?

Log in

No account? Create an account

У амишей



В воскресенье утром амиши, захватив еду для общинной трапезы, посещали дежурно-переходную церковь, то есть очередную комнату для молитв в чьем-то доме.
Лишь одна амишевская развлекаловка для туристов в пеннсильванском графстве Ланкастер вопреки правилам крепкой веры работала.То ли хозяин прогулок на «багги», амишевской лошадиной повозке, заключил индивидуальный секретный контракт со всевышним, то ли он был не настоящим амишем, а ряженым.

Бизнес возле посадочного настила шел бойко. Ни одна из повозок-«автобусов» не уходила неутромбованной туристами, ни один из ста сорока долларов, приносимых каждой повозкой за получасовую тряску вдоль кукурузных полей, не пропадал.

Кучерил нашей «багги», понятное дело, не бородатый амиш-сектант в штанах с подтяжками и соломенной щляпе, а гололицый примодненный долговязик лет тридцати в джинсках, тенниске и бейсболке.

- Правую лошадь зовут Майк, левую – Айк, йа, - монотонил он, разгоняя повозку перед очередным подъемом. – Правая лошадь опытная, левая учится у нее, как поворачивать и все такое, йа. Лошадь весит тысячу фунтов и может утянуть три своих веса, йа...
Исчерпав лошадиную тему, долговязик переключился на виды на урожай зерновых и бобовых.
- Здесь кукуруза не поднялась из-за урагана, йа, - кивал он направо – и поворачивался налево. – А вот соя ничего, уродилась...

Одиночная туристка, вымазанная противозагарным кремом и потому похожая на ирокеза на тропе войны, не выдержала:
- Нужели амиши никогда на машинах не ездят?
- Если нужно далеко, просят неамиша подвезти, йа, - поведал долговязик. – Амиши никаких механизмов не признают, живут только тем, что сделано своими руками, самодостаточно. Даже велосипеды у них, как вы наверняка заметили, без педалей и сидений, а только с площадкой для ноги, то есть самокаты. Но вы не подумайте, это почти сознательный выбор. В шестнадцать лет, после восьмого класса школы, где они в дополнение к родному пеннсильванскому немецкому учат английский, у них начинается «румспринга». Им разрешается многое из того, что у людей вокруг. По воскресеньям молодежь собирается и поет песни, мальчики по одну сторону стола, девочки по другую. Обычно в двадцать один год амиши присоединяются к церкви и женятся. И тогда уже – все, никаких вольностей.
Долговязик  вдруг криво ухмыльнулся и поведал с внутренней яростью:
- Конечно, бывает, во время «румспринги» юноша-амиш начнет встречаться с неамишской девушкой. Но если у него только восемь классов образования, ломаный английский и никакого понятия о том, что он может делать за пределами своей семьи и общины, какой он представляет для девушки интерес? Она в конце концов скажет – нет, это не то, что я хочу!
И долговязик, отпустив вожжу из правой руки, исполнил странный жест – как будто смахнул со лба невидимую надоедливую прядь.
Возвращаясь к стоянке, долговязик задумчиво поведал:
- Когда-то и я ездил только на «багги», у меня была своя лошадь. Да, я из амишевской семьи, одно из гнилых яблок, как здесь говорят. Но зато теперь у меня триста шестьдесят лошадей под одним капотом, вон там!
И он с гордостью кивнул на пижонскую красную спортивную машину с белой полосой посреди, припаркованную у въезда на кукурузное поле. 
 
- Ну, и как тебе амишевская жизнь? – поинтересовалась Метида.
- Так как я вырос в стране социального эксперимента, я теперь против любых социальных экспериментов, - пробурчал я. – Хотя живут они на овощах и свежем воздухе долго, в среднем до восьмидесяти, несмотря на ужасные зубы...
- Амиши живут, как всегда жили, - задумчиво отозвалась Метида. – Так что скорее это мы, а не они – социальный эксперимент...
 
К воскресному вечеру мы осмотрели немало достопримечательностей в местных городках, носивших странные названия – Короле Пруссии (выросшем на месте таверны с одноименным названием в честь Фридриха Великого), Птице в Руках (выросшем на месте ночевки двух планировщиков местной дороги, которые предпочли «птицу в руке двум в небе» и заночевали в поле вместео возвращения в близлежащий городок), Интеркорсе (названного в невинные времена ввиду пересечения тут двух дорог) и Голубом Яйце (даже не хочу знать, как и в честь чего названного).
Мы побывали на фабричке по изговолению претцелов и научились крутить тесто так, чтобы вышел правильный крендель (согласно нашему гиду, три четверти претцелов Америки изготавливались в округе, и 80 процентов изготавливаемого съедалось тут же).

Отпробовали десятки джемов в магазине солений и варений, включая варенье из, например, помидоров.

Понаблюдали за надутием воздушного шара, хотя отпутешествовать в небесах неведомо куда, по прихоти ветра, не решились.

Посетили депо-музей с дюжинами древних паровозов и вагонов. Эпоха рельсов и внятных путей явно заканчивалась, на наших глазах...

