизабет, которую уже дважды сокращали с прошлых работ ввиду аутсорсинга в как раз Индию. И, как все неполиткорректники, оказалась права.
Вскоре в кьюбикле для инопланетян самозародился консультант Рахмаджан, застенчивый пожилой юноша в живописнных прыщах.
- Я студент, у меня виза истекает,  откликался он на все вопросы одной и той же жалобой. – Может, знаете, как помочь?
Однаждый в разгар рабочего дня я вдруг почувствовал незнакомый жар и снял свитер. Потом вспотел. Мысли плавились и растекались. Я в ужасе метнулся к кнопочке на стене.
Власть в офисе поменялась. Бахмаджан и Рахмаджан, стащив верхние одежды, озорно улыбались и воинственно потрескивали костяшками пальцев. Температура вместо фаренгейтовских 64 стояла на 84-х и ползла дальше наверх. Фред, краснее красного комиссара после пьянки и бабы, пучил позеленевешие зенки и засовывал в набрякшие теменью подмышки салфетки. Но роптать даже и не думал, ввиду то ли проклятой политкорректности, то ли мученической протестантской этики.
Разумеется, мы с Судоводом начали портативную партизанскую войну, и едва индийские товарищи удалялись на совещание или обед - подкрадывались к температурной кнопке, точно орлы Ковпака к железнодорожным рельсам.
- Ты же любишь тепло! – недоумевал, наблюдая за нашими рейдами, Фред.
- Видимо, я люблю только то, что наоборот и чего нет, - пожимал я в ответ плечами. – В морозных обстоятельствах жить не могу без тепла, в тропических – без мороза.
Сьюзан поставила рядом с печкой переносной кондиционер, а в ноздри уткнула твердую струю пара из ультразвукового увлажнителя, который постоянно перещелкивала то на охлаждение, то на обогрев.
Победить многовековую индийскую культуру нам оказалось не по кишкам.
Вскоре нашу комнату прозвали «Маленький Мумбай» и стали заходить на огонек, то есть чтобы погреться.
- Достигнем компромисса, товарищи! – закомиссарил я на очередном совещании. – Половина нашей комнаты страдает от жары, другая – от холода, третья сама не знает, чего она хочет. Встретим друг друга на полпути, на семидесяти четырех градусах по фаренгейту!
Увы, компромисс не сработал. На среднем градусе мы прожили лишь полдня. Индусы зябли в свитерах, Фред потел в маечке, Сьюзан трещала всеми приборами по очереди. Никто не был счастлив, мира под метафорическими оливами не миражило и в помине.
Тихой сапой температура в офисе опять поползла навстречу термоядерной реакции.
А тут в конце октября по Нью-Йорку ударил «норзистер», природный феномен - результат встречи снежной бури почему-то с юга и яростного ветра почему-то с севера.
- За окном снег, папа, - задумчиво поглядел на меня утром Маг. – А ты оделся, как на курорт. Как ты думешь, мне легко расти в семье, которая такой дурак?
Я тщательно застегнул пуговицы на рубашке с коротким рукавом и утвердил на лице мудрую полуулыбку. 
- Мир наш полон сказочных чудес, - напомнил я Магу.
Пополудни я взял у секретарши секретные ключи проник зал бывшей прачечной, которую теперь перестраивали под единый зал-концлагерь АйТи департмента.
- Кнопка контроля температуры в зале будет за твоей головой, Шалайла! – поделился я с секретаршей итогами разведки. – Ты будешь самый главный человек в отделе!
Дочь лесного вождя из глубинки Ганы белозубо улыбнулась.
- Ты какую температуру больше любишь, Шалайла, мне какой одеждой запасаться?
Краса африканских джунглей загадочно потянулась и сладко проворковала:
- Порой я скучаю по родному зною и дышать не могу без родной жары. Но я иногда, когда моя секция «Полярных Медведей» долго не может собраться, мне так недостает холода...
Я понимающе, весело и безнадежно, кивнул ей в ответ.

Comments

Да все беды у вас там от Фаренгейта! В Цельсии ваше общее спасение
у нас тут тоже особый путь и аршином нас не измерить, ага
Когда-то давно наблюдал бенгальского мущщину, зимовавшего в Хабаровске - у открытой духовки.

Спасибо))
чтобы в ихней жаре выжить и процвесть, нужно развить особые таланты организма, так что понять страдания бедолаг в наших морозах несложно
А в Кельвинах что 64, что 84, все один комфорт :)
кельвины - это правильный наш ответ метафорическому чемберлену, ага, все равно все кельвинами и завершится
где Кельвин, там и Хари. Тут главное не испугаться.
Весело там у Вас.
Я слышала от подружки, про ее муки в офисе. Мама руководителя компании "умывается' очень противными духами, и у сотрудников выбор: либо терпеть, или менять место работы.
хорошо, у меня обоняние отбитое, а запахо-неженки оченно страдают по всей здешней стране, ага
Температурные предпочтения - дремучий лес.
Не забуду как в Швеции, южноафриканцы сидели в помещениях теплых пуховиках, и напоминали ходячий склад теплой одежды, а северный швед бегал по улице в маечке и удивлялся как можнно жить в такой жаре, когда температура ниже +2 (Цельс) не опускалась. Вон даже на озере лед подтаял.
а я всю жизнь жалел шведов, вроде люди хорошие, а какая им холодная земля досталась. видать, и они адаптировались
Oooo, bolnaya tema pro officnii A/C control:-)

Mne tozhe amrikanzi govoryat "Ti zhe iz Russia, dolzhna lubit moroz..."

Vot kak v zdanii, gde sidyat 300 ingenerov, A/C vsegda xrenovo rabotaet?

Utrom - normalno, posle obeda - zhara...
почему русские должны любить мороз и водку - решительно непонятно, стереотипы...
Pri chem, kak baranam, tverdish - Moldova - south of Russia, the climat is just like North Carolina...Net, moroz, vodka, medvedi, matreshki...

K sozhaleniyu, mi dazhe v predelax odnogo doma dogovoritsia ne mozhem - muzh/sin za xolod, mi s dochkoi - za teplo...
Когда иммигранты перебираются в Оттаву, они уже привыкают к местному климату - более-менее. Но В Монреале, где полно именно свежих иммигрантов из всех мыслимых мест, я всегда балдела от того, что глядя в окно на прохожих , никогда не было возможно определить, что же мне одеть на улицу - одни в зимней куртке, закутанные по самые глаза в теплые шарфы, а другие в топиках с тонкими бретельками. Особенно тяжко было в межсезонье.
я эту мешанину в одеждах вначале принимал за показатель свободы, потом погодной глупости, а ведь и правда - люди просто из чертеоткуда и одеваются чертекак
больная тема, мерзну в техасе ))))) тут 60 фаренгейт выставляют, а мне нужно как минимум на 20 выше, чтоб перестать дрожать
техас мне показался таким жарким, таким домашним... всем выставляющим колорадские температуры позор
пожалуй, это изумительно :)
пожалуй, все-таки нет, а так себе...
В нашем тоже «канадообразном» городе летом народ ходит во вьетнамках, потом осенью делает перерыв, а как снег выпадет, опять во вьетнамки переобувается. Парадокс.
что-то в этом есть, я вот тоже обиндусился и выбегаю на ноябрьскую стужу босопятым в пляжных тапочках, мазосласть
хорошо хоть не запах табака, в недалеком прошлом светский тон на некоторых работах задавали стильные курильщики, вот где была задыхаловка