?

Log in

No account? Create an account

Займи кухню

Американские кухоньки - крохотулезные. Годны только для стряпни-разогрева. Стола для заседаний по политическим и культурным ширям в них не втиснуть. А для пожрать обычно огорожена зона на выселках, dining area.Порой после безотпускного лета, тоскуя по неуловимому синепернатому счастью или призраку коммунизма в образе всевключающего круизного  буфета, я начинаю ощущать в животе революционную ситуацию - и толкусь на кухонной линейке гуще обычного.
- Мешаешь мне жить! – обижается Семейный Менеджер.
На узкой кухонной линейке двум не разойтись, а от попотрения высекается искра социального протеста.
И вот я уже не могу сдержать гастрополитического порыва к закусочной справедливости. Меня в семье – 25 процентов, напоминаю я, и узурпировать народное благосостояние, пораззапрятанное на кухне, никому не удастся.
У меня нет конкретных требований, программы ужинов или лидирующей тяги к какому-то блюду. Мною движут лишь общеабстрактные желания справедливости, за пожрать и одновременно чудесным образом за похудеть.
Вскоре к моему диверсантскому движению присоединяется легкий на подъем демократический молодняк четырех и десяти лет, одержимой идеей найти конфеты с прошлогоднего Халовина.
Так появляется наше массовое семейное движение Occupy Kitchen – Займи Кухню.
Плагиаторы из интернет-групп – от Occupy Wall Street до Occupy Tundra - толкутся сейчас на площадях и скверах мира, даже не подозревая о том, что их движение началось на нашей отдельно взятой кухне – и путем флюидного заражения раздрызнулось по ноосфере.
Мы не разбиваем на кухне палаток, только пасемся в ней и гадим самозабвенно, на то она и демократия. Крошки от печенья, лужи от бывшемороженного и пятна шоколада вскоре образуют на кухне культурный слой, свидетельствуюший о пребывании здесь цивилизации и живого.
Нас уже 75 процентов, и власть Семейного Менеджера в районе кухни потеснена. Четырехлетняя Принцесса работает вахтером, не пуская на кухню никого без билетика. Билетики в виде фантиков, впрочем, она выдает всем и охотно, а тех, кто отказывается –  догоняет и с ревом обилечивает силком.
- Может, вам приготовить чего новенького? – идет на якобы  уступки Семейный Менеджер.
Но беда в том, что мы и сами не знаем, чего хотим.
Теперь мы сами кухарки, управляющие кухней-государством, простирающимся от микроволновки до тостера.
Мы размораживаем замороженное и охлаждаем вялотеплое, заказываем пиццы-суши, потрошим коробки с печеньями.
Когда нас грозят отлучить от кухни под предлогом уборки, мы берем щетки и убираем зону нашей оккупации, после чего ее приходится убирать еще раз.
Наконец, перепотрошив все коробки с печеньем, разгрызя все мороженое и назаказывав всех пицц в округе, мы начинаем думать о своей конкретной политической программе.
- Чего-нибудь эдаконького! – формулирую я.
- Ищо марожанава! – формулирует демократический молодняк.
Внимательно выслушав наши требования, Семейный Менеджер нетропливо обдумывает ответ. И выступает с встречным предложением:
- Вон из кухни!
Мы переглядываемся. Семейный Менеджер все-таки знает, как что приготовить и сделать вкусно. Мы доказали, что не лыком шиты, и крутить нами, как взбрендится, не удастся.
К тому же рано или поздно Семейный Менеджер сам скажет нам, чего нам хочется. И это окажется чистой правдой.
Так что мы гордо освобождаем наш зукотти-парк и разбредаемся по диванам-коврам.
Но я лично не унываю и продолжаю борьбу с засильем профессионалов-управлецев в рамках смежного движения.
Так как результаты кухонного не заставляют себя ждать, я просто перемещаюсь и начинаю новое движение-  Займи уборную. Occupy the Restroom.
Все-таки тягу к свободе выражения невыразимого не замуторить ничем, даже свежепышными пирожками с курагой.


Comments

Prelest!

Kak budto pro nashu semiyu napisano... U nas mnogo takix occupantov doma, pravda kuxnia ne ochen malenkaya, stol na 12 chelovek pomeshaetsia.

Kogda vse 12 sadiyatsia, to togda v kuxnu uzhe nikto ne voidet, no tak ved i ne nado...
да, в нью-йорке быт покомпактнее будет...
Vse nashi druzia zhivut v bolshix domax, eto ya ne sdayus - mne xvataet ubirat i togo, chto est uzhe:-)

Naschet Occupy Restroom - eto klass!

U nas kogda-to vishel razgovor s sinom, v serdzax obozvala ego "zasranez", emu bilo 10 let togda i on chto-to otmochil, kak obichno...

"What is it, Mom" - sprashivaet...

Otvechayu - "this is a person that spends so much time on his potty"...

"Well, this job is already taken by Dad", - govorit sin...Nashi vse druzia etu istoriyu do six por vspominayut...

Eto odno iz gendernix razlichii - occupy restrooms. Ya prosto ne ponimayu, chto tam mozhno delat stolko vremeni?

Sin umudryaetsia tam pet...Muzh, malo togo, chto chitaet Business Week tam, s poyavleniem i-phoda i smartphona prosto tam zhivet...
а можно по пирожки с курагой поподробнее?))) И вообще, нечего кормить молодняк мороженым. Молодняк от этого болеет.
я не специалист по райским кущами и амброзиям, к сожалению рецепта не приведу, а про марожынаи нас никто не спрашивает, отдают приказ и устраивают адский ад, пока приказ не выполнится
ааа, так вот как это называется!!!!)))))
да, главное - займи жизненное пространство, а идеи приложатся
ну это далеко не все американские кухоньки крохотулезные:-)) У нас, видимо, разные представления о размерах американских кухонек:-)) Моя, например, 12х14 футов.
я хотел оговорить, что речь лишь о богемно-халявной нью-йоркской кухне идет,да поленился, да
замечательно!! как всегда! :)

неправда, конечно, и про каквсегда, и про замечательность - но до чего все равно приятность получается
это только в вашем никогда неспящем городе кухни такие маленькие.
а Семейных Мендежеров надо беречь.:)
лелеим, лелеим, в ЖЖ восхваляем...
"Это в комнатах у нас голодная демократия, а на кухне - сытый матриархат"
кухня вообще странное место, вот мы были на ферме 17 века, так на кухне черные рабы спали на мешках с соломой, тоже небось обсуждали, как бы справедливости добиться...

прелесть!

"Меня в семье – 25 процентов" - особенно ))

Re: прелесть!

с пузом - даже на полпроцента больше...
Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.