Занесло нас даже в столицу графства град Ланкастер, некогда выпускавший самое большое количество зонтиков в стране, а ныне имеющий больше всего камер наружного наблюдения на душу населения в Америке, а также известный своими бандами и архитектурно восхитительной, в виде средневекового замка, тюрьмой.
Ужинать снова в приотельной харчевне блюдами местной матриархши бабули Смукер, явно лишившейся в старости зубов и потому оставившей после себя рецепты блюд переваренных, если не полуразжеванных, не хотелось.
Нам посоветовали фешенебельную брассерию, место здешних романтических встреч при камине и свечах.
И правда, в полупустом доме бывшего местного судьи, ныне французском ресторане, на высоких табуретах кокетничали двое. Судя по смушенным румянцам, искоркам в очах и хихишками, это было их первое свидание.
Дама лет тридцати с гачком, судя по бешеной завивке и макияжу, подготовилась к мероприятию основательно, с надеждой.
Кавалер, чуть помоложе, бравировал небрежностью манер и не снимал с лысины бейсболки с логотипом веб-странички MapQuest.
 
Я вдруг вспомнил, что град Ланкастер является еще и штаб-квартирой веб-службы Mapquest, с которой я распечатывал наши автомаршруты выходного дня, и которая нет-нет, да и заводила нас в глухие ненужные места.
- Это ты амиш, GPS никак не купишь, - поглядев на кепарь ухажанта, вздохнула Метида. – Вечно заезжаешь, куда не нужно...
Свидание наших соседей по каминному залу сначала катилось правильно и весело. Но после очередного речевого пассажа кавалера девушка вдруг разом помрачнела, заскучала. Кавалер сдвинул кепку на затылок. Хотя он и пытался и дальше шутить и развлекать свою визави, паузы в ходе ужина становились все длиннее и тягостнее.
Мы с детьми вышли в прихожую смотреть на аквариумных рыбок.
Дама выскочила из каминного зала следом, торопливо набрала кого-то на сотовом.
И вышла ждать в темноту у крыльца.
Вскоре в темноте, распугав сновавших в кустах кроликов, нарастающе заревел моторище.
Затем грохот оборвался, у крыльца гостеприимно чмокнула дверца.
Я поглядел в окно.
Это была модная спортивная машина, очень похожая на ту, которой хвастался утром наш «багги»-возница.
Дама впорхнула в салон, мотор взревел вновь, и авто прорезало на мгновенье столб фонарного света, позволив мне заметить белую полосу посередине, от багажника до капота.
Все еще не уверенный в том, что я видел машину, принадлещавшую нашему утреннему вознице, я с детьми вернулся в зал.
Раскрасневшийся кавалер в кепке, получив ведро пива, с горячностью кивал на дверь, за которой исчезла его спутница, и объяснял что-то сочувственному официанту.
В концу рассказа он вдруг повел бедрами и состроил брезгливую мину, довольно похоже изображая свою даму.
А потом, оставаясь в роли, неожиданно исполнил правой рукой странный жест – как будто смахнул со лба невидимую надоедливую прядь.
И добавил, передразнивая, писклявым голосом, невольно-громко:
«Нет, это не то, что мне нужно!..»
Мы с Метидой озадаченно переглянулись.
История долговязого кучера представлялась мне теперь совсем по-другому и о другом, чем прежде.
Вскоре нам наконец принесли горячее, и уже только светящийся треугольник на заднике удалявшегося амишевского «багги» на хайвее за окном напоминал мне о том, до чего редки и благословенны те, кто знают, куда они движутся и чего они по-настоящему хотят.




Comments

заповедник

как обычно, совершенно права Метида - про амишей, которые живут себе и живут, как жили всегда. а социальный эксперимент - это мы.

Re: заповедник

как все же они без мультфильмов и, кажется, шоколада выживают, мне все решительно малопонятно
мне не понятно, как они выбирают грань: что сделано человеком, а что нет
да вот, на примере велосамоката это отчетливо видно - почему-то колеса с подшипниками это амишекошерно, а приводная цепь - уже антибожественно - но, видимо, ученые умы изучили вопрос и приняли единственно верное постановление местного ЦК
о, оказывается я тоже где-то амиш! вон в профиле!
Спасибо, как всегда наслаждаюсь киномотографическим изложением.

ашипка

-мато-
амиши да хасиды - главная надежда человечества, да...

Надежыда таки на шо ?

Очень интересуюсь узнать, спасибо-пожалуйста.

Re: Надежыда таки на шо ?

ну, они вполне самодостаточны, выживут и без цивилизованных прибамбасов, ежли что, в пещерах там или лесах...
Очень хорошо Метида сказала. ...Но, к сожалению (а кому и к счастью), мы уже все эксперементозависимые.

Сцена со свиданием замечательная. Действительно всё так и было, ничего литературно не добавлено? :)

Извините, если Вас не затруднит, не могли бы ответить "Сколько примерно времени надо, чтобы осмотреть эту деревню?" Если мы приедем часов в 12, полдня достаточно? Поездка в деревню свободная или по времени и с гидом? Спасибо.
есть чуток литдобавки, не без этого. Там много что можно посмотреть, и в разных местах - на одну деревню для туристов с магазинами или одну амишевскую деревню хватит часа -другого, но нам 2 дней не хватило, чтобы все в округе осмотреть, что хотелось. Все разбросано в радиусе 10-15 миль. В воскресенье все амишевское закрыто.
"...Все разбросано в радиусе 10-15 миль. В воскресенье все амишевское закрыто."

Спасибо, теперь представляю масштаб.